Михаил Хазин

Адрес страницы: https://khazin.ru/articles/136-chelovek-i-obcshestvo/54567-o-sucshnosti-liberalizma


О сущности либерализма

17.08.2017 08:00

О сущности либерализма

Поскольку главной задачей проекта «Аврора» является развитие нелиберального дискурса, то есть внедрение в общепринятый оборот нелиберальных идей, что управленческих , что экономических, что социальных. Относительно, может быть, даже политических, хотя внедрением политических мыслей должны заниматься политические институты. Принципиально важно сказать, что же мы собственно говоря понимаем под либеральным дискурсом, с которым мы так или иначе боремся. 

Здесь нужно сказать следующее: на протяжении практически полутора тысяч лет (чуть-чуть меньше), в Европе господствовала идеология, построенная на авраамической ценностной базе. Это было христианство - что восточное православное, что западное католическое. Отметим что разделение между ними произошло в 11 веке, то есть первые 700-800 лет христианство активно развивалось как единый мир, соответственно Ислам, который в Восточную Европу проник где-то после 13-го века.

Еще была Испания, которая стала проникать в Европу после 8-го века. В рамках этой ситуации, в рамках этой традиции, авраамической, конечно, невозможно было говорить о банках, как об институтах, поддерживаемых законом, (ростовщики были, а банков не было), ни об альтернативной ценностной системе, это было категорически запрещено. В 16 веке появилась альтернативная экономическая модель, которая потом получила название капитализма, которая включала в себя отмену одного из библейских запретов, а именно запрета на ростовщичество.

Я напомню, что в 1517 году Мартин Лютер прибил свои тезисы к дверям церкви, и уже через 15-20 лет в Голландии появилось первое банковское законодательство, которое впрямую противоречит авраамическим ценностям. 

Дальше примерно 200 лет в Западной Европе люди существовали в рамках усеченной ценностной базы, что создало крайне напряженную ситуацию, и это время 17-18 века — это колоссальная схватка между различными группами, это религиозные войны, это резкая убыль населения, а протестантские пасторы уничтожили и сожгли столько людей, сколько никакой инквизиции за все века ее существования и не снилось. При этом действовали они значительно более жестко. 

Для примера можно сказать что протестантская культура вырезала коренное население северной Америки, а в Южной Америке где была католическая культура, местное население вполне себе осталось, более того в 19 веке оно взяло основательный реванш. 

Так вот, к 18-му веку стало понятно, что эта усеченная ценностная система не дает возможности создать социально устойчивое общество. Экономике она развиваться дает, а создать устойчивую социальную систему не получается. И в этот момент появились две идеи. Одна из которых логически завершала то действие, которое было совершено в 16 век, которое отменяло не один из библейских авраамических принципов, а вообще все. А вторая наоборот возвращала принцип запрета на ростовщичество. Вторая идея, это "Красный" глобальный проект, который говорит о том, что необходимо вернуть запрет на ростовщичество. К сожалению, поскольку без кредита не может существовать развитая промышленная сфера, прямо это невозможно, потому что кредитная система очень эффективно берет на себя часть рисков производителей. По этой причине возврат запрета на ростовщичество в "Красном" проекте был произведен путем категорического запрета на частное присвоение прибыли от ссудного процента. 

Иными словами, в "Красном" проекте банковская система существует, но она национализирована. Мы это хорошо помним по временам СССР. Что касается альтернативного глобального проекта, "Западного", он как раз либеральный, поэтому в нем ключевым термином, является термин «свобода». Понимаемый как право любого человека выбирать для себя ценностную базу и в любой момент произвольно ее менять. Для того чтобы обеспечивать социальную стабильность в этой системе используется закон. Право выбора ценностной базы абсолютно не оспаривается. 

Отметим, что до конца 20-го века реализовать эту концепцию в полном объёме было невозможно. Почему? Потому что социальную стабильность в обществе может обеспечивать только в том случае, если ее поддерживает значительная часть населения. Значит, нужно значительную часть населения поставить в ситуацию, при которой она заинтересована в поддержании стабильности, что кстати идеям либерализма абсолютно противоречит, потому что в идеях либерализма главное это право индивидуума. 

Но поскольку государство — это вещь важная, и для элит, сильных мира сего, это принципиально важно, чтобы не было бунта, и по этой причине до начала 80-х годов 20-го века для поддержания социальной стабильности использовался институт семьи, потому что он автоматически генерирует консервативные ценности, что надо слушаться старших, подчиняться правилам и т.д. И это противоречит либерализму. 

Поэтому, несмотря на то, что в западном обществе либеральные идеи цвели пышным цветом, но тем не менее они были ограничены этим обстоятельством, необходимостью поддерживать социальную стабильность. В 80-е годы, когда за счет механизма кредитования резко выросла численность среднего класса, и в него попали люди, которые в норме в него никак попасть не могли, потому что их доходы были недостаточны, появилась возможность заставлять людей соблюдать порядок используя их страх потерять то, что они имеют. То есть тот, пусть небольшой, но всё-таки существующий имущественный комплекс среднего класса, то есть это квартирка, или домик, это машинка и ещё что-то. И по этой причине эти люди стали активно требовать соблюдения закона. 

Но поскольку в этом случае критическую массу набрала та часть населения тех стран, которые придерживались этой либеральной идеологии, она стала соблюдать порядок альтернативным способом, не через консервативные ценности, то стало возможно в начале 80-х начать разгром консервативные институты. Все. Прежде всего это началось с разрушения института семьи. 

И вот в этой ситуации мы считаем, что надо возвращаться к восстановлению консервативных ценностей, восстанавливать семью, без этого невозможно увеличение рождаемости, и категорически ликвидировать эту свободу в либеральном понимании слова. Если исходить из логики что демократия — это власть демократов, а либерализм — это власть финансистов, то мы должны перейти к управлению экономикой не финансовыми методами, и роль финансового сектора в процессе уже начавшегося кризиса безусловно упадет и так, но методы управления не финансовые были фактически нивелированы за последние годы, за последнее десятилетие. По этой причине необходимо к ним возвращаться. С точки зрения чисто экономической, управленческой, проект «Аврора» как раз направлен на то, чтобы эти модели обсуждать, пропагандировать, и максимально развивать.

Автор: Михаил Хазин