О гибели украинской национально-государственной идеи

Размышления о народах Средней Азии, Исламе и терроризме   63

Человек и общество

17.04.2017 20:03

Алекс Кафаро

178

Размышления о народах Средней Азии, Исламе и терроризме

Наверное в России мало кому приходит в голову разбираться в различиях и особенностях основных национальностей и этнических групп Средней Азии. Несмотря на значительное количество гастарбайтеров именно оттуда, и несмотря на осложнение обстановки с террором и обострением внимания к выходцам из Средней Азии. Вот уже Бортников нам говорит: «… что основной костяк террористических групп составляют жители стран СНГ, прибывшие в Российскую Федерацию в потоках трудовой миграции…».

А правильно ли нам не различать трудовых мигрантов, например, - по степени лояльности, или опасности? Я об азиатах. Справедливо ли это? Вот если бы француз палестинского происхождения что-то натворил в Израиле, ведь никому бы не пришло в голову говорить, что, де, - французы …, основной костяк…

Последние события наводят на определённые размышления. Все ли приезжие из бывшей Советской Средней Азии одинаковы в своих мировоззренческих ориентирах, близости к культуре России и готовности к ассимиляции?

Взять хотя бы пример: Акбаржон Джалилов – террорист-смертник из Питера. На слуху то, что он уроженец Киргизии и мало кто акцентирует внимание на том, что он - этнический узбек. А этот факт проливает определённый свет на, хотя бы то, как он получил гражданство России. Например, Ю. Латынина, вроде отличающаяся серьёзным изучением фактуры, сделала вывод такой: «Вопрос: 16 лет, молодой человек из Киргизии приезжает в Питер, не зная ни слова по-русски. За какое такое он получил гражданство? Он что, долго и плодотворно трудился? Построил бизнес? Он поступил в институт? У него замечательные оценки?... Ответ очень простой, если вы вспомните вот эти очереди этих новоявленных граждан, голосующих на выборах 2012 года за Путина и ЕдРо. Выборы! Это совершенно сознательная политика Кремля.»

 Мы знаем, что у Латыниной компульсия на Путина, но не знаем, краснеет ли она за свои откровенные ляпы. Ели бы она чуточку копнула и выяснила, что Джалилов этнический узбек, ей бы наверное вспомнились межэтнические столкновения в Оше и введённый упрощённый порядок предоставления гражданства для этнических узбеков в Киргизии и она бы не делала таких глупых выводов.

После Акбаржона Джалилова подоспел теракт в Швеции, где имя главного подозреваемого — гражданина Узбекистана Рахмата Акилова. Под Новый Год узбек - Абдулгадир Машарипов расстрелял в Турции 39 человек, 69 отправил в больницы… Вспоминается гражданка Узбекистана Бобокулова, нянечка, отрезавшая ребёнку голову в Москве…

«Для многих узбеков стало привычным, когда где-то происходит теракт, задаваться тревожным вопросом: не наш ли его исполнитель?» - пишет Малик Мансур - корреспондент Узбекской службы радио «Голос Америки», журналист из Узбекистана, живущий в эмиграции. (http://www.fergananews.com/articles/9364)

Основной мой порыв в написании данной заметки – это ощущение неправильности, неразумности, несправедливости, - того, что мы зря не различаем азиатов из бывших союзных республик. Например формулировка «уроженец Киргизии» - отбрасывает тень на киргизов. А мне думается, что киргизы, например, отличаются от узбеков менталитетом. И мы не понимаем: кто такие узбеки.

Для людей, знающих Среднюю Азию очевиден факт, что именно узбеки после развала СССР испытали капитальное, сильнейшее, необратимое унижение национального достоинства.

Что мы знаем о народах Средней Азии? Это: узбеки, таджики, казахи, туркмены и киргизы. Среди этих пяти основных национальностей, именно узбеки свысока смотрели на всех остальных во времена СССР и, по инерции, - первые годы после развала. И на то были сложившиеся общественно-политические причины.

В настоящее время узбеки – униженные, слоняющиеся по миру гастарбайтеры. Проституция для узбекских женщин стала не исключением, даже в некоторых странах - просторечным синонимом.

И ни какого просвета не просматривается! Ужас в том, что узбеки не могут сейчас себя ощущать даже на равных, например с казахами! Сейчас министр национальной экономики Казахстана говорит:  «Мы привыкли, что мы региональный экономический гегемон». Давно ли они «привыкли»? 

