О гибели украинской национально-государственной идеи

В политику в Германии играют все, а побеждает все равно Меркель

Аналитика и прогнозы

11.04.2017 16:00

Сергей Бирюков

180

В политику в Германии играют все, а побеждает все равно Меркель

События последних двух недель в России и в мире предсказуемо затмили очередные выборы в парламент одной из германских земель.

Речь идет о выборах 26 марта с.г. в одном из самых маленьких (с населением менее миллиона) субъектов германской федерации – Сааре, которые, тем не менее, обозначили ряд важных тенденций в масштабах общегерманской политики в преддверие выборов в бундестаг 24 сентября 2017 г. Прошедшие там выборы – первые в календарном году.

Они дали старт так называемому «супергоду выборов» (Superwahljahr) — 2017-му, на который приходится много важных избирательных кампаний. С большим интересом ожидаются майские выборы в Шлезвиг-Гольштейне и Северном Рейне-Вестфалии – двух западногерманских землях, от которых в значительной степени зависит итоговое соотношение сил демохристиан и социал-демократов в преддверии общефедерального голосования.

Между тем, выборы в Сааре показали высокую степень мобилизации электората в результате масштабной партийной пропаганды. Явка на эти выборы составила 70%, превзойдя на 10% показатели электоральной активности пять лет назад

При этом Мартин Шульц в чем-то прав, призывая не делать далеко идущие выводы и прогнозы из этих выборов. Столь же аккуратно вели себя в регионе и представители ХДС, подчеркивавшие, что борются в Сааре не против Шульца, но персонально против поддерживаемого им кандидата. В то же время, достаточно большую ставку на это региональное голосование сделал бывший премьер-министр и один из основателей Левой партии Оскар Лафонтен, который в случае успеха своего детища на выборах рассчитывал создать коалицию «красных», «розовых» (СДПГ) и «зеленых» (Rot-Rot-Grün) с последующим распространением этого опыта на федеральный уровень политики.

Подобная формула межпартийной коалиции на сегодняшний день успешно реализовалась в Берлине и Тюрингии. Не случайно, что тот же Мартин Шульц, не исключавший такой возможности и для Саара, вел себя с Лафонтеном весьма корректно и аккуратно, подчеркнув его «огромный опыт, который он может привнести в земельное правительство».

Выбор избирателей Саара был дополнительно мотивирован и фактором личной конкуренции – между действующим министром-президентом земли Аннегрет Крамп-Карренбауэр (ХДС) и поддержанной социал-демократами и лично Мартином Шульцем действующим федеральным министром экономики, труда, энергетики и транспорта Анке Релингер, отец которой был уроженцем этой земли

Результаты выборов превзошли многие ожидания: во-первых, Христианско-демократический союз (ХДС) Ангелы Меркель значительно обошел своего основного конкурента — Социал-демократическую партию (СДПГ) Мартина Шульца, более высокий результат для которой позволяли предположить проводившиеся накануне выборов социологические опросы. Помимо этого, в ландтаг Саара впервые вошли представители «несистемных правых» — евроскептической партии «Альтернатива для Германии» (AfD).

ХДС получила 40,7% голосов избирателей, СДПГ — 29,6%, «Левые» (Links) — 12,9%, «Альтернатива для Германии» (AfD) — 6,2%. Помимо этого, выборы стали серьезным разочарованием для «Зеленых» (4%) и безуспешно пытающейся преодолеть катастрофический обвал последнего десятилетия «Свободной демократической партии» (СвДПГ) (3,3%). В итоге, ХДС получила значительное большинство в ландтаге, а СДПГ не просто очутилась в меньшинстве, но она не имеет отныне даже теоретической возможности заключить коалицию с Левой партией — для этого им просто не хватает депутатских мандатов.

Результаты этих выборов оказались неожиданными, поскольку с начала года социал-демократы уверенно набирали популярность в Германии, а христианские демократы ее, наоборот, теряли

Однако на выборах в Саар ХДС не просто одержал победу, но резко вырвался вперед, опередив соперника на 11%.

Ангела Меркель поспешила назвать итоги выборов в федеральной земле Саар «большой победой ХДС», усматривая в этом несомненный успех партийного истеблишмента и своих собственных коалиционных стратегий. В свою очередь, Мартин Шульц, не скрывая разочарования, с горечью заметил: «Я надеялся на одинаковый с ХДС результат или даже на то, что мы опередим христианских демократов, но случилось противоположное». Впрочем, результаты голосования впечатлили не только немцев: президент США Дональд Трамп даже позвонил федеральному канцлеру и поздравил ее с победой.

Однако более важными выглядят долгосрочные политические тренды, обнаружившиеся благодаря состоявшимся выборам.

Так, прошедшие в Сааре выборы обнаружили пределы воздействия так называемого «эффекта Шульца» — связанного с бывшим спикером Европарламента, за счет эффекта новизны резко повысившего уровень электоральной поддержки СДПГ

Следует напомнить, что после многих лет ощутимого отставания социал-демократов именно благодаря активности Шульца к середине марта текущего года обе партии шли «спиной к спине» с разницей в 1%.

Одновременно выборы в Сааре резко повысили шансы на сохранение «большой коалиции» в составе ХДС и СДПГ по результатам предстоящих выборов в бундестаг — с известным изменением соотношения сил между ее участниками.

Прошедшие выборы также продемонстрировали известные пределы влияния германской оппозиции как «слева», так и «справа». Поскольку ни Левой партии, ни «Альтернативе для Германии», несмотря на существующие в стране протестные настроения, не удается поставить под сомнение итоговую прочность «коалиции истеблишмента».

13% голосов, поданных за Левую партию в регионе, где министром-президентом был один из основателей и лидеров партии харизматичный Оскар Лафонтен, бросивший в свое время вызов влиятельному Герхарду Шредеру, подчеркнули ограниченность социального спроса на «левую альтернативу». Проект создания коалиции «розовых (CДПГ), «красных» (Левая партия) и «зеленых» потерпел неудачу в Саарбрюкене и едва ли реализуется в масштабах всей Германии.

В свою очередь, электоральный результат «Альтернативы для Германии» (6 %) оставляет еще меньше надежд на политический «прорыв» оппозиции на общефедеральном уровне, позволяющий изменить характер и направленность общегерманской политики.

«Коалиция истеблишмента» подтверждает свою способность отстаивать свои позиции в конкуренции с оппозиционерами из разных частей политического спектра

«Эффект Шульца» позволил осуществить успешные ребрендинг и ре-позиционирование СДПГ – без сколько-нибудь существенного изменения политической и социально-экономической платформы как самой партии, так и предполагаемой «большой коалиции». «Коалиция истеблишмента» будет отныне активнее опираться на свое левое «плечо», что создаст для Шульца и его высокопоставленных однопартийцев новые карьерные возможности, не изменив сколько-нибудь заметно политическую «повестку дня» в Германии.

Таким образом, оппозиция «справа» и «слева» обнаружила практическую невозможность переиграть эффективно работающие «партийные машины» двух крупнейших политических партий страны. Возможность изменить политическую повестку дня, как можно предположить, связана с иными формами активности – и в том числе с массовыми публичными кампаниями по общезначимым вопросам общегерманской «повестки дня», в которых потенциально могли бы участвовать различные политические объединения с различающейся идеологической платформой.


Оцените статью