О гибели украинской национально-государственной идеи

Эммануэль Макрон: эпоха народовластия закончилась   8

Власть и общество

07.09.2017 18:36  9.7 (17)

Тьерри Мейсан

10503

Эммануэль Макрон: эпоха народовластия закончилась

Выступая перед высокопоставленными французскими дипломатами, президент Эммануэль Макрон рассказал о своей концепции мирового устройства и о том, как он намеревается использовать вверенные ему властные полномочия. По его мнению, ни во Франции, ни в Европе больше нет народовластия и, следовательно, не существует ни национальных, ни наднациональных демократий. Не существует ни коллективного интереса, ни республики, есть лишь набор не связанных друг с другом вещей и идей, образующих общее благо. Отныне дипломаты не должны защищать интересы своих стран - они должны действовать во имя европейского Левиафана. Анализируя отдельные конфликты, Макрон обозначил также программу экономической колонизации Леванта и Африки.

В речи, произнесённой на традиционной посольской неделе, французский президент Эммануэль Макрон впервые после прихода в Елисейский Дворец коснулся вопросов внешней политики [1]. Всё в этой статье, что выделено кавычками, является цитатами из его выступления. Президент не дал характеристику современным международным отношениям и не определил, какую роль играет Франция в мире, а всего лишь заявил о том, как он намерен использовать этот инструмент.

По его мнению, Франция не смогла приспособиться к переменам, произошедшим в мире после 1989 г., - падению Берлинской стены, распаду Советского Союза и победному шествию американской глобализации. Но для того, чтобы перестроить страну, глупо исходить из концепции национального суверенитета. Чтобы идти вперёд, нужно воспользоваться имеющимися в распоряжении рычагами. Поэтому главным сегодня становится лозунг «Наш суверенитет – Европа».

Конечно, Европейский союз – это монстр, «Левиафан» [2]. Он нелегитимен, но становится таковым, когда защищает своих представителей за пределами ЕС. В современном формате он управляется франко-германской парой. То есть, только он, Эммануэль Макрон, и канцлер ФРГ Ангела Меркель управляют Европейским союзом. Так, отправившись с визитом в Польшу в качестве французского президента и с согласия своей немецкой партнёрши, которая с учётом исторического опыта не могла себе позволить в отношении Польши резких выпадов, выступал там от имени Союза, оскорблял Премьер-министра, и напомнил, что Польша не является суверенной страной и что она должна занимать в Союзе положенное ей место.

Вместе с немецким канцлером решено действовать по четырём направлениям: 
- защита трудящихся; 
- реформа права на убежище и сотрудничество европейских стран по беженцам; 
- определение торговой политики и инструментов контроля стратегических инвестиций; 
- Европейская оборона.

Упомянутые цели являются определяющими для каждого из государств-членов Союза, включая Францию. Например, постановления, принятые правительством по реформе Трудового кодекса, снижают права трудящихся согласно инструкциям, разработанным функционерами из Брюсселя. Европейская кооперация по беженцам определит для каждой страны минимальное число беженцев исходя из нормального функционирования немецкой промышленности [3], тогда как для Франции, входящей в состав шенгенской зоны, минимальное число беженцев будет определено реформой права убежища. Европейская Оборона позволит объединить армии Союза и коллективно интегрировать их в состав НАТО.

Для обеспечения ускоренного развития Европейского союза Франция и Германия будут создавать усиленные кооперативы по различным тематикам, выбирая партнёров как придётся. При этом будет сохраняться принцип единодушного решения, но только для избранных государств, что уже согласовано.

Связь между государствами Союза будет обеспечиваться на основе следующих общих ценностей: 
- «избирательная и представительная демократия, 
- уважение человеческой личности, 
- религиозная терпимость и свобода слова 
- и вера в прогресс».

«Избирательная и представительная демократия» будет применяться только на местном уровне (сообщества коммун и административные округа, а коммуны и департаменты должны быть упразднены), так как национального суверенитета больше не существует.

