О гибели украинской национально-государственной идеи

Тенденции: главным акцентом стала нефтяная политика   5

Энергетика

11.02.2017 11:00

Золтан Зигеди

222

Тенденции: главным акцентом стала нефтяная политика

Еще со времен наращивания военного присутствия, приведшего в конце концов к Первой мировой войне, производство нефти было образно говоря, а может даже и буквально, двигателем всего экономического развития.

Военные машины того времени продемонстрировали будущее. Империалистические державы признали решающую роль механизированных транспортных средств, самолетов и военно-морских судов, и их потребность в нефти в условиях современной войны, а также начали планировать их использование в будущем в мирное время.

Вместе с этим те же самые мировые силы предвидели, что защита источников нефти станет важным, если не основным, ключевым условием для достижения и поддержания доминирующего положения в мировой экономике, пишет liberationnews.org.

Итоги Первой Мировой Войны  

Не будет преувеличением заявить, что после завершения Первой Мировой Войны многие политические аспекты в значительной степени стали определяться соображениями наличия и управления энергетическими ресурсами, что особенно характерно по отношению к народам Ближнего Востока.

Приведем в пример секретное Соглашение Сайкса — Пико, негласной целью которого являлось обеспечение гарантии доступа Франции и Британской империи к нефти на Ближнем Востоке. Завоевание запасов нефти и контроль над ними, наряду с антикоммунистическими кампаниями, стали двумя важнейшими столпами империализма ХХ века.

Нефтяные компании США присоединились к европейским союзникам, нацелившись на добычу ближневосточной нефти в дополнение к производству в собственной стране. Политика захвата источников нефти сыграла немалую роль также и во Второй Мировой войне. Все три воюющие страны – Германия, Италия и Япония – не имели достаточного доступа к нефти для поддержания своих замыслов по захвату мирового господства. Их агрессия была в значительной степени направлена на удовлетворение потребностей в нефтяной отрасли.

В эпоху холодной войны США взяли на себя ответственность за обеспечение нефтяными ресурсами себя и своих союзников, установив в качестве своих жандармов на Ближнем Востоке Иран и Израиль. Нефтяной вопрос встал особо остро после объединения в 1960 году стран-экспортеров нефти в организацию ОПЕК. Последующее развитие и нефтяное эмбарго в начале 1970-х годов значительно ослабило развитые капиталистические страны. Этот удар совпал с началом сокращения добычи нефти в США, что наносило ударные волны по правящей элите США. Новым ударом стало свержение шаха в результате Исламской революции 1979 года.

Таким образом, в последние два десятилетия ХХ века США столкнулись с сокращениями добычи нефти внутри страны и нестабильностью на Ближнем Востоке. Эти два события показали, что Соединенным штатам необходимо уделить еще большее внимание отношениям с нефтедобывающими странами.

И в 1991 году США провели масштабное военное вмешательство в Ирак, чтобы защитить правительство Кувейта, свой надежный источник нефти, от угрозы вторжения со стороны Ирака.

21-й век: в поисках нефтяных ресурсов  

После распада Советского Союза США пользовались беспрецедентной свободой действий. В то же время американские правители столкнулись с растущей зависимостью от иностранных нефтяных ресурсов – на рубеже 21-го века США импортируют в два раза больше нефти, чем добывают внутри страны. США стали искать различные пути для обеспечения доступа к нефтяным ресурсам.

С одной стороны, США стараются отойти от традиционных источников импорта нефти. Россия обладала огромными запасами нефти и производственными мощностями, которые составили достойную конкуренцию Саудовской Аравии. Россия также нуждалась в иностранных инвестициях.

Но два фактора помешали вмешательству США в нефтяной сектор РФ: во-первых, национализация некоторых российских нефтяных предприятий, а, во-вторых, начало революции в отечественной добыче энергоресурсов (бурении и добыче сланцевой нефти).

