Никогда мы не будем братьями

Капитализм и социальная ответственность  85

Мнение Хазина

27.03.2017 09:01

Редакция Хазин.ру

302

Капитализм и социальная ответственность

Михаил Леонидович, а совместимо ли вообще извлечение прибыли в капиталистической модели с социальной ответственностью бизнеса? Возможно ли, хотя бы теоретически, построение социально ориентированной капиталистической экономики?

  — Если говорить об экономической модели развития феодализма, то в ней есть один элемент, который, конечно, не является абсолютным, но играет очень важную роль. Этот элемент — попытка зафиксировать социально-экономическую модель, в том числе распределения прибыли. Т.е. крестьянин должен платить десятину феодалу, десятину церкви, и есть еще иногда государственные налоги, которые накладываются на всех и которые платятся, соответственно, государству.

Более-менее зафиксированы технологии и распределение прибыли в рамках городского хозяйства. И хотя всегда существуют разные дополнительные ухищрения, тем не менее логика феодализма состоит в том, что самая главная задача экономики — обеспечить социальную стабильность (в том числе на базе религиозных ценностей).

А капитализм (в отличие от феодализма) включает в экономическую модель развития (или, если пользоваться нашим определением, в воспроизводственный контур) систему инноваций и систему получения сверхприбыли. 

По этой причине для капиталиста возникает очень серьезная проблема. Поскольку любые инновации требуют вложений — по большей части финансов, иногда времени… Ну, грубо говоря, сидит человек и много часов подряд делает одно и то же. Или даже много лет лет. Известная история, сколько лет сидел в гараже по ночам Генри Форд, прежде чем сделал свой автомобиль…

Так вот, эта модель (поскольку вложения требуют возврата, а сверхприбыль, естественно, тоже требуется) существенно перераспределяет ту прибыль, которая образуется в экономике в целом, в пользу капиталиста. В результате те, кто, собственно, должен потреблять продукцию, недополучают, поскольку большая часть населения живет за счет заработной платы.

Отметим, что при феодализме большая часть населения живет на природной ренте. Т.е. оно выращивает зерно, овечек, коровок, а они плодятся, размножаются и растут как бы сами собой. Потому что солнышко светит, дождик льется… Да, разумеется, нужно приложить и усилия, но тем не менее. 

А сегодня, например, в тех же Соединенных Штатах Америки доля населения, занятого в сельском хозяйстве — 4%. И более того, попытки самостоятельно вырастить какую-нибудь еду государством довольно жестко пресекаются. В Норвегии, например, если ты съел яблоко в своем саду, которое у тебя выросло, ты совершил уголовное преступление.

Почему? Потому что тем самым ты создал конкуренцию и подорвал стабильность магазина, который продает эти яблоки, а также фермера, который эти яблоки произвел. Или закупщика, если яблоки привозные. Если ты хочешь сам выращивать яблоки, то ты, во-первых, должен получить лицензию фермера. Во-вторых, ты должен платить все налоги. В-третьих, ты должен соблюдать все стандарты: т.е. вносить нужное количество удобрений, всякой гадости и прочего, и все равно ты продавать эти яблоки не сможешь —ты их должен будешь типовым образом сдавать в рамках типовой системы продаж.

И в этом смысле — все равно ты живешь на зарплату. А если у тебя доля зарплаты в общем экономическом механизме уменьшается из-за того, что прибыль надо перераспределять в пользу капиталиста (в том числе потому, что он должен возмещать свои затраты на инновации), то твоя «зарплата» недостаточна для того, чтобы купить все, что есть в магазинах.

Грубо говоря, поскольку заработная плата есть только часть издержек, то по этой причине продажи всего, что произведено, — невозможны. В результате экономика перестает воспроизводиться: богатые люди есть, а экономика не воспроизводится. 

Суть этого объяснения — на самом деле та схема, которая в экономической теории называется кейнсианством. Т.е. Кейнс объяснил, что необходимо заниматься перераспределением этой самой прибавочной стоимости (т.е. прибыли, которая образуется в экономике) от людей богатых к людям бедным. Он считал, что основной механизм этого перераспределения, — налоги.

А дальше, соответственно, монетаристы и называющие себя либералами говорили: нет, это неправильно, мы отбираем у активных и отдаем пассивным. Не понимая, что это всего лишь способ воспроизводства экономики. Их заблуждение возникало по той причине, что воспроизводство экономики на средних интервалах времени можно компенсировать двумя способами. 

Либо расширением рынков — и действительно в XVIII, XIX и XX веках рынки расширялись. Последнее расширение было 1991 году, когда ликвидировали промышленность СССР. А второй способ — это стимулирование спроса через кредиты. Этот механизм активно использовался во время рейганомики и он исчерпан, потому что долги слишком велики. 

Но есть и экономическая проблема: дело в том, что налоги, в общем, за исключением налога на прибыль, они на всех одинаковые: и на тех, кто успешен, и на тех, кто не успешен. Т.е. нет выделения: этот хороший — с него бы можно взять больше, а у этого не складывается, поэтому если мы с него возьмем столько же, сколько с первого, — он просто умрет, а хорошо бы, чтобы он работал и дальше.

При этом сами капиталисты обладают замечательным свойством: когда он в одиночку — то борется за свою прибыль железной рукой, ты из него эту прибыль не выколотишь. А когда они собираются в кучку, особенно те, которые наиболее разумные, то им можно объяснить: ребята, надо что-то менять, а иначе это все сейчас «накроется медным тазом».

Кроме того, есть еще один момент, которая приходится учитывать государству. Дело в том, что оно не может справиться со всеми капиталистами одновременно. Т.е. оно может истребить каждого конкретно, но механизмов «в целом», которыми их можно «строить», очень мало. Собственно, налоги — но я еще раз повторю, что это очень грубый инструмент.

И по этой причине стали придумывать механизм, который, с одной стороны, мог бы давить практически на любого предпринимателя-бизнесмена, особенно на богатого. А с другой стороны, который позволял бы дифференцированно отбирать у них часть прибыли в пользу общества. Это и назвали социальной ответственностью бизнеса.

С точки зрения идеологии капитализма, социальная ответственность — это бред. Потому что задача бизнеса — получать прибыль. Чем больше прибыли — тем лучше бизнес работает. Это главный критерий, все остальные «идут лесом». А тут мы фактически заставляем людей делать некие вещи, которые им совершенно не интересны.

Что сегодня входит в социальную ответственность? И благотворительность, и экологические технологии, и много всего прочего. И специально создаются механизмы, при которых отказ от выполнения всех этих требований выкидывает компанию из того, что называется «приличные люди». И в результате она начинает терпеть убытки и в бизнесе. Вот так этот механизм работает.

Другое дело, что он все равно базовую-то проблему не решает. Полноценного воспроизводства экономики все равно нет, и это надо учитывать. И по этой причине тут есть целая куча разных проблем, которые сегодня возникают. Однако они уже выходят за рамки рассматриваемой темы, что такое социальная ответственность бизнеса на сегодняшнем этапе.

Поэтому можно подвести следующий итог: в первую очередь социальная ответственность бизнеса — это инструмент. И инструмент этот — государства, причем государства западного. Он, безусловно, очень дифференцированно подходит к разным компаниям (у них разное происхождение и прочее). Но при этом, с точки зрения долгосрочной перспективы, этот инструмент «не выживает».

 


Оцените статью