«Уважение человеческой личности, религиозная терпимость и свобода слова» должны восприниматься в смысле «Конвенции по защите прав Человека и основных свобод», а не в смысле Декларации 1789 г., упоминаемой в преамбуле Конституции.

«Вера в прогресс» позволит мобилизовать выходцев из Европы в то самое время, когда зажиточные страны большого Ближнего Восток в короткий срок были стёрты с лица земли, а проживавшие в них народы ввергнуты в каменный век.

Метод Макрона

Чтобы приспособиться к «многополярному и нестабильному миру» Франция должна использовать европейский инструмент. Учитывая, что о восстановлении франко-российского альянса, который был создан президентом Сади Карно и императором Александром III, не может быть и речи, так как Европейский союз представляет собой гражданскую прислугу военного Атлантического Альянса, недопустимо, чтобы французская дипломатия основывалась на Истории и ценностях.

Наоборот, следует играть роль «противовеса» в поддержании «связи с великими державами, стратегические интересы которых расходятся». Президент, заметьте, говорит не о том, что интересы, с одной стороны, Соединённых Штатов, а с другой - России и Китая расходятся, а о том, чтобы способствовать той связи, какую эти две державы должны установить с Соединёнными Штатами.

«Для этого нам необходимо … вписаться в традицию существующих альянсов и соответствующим образом выстроить альянсы, которые позволили бы нам стать более эффективными». Роль дипломатов, таким образом, состоит не в защите долгосрочных интересов Франции, а в том, чтобы чувствовать коньюнктуру и делать красивые ходы.

«Мировая стабильность»

С учётом установленных общих целей и вышеупомянутого метода их достижения французская дипломатия должна обеспечивать безопасность французов, внося свой вклад в «мировую стабильность», и завоёвывать влияние в мире, защищая «универсальные общие ценности».

Поскольку после падения Берлинской стены и потери национального суверенитета не стало обычного врага, Франции больше не нужна армия для защиты территории. Зато она должна противостоять необычному врагу – «исламскому терроризму», что требует укрепления полиции и сил быстрого реагирования, способных уничтожать очаги терроризма за рубежом: в Сирии, Ираке, Ливии и Сахеле. Разумеется, смена ориентира, а не вопрос бюджета вынудил президента Макрона отправить в отставку главу Генерального штаба. Так что осталось реформировать только полицию.

Франция продолжит защищать выходцев из мусульманских стран, поддерживая связь между исламистской политической идеологией и мусульманской религией. Она сможет таким образом присматривать за отправлением мусульманского культа, возглавить эту религию и влиять на верующих.

Борьба против терроризма – это, прежде всего, прекращение его финансирования, и Франция осуществляет это через многочисленные международные организации, с тем пониманием, что «региональные кризисы и расколы, расколы в Африке и расколы в мусульманском мире» тайно финансируются некоторыми странами. Однако, во-первых, терроризм – это не люди, а метод ведения войны, а во-вторых, террористические организации стали обильнее финансироваться после утверждений о том, что их запретили, поэтому не секрет, что этот механизм был введён не против Братьев-мусульман, а против Ирана. Хотя это никак не связано с финансированием терроризма, президент Макрон затронул вопрос саудо-иранских распрей и встал на сторону Саудовской Аравии, осудив Иран.

После атак на «наши интересы, наши жизни и наш народ» мир в Ираке и Сирии представляет «жизненный интерес для Франции». Этим объясняется изменение стратегии начиная с мая: безусловно, переговоры в Астане отстранили Париж, однако сегодня он «конкретными делами способствует продвижению ситуации» встречаясь один на один с участниками переговоров в Астане. Он убеждает всех придерживаться целей, намеченных в своё время президентом Обамой – запрет химического оружия и обеспечение доставки гуманитарной помощи в зоны конфликта. Наконец, Франция создала «международную контактную группу», которую возглавит Жан-Ив Ле Дриан на очередной сессии Генеральной Ассамблеи ООН. А возврат Сирии в правовое состояние «должен сопровождаться судом за совершённые преступления, включая и те, что были совершены руководителями этой страны».