США приятнее было главенствовать, а не помогать инвестициями развитию России, поэтому многие политики не рассматривали всерьез сотрудничество с РФ в нефтяной сфере.

С другой стороны, значительная часть правящего класса США выступала за обеспечение нефтяной безопасности путем военной интервенции, под прикрытием прав человека и демократизации. В время холодной войны США спасали мир от коммунистов, а теперь понесли идеалы демократии.

Таким образом, все военные миссии США в 21 веке можно рассматривать с точки зрения нефтяной политики, как акт защиты своих же нефтяных ресурсов.

Возвращение США и перспективы   

В последнее десятилетия ситуация начала меняться, и в период с 2010 по 2014 год внутреннее производство нефти в США выросло почти в два раза. В последние несколько лет добыча нефти в США почти достигла уровня крупнейших мировых производителей - Саудовской Аравии и России. Впервые за многие десятилетия США снова занимаются экспортом энергетических продуктов. Многие эксперты даже высказывают предположение, что в ближайшие десятилетия США станут чистыми экспортерами энергетических ресурсов.

Возвращение США как конкурента в отрасли энергетики имело вполне ожидаемое влияние и на внешнюю политику страны. После роста добычи нефти в США администрация Обамы стала играть ведущую роль в смене режимов на Ближнем Востоке.

Итальянская нефтяная компания ENI при поддержке правительств Италии и Франции породила движение, приведшее к смене режима в Ливии. Отношения ENI с Каддафи ухудшилось. США присоединились, но собственные войска не вводили. Позже Обама выразил сожаление по поводу того, что позволил втянуть себя в схемы, которые привели к свержению правительства Каддафи.

Аналогичным образом, вмешательство США в ситуацию в Сирии было довольно ограничено в отличие от массированной военной экспедиции в Ираке восемь лет назад. Администрация Обамы воздержалась от установления нелетной зоны, военного маневра, который, как ожидалось, привел бы к поражению сирийских военных.

Отношения США с Ираном, несмотря на проведение страной независимой внешней политики, также улучшились во время последних лет президентства Обамы. Нефтяной независимостью также можно объяснить нежелание администрации Обамы искать пути устранения противоречий на Ближнем Востоке, в создание которых США сыграли не последнюю роль. Нестабильность среди нефтедобывающих стран только обеспечит США лучшую возможность для проникновения на новые рынки и более высокую прибыль, несмотря на относительно высокую стоимость производства.

Эти события стали сигналом к изменению, знаменовавшему переход США от потребителя ближневосточной нефти к потенциальному конкуренту на рынке энергоресурсов.

Почему Саудовской Аравии стоит беспокоиться? 

Изменение также произошло по отношению к крупнейшим мировым производителям нефти - Саудовской Аравии и России. В последние годы администрации Обамы некоторые аналитики даже говорили о начале новой российско-американской холодной войны. Санкции, рост военного потенциала и резкие высказывания западных политиков вывели напряженность далеко за пределы конструктивного диалога и простых разногласий.

Бедные ресурсами страны Европейского союза попали в зависимое положение от поставок российских энергоносителей, особенно природного газа. Достижение США энергетической независимости и начало экспорта сжиженного природного газа привело к соперничеству за европейский рынок и усилило агрессию по отношению с Россией.

Подобная напряженность возникла также между США и Саудовской Аравией, которая долгое время была союзницей Соединенных штатов. Развитие США как производителя энергоресурсов вызвало вполне объяснимое беспокойство Саудовской Аравии.

Неудивительно, ведь бывший клиент стал конкурентом, а показатели мировой добычи резко увеличились. Возможно, лидеры Саудовской Аравии и не ускорили обвал мировых цен на нефть в 2014 году, однако тогда они также не сделали ничего, чтобы остановить его.

В то время они не приложили надлежащих усилий для лоббирования в ОПЕК программы сокращения добычи нефти для сохранения стабильных цен.

