7 Михаил Хазин / Джефф Томас. Три страйка – и ты выбыл! (Власть и общество)
Никогда мы не будем братьями

Три страйка – и ты выбыл!

Власть и общество

10.01.2017 19:30

Джефф Томас

84

Три страйка – и ты выбыл!

В девятнадцатом столетии американцы изобрели новый вид спорта – бейсбол. Когда-то воспринимаемый, как нечто вроде “крикета для бедных“, бейсбол в итоге получил международный статус, и в тот момент в каждой стране мира стало известно, что означает восклицание “Три страйка – и ты выбыл”: так говорят о человеке, который провалил дело.

Эта фраза частенько произносится в инвестиционном сообществе. Вы можете услышать, как один инвестор советует другому: “Не покупай эти акции. Эта компания недофинансирована, у нее плохой менеджмент и неустойчивый бизнес план. Против тебя будет три страйка еще до того, как ты начнешь.”

Если инвестор, выслушавший такой совет, достаточно мудр, то он, конечно же, обойдет стороной эти акции. И хотя впоследствии время может показать, что он был не прав, но на тот момент шансы на неудачу были настолько велики, что его поступок был единственно правильным способом избежать потери денег.

Но что делать, когда сама страна создает условия, при которых инвестор оказывается с тремя стройками против него еще до того, как он сделает свой первый шаг? Что, если некая страна вдруг принимает серию законов, таких драконовских, что, пусть инвестор и сможет выжить в конечном итоге, но на текущий момент его шансы сохранить богатство кажутся такими неубедительными, что в голову приходит лишь одно слово: “неизбежность”?

Прекрасный пример такой страны, которая по совместительству является родиной бейсбола, — это США. Еще недавно рассматриваемая, как “страна возможностей”, Америка испытала стремительный упадок, как и другие развитые страны, превратившись в юрисдикцию, в которой стало крайне сложно сохранить богатство.

Страйк номер один: Конфискация богатства

В 2010 году Американское правительство приняло объемный (2300 страниц) закон Додда-Франка. Было сказано, что этот закон положит конец чрезмерным рискованным операциям, которые привели к краху 2008 года. Хотя Конгресс мог поступить проще и переутвердить Закон Гласса-Стигалла от 1933 года (состоявшего всего из 37 страниц, и отмена которого в 1999 году привела к указанному выше краху), он предпочел Закон Додда-Франка. Глубоко внутри этого документа оказалось нечто противоположное тому, ради чего, якобы, и принимался данный закон. Он позволил американским банкам конфисковывать банковские депозиты – другими словами, он определил порядок бэйл-инов.

Хотя пока никаких конфискаций в США не было, пробный шар уже был запущен на Кипре в 2013 году, и с тех пор концепция стала понятной. И это означает, что средства доверенные любому из американских банков не находятся в безопасности.

Страйк номер два: Конфискация собственности граждан

Заявленная цель закона о конфискации собственности граждан – это возможность изъятия имущества у тех, кто каким-то образом связан с криминалитетом. В 1980-х Конгресс дал право органам правопорядка удерживать у себя средства от продажи изъятого имущества. В добавок к этому, традиционный принцип “невиновен, пока не доказана вина” оказался забыт. Теперь бывший собственник изъятого имущества сам должен доказывать, что его собственность не была связана с преступлениями. Если он не сможет сделать этого, то государство оставит себе вырученные от продажи его имущества средства.

 

Но применение этого закона не сосредоточено на богатых наркодельцах. В масштабе страны в фокусе оказываются простые граждане, которые ограничены в своей возможности подачи регрессивных исков. Обычно, таких граждан останавливают на улице и изымают их имущество (в основном, кэш) по причине несерьезного дорожного правонарушения. Еще один способ изъятия собственности: рейд в жилье. В результате полиция может забрать что-нибудь ценное, сказав, что это что-то “может иметь связь с преступлением.” И часто происходит так, что обвинения оказываются надуманными, а доказательства – неубедительными.

Обвиненный должен затем обращаться в суд для того, чтоб вернуть свою собственность, что случается не часто. Многие эпизоды не доходят до суда, а те, которые доходят, как правило заканчиваются урегулированием, потому что немногие могут позволить себе оплачивать судебные издержки. Злоупотребления стали нормой в некоторых юрисдикциях, и изъятия превратились в полноценную деятельность, которая измеряется сотнями миллионов долларов, из которых законным владельцам возвращается лишь малая часть.

Страйк номер три: Отмена свободы слова

В декабре 2016 года Конгресс США одобрил Закон о противодействии зарубежной пропаганде и дезинформации. Далее последовала телевизионная компания, рассказывающая, как “фейковые новости”, созданные Россией, помогли увеличить поддержку президентского кандидата Дональда Трампа, позволив ему в итоге выиграть у Хиллари Клинтон.

Это акт обеспечивает законные обоснования для учреждения оруэлловского “Министерства Правды”, которое будет бороться с “иностранной дезинформацией и манипуляцией”, якобы, угрожающей “безопасности” и “стабильности” страны.

Ни одно из правительственных агентств не было наделено обязанностью обеспечить соблюдение этого закона, а значит любое из них, решив, что опубликованная информация не соответствует их собственному взгляду, может предпринять действия. Эти агентства смогут наказывать “широкомасштабную дестабилизирующую иностранную пропаганду и операции по дезинформированию, направленные против нас”.

А теперь вернемся к нашему инвестору, который присматривается к стране, которая имеет против него все три стайка. Он потеряет свои деньги почти наверняка. Но что он сделает? Что ж, грустно это произносить, но природа человека говорит нам о том, что, вероятнее всего, он засунет голову в песок и оставит все, как было. Если он уже вложил деньги в экономику США, он, скорее всего, не станет ничего менять, надеясь на лучшее — к своему последующему большому разочарованию.

Исторически сложилось так, что, какая бы страна не докатилась до точки, когда ее правительство отменяет право собственности и свободу слова, большая часть граждан этой страны усаживаются в поезд, который везет их затем до самого дна.

Лишь немногие голосуют ногами и разбивают лагерь в других юрисдикциях, законы которых не такие драконовские. Почему-то, то, что легко понять в бейсболе, так сложно доходит до понимания, когда дело касается инвестиций и места жительства.


Оцените статью