Президент Макрон, таким образом, совершает поворот назад по отношению к предыдущим заявлениям. Речь теперь, как он это дал понять в своём интервью газете JDD, идёт не о том, чтобы принять Сирийскую арабскую республику и помочь ей бороться против ДАИШ, а о том, чтобы продолжить двойную внутреннюю игру: под видом гуманитарной помощи осуществлять поставки джихадистам вооружения для борьбы против Дамаска. Заявление о суде над сирийскими руководителями равнозначно заявлению о поражении Сирийской арабской республики, потому что никогда за всю историю существования человечества ни одно государство не обвиняло победивших генералов в совершении военных преступлений. Президент Макрон не уточняет, какой суд должен судить этих руководителей, но его формулировка напоминает план директора по политическим делам ООН Джеффри Фелтмана, которым в 2012 г. ( то есть до того, как война в Сирии распространилась на всю территорию) предусматривалось «осуждение» 120 сирийских руководителей. Этот план разрабатывал Волкер Петес под присмотром госпожи Меркель [4].

Что касается Ливии и Сахеля, президент Макрон вспомнил о своей инициативе на саммите в La-Celle-Saint-Cloud, когда он сблизил «ливийского Премьер-министра» Файеза Сараджа с главой «Национальной ливийской армии» Халифом Хафтаром. Тогда он заверил обоих в поддержке Европейским союзом при условии, что они спишут 100 миллиардов долларов, таинственно исчезнувших из ливийской казны [5].

За свержением Ливийской Арабской Джамахирии последовала дестабилизация Мали, экономику которой щедро субсидировала Джамахирия [6]. Мали в результате разделилась на две части: оседлых банту и кочевников туарегов. Французское военное вмешательство приостановило влияние этого раскола на гражданское население. Францией была созвана Сахельская пятёрка для предотвращения последствий войны против Ливии и предупреждения столкновений между неграми и арабами, которых до этого сдерживал только Муамар Кадафи. Что касается альянса по развитию Сахеля, то он предусматривает оказание помощи, которую осуществляла в этом регионе Ливия, но в гораздо меньших размерах. Указанные меры могут обеспечить стабильность в этой части африканского континента до тех пор, пока через десяток лет Пентагон не запустит новый план по расширению хаоса на чёрном континенте [7].

Президент Макрон напомнил также о совместной декларации, принятой по его предложению партнёрами Африки и Европы по организации на африканском континенте европейских иммиграционных пунктов. Речь идёт о том, что Европейский союз будет принимать беженцев только по выбору, а пути незаконного исхода перекрыты. «Дороги нужды должны стать путями свободы» - формула, венчающая президентскую мысль: Африка – это нужда, Европа – это свобода.

Для Эммануэля Макрона «восстановить безопасность» в Африке – значит обеспечить оборону, развитие и дипломатию, что в конечном счёте не может обойтись без французских сил быстрого реагирования, французских инвестиций и французского управления.

Защита общих ценностей

Сознавая значимость распространения французского языка и туризма, Макрон уделил им особое внимание. Также он высказал идею об использовании французской юридической системы для расширения французского влияния. При этом он исходит из «доктрины Корбела», согласно которой преимуществом при заключении договора всегда обладает та сторана, которая разрабатывает концепцию этого договора. Эту доктрину использовала дочь Корбела Мадлен Олбрайт и его подопечная Кондолиза Райс при внедрении в международные отношения англосаксонского права.

Однако самой главной общей ценностью является наша планета.