А ведь ещё вчера, в начале девяностых, узбеки бывало в спорах, когда закачивались аргументы, восклицали: «Ты что, казах что ли!?», при этом особенность произношения могла придать особую оскорбительность в определённом намёке..., (узбеки меня поймут). В те времена, как правило, разговор с гаишником между двумя узбеками быстро переходил на восклицание: «Ты же ведь узбек!»; после которого накал дискуссии, как правило, спадал. (Зная такие нравы, я – в те времена житель Ташкента, вцепившись в руль, тешил себя мыслью, что: узбеком можешь ты не быть, а человеком быть обязан).

Сейчас узбеки ездят в Казахстан батрачить так-же как в Россию и в другие страны. И в киргизском Оше их численность увеличивалась не от хорошей жизни на родине.

Среди пяти основных национальностей Средней Азии, казахов никто в России среди гастарбайтеров не найдёт; туркменов - почти нет, да и те, что есть – этнические узбеки. Основные азиатские гастарбайтеры – узбеки, таджики и киргизы. Спросите у какого-нибудь пожилого узбека, смог ли он представить в девяностых, что узбеки будут в одном ряду с таджиками в списке работяг на чужбине, - он опустит глаза.

Внутри самого Узбекистана, по большому счёту – нищета. «Когнитивный диссонанс» - диагноз, который смело может быть поставлен целому народу. На фоне полнейшего упадка благосостояния, бывший Президент Республики Каримов танцевал на праздниках, а всё вещающее в республике, уродуя саму природу человеческого здравого смысла, провозглашало неуклонный рост благополучия населения и счастье независимости. И это при перебоях в подаче электричества, газа и тепла и сохранившихся воспоминаниях о сытом советском прошлом. Каримов даже умудрился назвать уезжающих на заработки соотечественников «лентяями», и это при том, что суммарный доход от поступлений из-за границы средств от этих «лентяев» почти в два раза превышает выручку от экспорта хлопка, выращиваемого в республике с использованием принудительного труда и детского в том числе.

«Белое золото» - так величала хлопок советская пропаганда. Эта формулировка, наверное, была придумана для придания особой гордости для народа Узбекистана. Но последний её понял по-своему. Многие помнят тогдашние нравы узбеков, что якобы Узбекистан чуть ли ни кормит СССР и если бы узбеки были самостоятельным государством, то по своему богатству мало отличались бы от, например, стран Залива. Позже я узнал, что ещё при Империи, Россия закупала хлопок в Туркестане намеренно дороже, чем могла бы в Индии, и мотивировки были - политические.

«…Я горжусь, что мои предки – это узбеки! И в моих жилах течёт узбекская кровь!» Конечно, Алишер Усманов – это далёкая, сияющая звезда для тридцати миллионов узбеков. Наверное не найти такого другого узбека во всём Мире, чьё состояние было бы столь значительным и легитимным, а жизненный путь завораживал самобытностью. Все остальные персонализированные состояния узбеков можно смело обозначить: «Гульнары Каримовы», (боюсь, что кого-то проглядел и заранее извиняюсь). В республике жестоко и на корню давились и уничтожались все талантливые предприниматели с самого начала независимой государственности.

 «Ташкент – город хлебный». Может ничего другого про Узбекистан в России никто и не скажет. Но это помнит. Про какой ещё город из бывших, или нынешних Среднеазиатских республик простой обыватель может что-то такое вспомнить? Узбекская ССР была в центре экономики, культуры и политики Советской Средней Азии. Очевидно, что роль Ташкента, как центра, столицы обширного географического пространства, именуемого в Российской Империи Туркестаном, сложилась гораздо раньше колониальных притязаний России. В Ташкенте сидел генерал-губернатор Туркестана, создавалась определённая культурная, научная среда, располагалась Епархия Ташкентская и Туркестанская, (правда – с 1916 года); да и М.Е. Салтыков-Щедрин в 1870-х годах подарил нам замечательное произведение  «Господа ташкентцы».   

После революции Ташкент стал столицей Узбекской ССР, а рядом, обретя собственные индивидуальности, образовались другие республики СССР. И опять же: Ташкент на протяжении всей истории Советского Союза был центром Советской Средней Азии. Очевидно, именно такие планы и строились большевиками. В Ташкенте был построен Университет, открыта библиотека, завезена интеллигенция. Великая Отечественная Война добавила Ташкенту всего, что было связано со значимостью крупного тылового центра. И к концу Советской Империи Ташкент можно было смело величать «Звездой Востока». Говоря Ташкент, конечно-же подразумевался весь Узбекистан. Эта была республика с самой развитой промышленностью, даже с авиационным заводом. В ВУЗы Узбекистана ехала молодёжь не только из соседних республик, даже из южных городов и районов РСФСР, из Сибири. Под Ташкентом находился Институт  Ядерной Физики со своим ядерным реактором (!). За покупками в Ташкент отправлялись множество жителей соседних республик.