Падение цен на нефть в пользу Саудовской Аравии, издержки производства которой являются одними из самых низких среди производителей нефти, нанесло вред новым американским производителям, имевшим гораздо более высокую точку безубыточности.

Производство в США замедлилось и даже сократилось, но Саудовская Аравия также пострадала. Несмотря на эффективность производства, ее запасы уменьшаются. Но что еще более важно, для социальных расходов, бюджетного баланса и поддержания золотовалютных резервов страны лидерам Саудовской Аравии необходимы гораздо более высокие цены на нефть. Саудовская Аравия добилась всех атрибутов современного, богатого государства, почти полностью полагаясь на нефтедобычу.

Но этот статус государство не может поддерживать без высоких цен на нефть, добыча которой приносит стране огромные доходы из-за низкой стоимости производства. Кроме того, военное вмешательство в Йемен также истощило денежные ресурсы Саудовской Аравии и создало дополнительную статью расходов бюджета. Кроме того, от лидеров Саудовской Аравии не укрылось отсутствие поддержки со стороны администрации Барака Обамы по отношению к этому предприятию.

В настоящее время для повышения цен на нефть Саудовская Аравия усиленно работает для выполнения условий сделки по сокращению добычи нефти в государствах ОПЕК и других странах-производителях нефти.

США меняют статус 

Приближается время нефтяной независимости США, что позволит стране перейти от потребителя к статусу производителя. Внимание руководства Соединенных штатов теперь сосредоточено на поиске рынков сбыта нефти, а не поставщиков. Не вызывает сомнений, что этот сдвиг окажет большое влияние на стратегическую политику США, в том числе отношения с другими крупными нефтедобывающими странами, такими как Саудовская Аравия и Россия.

Хотя еще слишком рано делать какие-либо утверждения относительно политических действий администрации Трампа, однако уже назначение государственным секретарем Рекса Тиллерсона, главного исполнительного директора компании Exxon/Mobil, предполагают существенные изменения. Exxon/Mobil является крупнейшей в мире транснациональной энергетической компанией и одной из главных корпораций США, и соответственно имеет огромные интересы практически во всех энергопроизводящих странах, в том числе в России. Санкции президентства Обамы против РФ нанесли компании ущерб в сотни миллионов долларов.

Направление внешней политики, предложенное Тиллерсоном, скорее всего, будет благоприятно по отношению к странам-производителям нефти. Враги для успокоения военно-промышленного комплекса найдутся и в других частях света.

Более дружественному подходу к Саудовской Аравии может способствовать недавняя неудачная военная операция США в Йемене, в ходе которой смерть »морского котика» была тяжело воспринята Трампом, лично встретившим гроб убитого. Кроме того, Трамп уже долгое время ратует за попытки наладить диалог с Кремлем.

А истерическое противостояние большей части правящей элиты США против наметившегося ослабления противоречий с Россией свидетельствуют лишь об осознании ими неизбежности такой политической инициативы нового президента.

Некоторые видят противоречия в фигуре Обамы – интернационалиста, который в итоге проводил националистический внешнеполитический курс. Противоречие можно найти и в Трампе, ведь он – националист, назначивший интернационалиста на пост государственного секретаря. Но мысля подобными категориями, мы упускаем главный принцип капитализма: решающая роль отводится интересам капитала, а не социальным нематериальным принципам.

Внешняя политика США будет строиться на удовлетворении интересов небольших местных бурильщиков сланцевой нефти и крупных транснациональных корпораций, таких как Exxon/Mobil. Отечественным бурильщикам нужно обеспечить более высокие цены, скромные капитальные вложения и развитие для обеспечения прибыли, а гигантским международным нефтяным компаниям требуются значительные капитальные вложения для развития новых ресурсов и постоянное снижение затрат, чтобы гарантировать прибыль.

Трамп не отступится от своих капиталистических принципов даже на посту президента, ведь «Америка прежде всего».

 


Оцените статью