Данная речь была произнесена на «посольской неделе», когда один из министров объяснял своим подчинённым, что отныне главной задачей его администрации является экономика. Помнится, в бытность министром иностранных дел Лоран Фабиус предлагал мобилизовать дипломатический корпус на увеличение экспорта. С этой целью была создана государственная компания Business France, а её руководителем был назначен Мюрель Пенико. Последний использовал выделенные финансы на проведение предвыборной кампании Эммануэля Макрона за рубежом, за что теперь он не в ладах с Юстицией.

Вторая общая ценность – это мир.

По Макрону «Европейская оборона» - значит «придать новое дыхание» НАТО. Но на деле Альянс устанавливает «мир» так, как мы это видим в Афганистане, Ираке, Ливии, Сирии и Украине.

Третья общая ценность - это справедливость и свобода.

Сначала президент Макрон напомнил о европейских ценностях, какими являются «уважение человеческой личности, религиозная терпимость и свобода слова», а универсальными ценностями отныне считаются «место женщины, свобода прессы, уважение гражданских и политических прав». К сожалению, он не уточнил, чем отличаются, по его мнению, европейские ценности от универсальных. И хотя после встречи с Полем Рикёром он ударился в философию, похоже, что с политической философией он не в ладу и в своих выступлениях смешивает гуманитарное право с правами Человека, а значит, и их англосаксонское значение (защита индивида от злоупотреблений власти) с французским (ответственность человека, гражданина и государства).

Четвёртая общая ценность – это культура.

Во время предвыборной кампании Макрон заявил, что французской культуры не существует. Существует культура Франции. Поэтому культуру в общем смысле он понимает не как развитие духа или разума, а как набор рыночных ценностей. Поэтому он пойдёт по пути своего предшественника и будет защищать «культурные ценности», а не людей, оказавшихся в зоне боевых действий.

Заключение

Потребуется немало времени, чтобы извлечь уроки из всего, что высказал президент Макрон о своём видении мирового порядка.

Но главным остаётся то, что, по его мнению, народовластию пришёл конец как во Франции, так и во всей Европе. Демократические идеалы могут оставаться лишь на местном уровне, а на национальном уровне они лишены смысла.

Во-вторых, его концепция Общих ценностей (res publica), к которой были привержены все политические режимы, будь то монархия, империя или республика, теперь, кажется, тоже ушла в прошлое. Раньше это означало служить или утверждать, что служишь общим интересам. И хотя Макрон ссылается на справедливость и свободу, он тут же сводит эти благородные идеалы до уровня вещей, таких как Земля и продукты рыночной культуры, ведя страну к бесчестью и вассальной зависимости от НАТО. Кажется, что уже и республики больше не существует.

Аудитория тепло аплодировала докладчику. Ни официальные СМИ, ни лидеры оппозиции возражений не высказали.

[1] « Discours d’Emmanuel Macron à la semaine des ambassadeurs de France », Эммануэль Макрон, Réseau Voltaire, 29 августа 2017.

[2Leviathan, Томас Гоббс, 1651.

[3] « Как Европейский Союз манипулирует сирийскими беженцами », Тьерри Мейсан, Перевод Эдуард Феоктистов, Сеть Вольтер, 2 мая 2016.

[4] « Германия и ООН против Сирии », Тьерри Мейсан, Перевод Эдуард Феоктистов, Al-Watan (Сирия) , Сеть Вольтер, 1 февраля 2016.

[5] “Macron-Libia: la Rothschild Connection”, Манлио Динуччи, епревод Мари-Анж Патрицио, Il Manifesto (Италия), Rete Voltaire, 1 августа 2017.

[6] « La guerre contre la Libye est une catastrophe économique pour l’Afrique et l’Europe » », интервью Мохамеда Сиала, Тьерри Мейсан, Réseau Voltaire, 3 июля 2011.

[7] « Военные планы США », Тьерри Мейсан, Перевод Эдуард Феоктистов, Сеть Вольтер, 23 августа 2017.

 

Оцените статью