Конечно же, узбеки были горды таким своим положением. Наверное, когда этническая группа объективно выделяется среди других, это может расцениваться членами этой группы как что-то врождённое, природное, передающееся по наследству. Узбек, фигурально выражаясь, твёрдо стоял на ногах, спокойно чувствовал себя в настоящем и уверенно смотрел в будущее. И ощущал себя избранным. Приезжая, например, в Москву с помидорами, дынями и редькой, узбеки с умилением наблюдали, как москвичи бережно едят бутерброды с редькой.

(Честно говоря, никакие другие помидоры, персики и дыни никогда не сравнятся с узбекскими, только не перевезёнными.)

Что такое теперешний Узбекистан всем известно. Конечно, роль Каримова, или вина его в этом очевидна, как и вина так называемых «элит». Мы же привыкли к тому, что понятие «элиты» в современном обществе означает - группы амбициозных людей с большими состояниями и влиянием на государство, алчность которых подтверждается наличием у них больших ресурсов. Это совсем не люди исключительные в смысле просвещённости, образованности, или каких либо иных добродетелях. Так вот, наиболее «элиты» - не элиты, - это в Узбекистане. История показала: если и есть что-то природное и врождённое у узбеков, так это - бесконечная терпимость к тирании. Неизвестно ещё, до чего бы дошёл Узбекистан, проживи ещё десяток лет Каримов, смерть которого узбеки так искренне оплакивали.

В СССР секса не было. Так же как и веры в бога. Если серьёзно: то, что я помню из прошлого среди узбеков – это религиозность в форме традиций. Похороны, поминки, мулла… Всё же идеи социального равенства были выношены и рождены в Европе и социализм с его догмами и трактовками, в общем, был так же малопонятен как и Коран, с одной лишь ущербностью, что не обещал загробную жизнь. Мощная государственная машина и установленный порядок вещей, известные исторические мифы, война, жертвы, борьба, Космос, БАМ, угроза ядерной войны… Для узбеков ислам наверное был мостиком к востоку, ниточкой к далёкому прошлому, способом восполнить недостающее в себе для более полной и гармоничной самоидентификации себя всёж-таки как людей восточных.

С так называемым обретением независимости Ислам прочно стал входить в жизнь Узбекистана. Мы же со школы знаем, что религия – это инструмент угнетения правящих классов. К тому же упадок образования. Для пытливых, энергичных, молодых умов в Коране, при недостатке приоритета образования, - ответы на все вопросы.

Весь современный деятельный протест в Мире вобрал в себя агрессивный Ислам. Мы уже забыли про «Фракцию Красной Армии», «Красные Бригады» в Европе. Но мы знаем, что немцы принимают Ислам и едут воевать на ближний восток. В определённом смысле – это подарок правящим классам всего мира с их спецслужбами. Борьба за социальную справедливость, борьба с неоколониализмом… Ничего не осталось из разумного, доброго и вечного… Приобщаясь к агрессивному Исламу множество людей из разных стран решают проблемы свои и своих народов. Ведь если мы обратим внимание на мнения родственников и соседей об уже известных террористах-узбеках, - все они особой религиозностью не отличались.

Мир не терпит однополярности в радостном движении вперёд по пути безудержного потребления и создания благоприятной инвестиционной среды. Теперь с другого полюса стоит Ислам. Народам, лишённым  каких-либо возможностей занять своё место в Современном Западном Мире, кроме как безлико раствориться в нём, представляется возможность стать на сторону агрессивного Ислама.

Само слово «узбек» в переводе означает примерно - «сам себе бек (хозяин)». Это гордые люди, привыкшие смотреть на своих соседей по Азии свысока. На худой конец – на равных. Американцам было наплевать на тиранию Каримова. Запугав, задавив любые мало-мальски передовые проявления, инициативы своего народа, и в предпринимательстве и в чём бы то ни было, пересажав и истребив многих ярких деятелей Узбекистана, ежегодно принуждая к рабскому труду при уборке хлопчатника, Каримов породил глухую злобу у узбеков и ощущение бессовестного и  беспросветного лицемерия всего просветительства Западного Мира. Целое поколение узбеков выросло в исковерканном сознании непонятно чего: где правда – где ложь, что хорошо, а что плохо. Когда старики, умилённо улыбаясь, вспоминают: как жили при Союзе, по телевизору – «цветёт родной Узбекистан» во всех смыслах, есть нечего, приходится уезжать и терпеть унижения падённого труда заграницу… Прямая дорога в Ислам. Религия издавна даёт ответы на все вопросы быстро и просто. Приобщиться к великому, яркому и сильному в современном Мире, одновременно вырвавшись из трясины унижения, разорвав путы безвременья и обретая величие для себя и своего народа… Не это ли путь узбеков-террористов из Новейшей Истории?


Оцените статью