Пекинская речь Путина и Закон перемен

Нужны ли офшоры, если есть биткоин?  34

Экономика

06.04.2017 08:00  7.7 (17)

Валентин Катасонов

2063

Нужны ли офшоры, если есть биткоин?

Офшорные скандалы, связанные с утечками данных о клиентах «налоговых гаваней», их счетах и активах, происходят чуть ли не каждый год. Один из последних таких скандалов – публикация «панамского досье», когда с серверов панамской юридической фирмы Mossack Fonseca неизвестные лица украли в результате хакерской атаки крупнейшую базу данных о тысячах офшорных компаний. В мае прошлого года Международный консорциум журналистов-расследователей (ICIJ) выложил эти данные в свободный доступ. Помимо названий фирм там есть имена владельцев и бенефициаров офшорных фирм и счетов, в том числе известных государственных и политических деятелей. 

Такие утечки информации дают мощный толчок к сворачиванию офшорной деятельности. 

Локомотивом движения за ликвидацию всякого рода «налоговых гаваней» и «юридических убежищ» выступил Вашингтон. Начало борьбы США против офшоров можно датировать 2001 годом. Во-первых, после событий 11 сентября 2001 года борьба с офшорами стала, по заявлениям американских официальных лиц, частью борьбы с финансированием международного терроризма. Во-вторых, в 2001 году произошёл крах американского энергетического гиганта Enron. Это было крупнейшее в послевоенной истории Америки корпоративное банкротство, в результате которого акционеры потеряли 74 млрд. долл. В ходе расследования выяснилось, что корпорация создала 800 офшорных компаний, куда и выводила свои средства, доведя дело до банкротства. 

Уже более полутора десятилетий Вашингтон пытается, с одной стороны, закрыть наиболее одиозные офшоры, с другой стороны, вернуть из офшоров домой прибыли и активы американских корпораций. По самым скромным оценкам, из-за офшоров американская казна ежегодно теряет минимум 100 млрд. долл. Под давлением Вашингтона Швейцария начала отказываться от своей знаменитой банковской тайны. С приходом в 2010 году в Белый дом Барака Обамы удалось принять очень важный закон, получивший название FATCA (Foreign Account Tax Compliance Act). Это закон о налогообложении иностранных счетов, главная цель которого – препятствовать уклонению от уплаты налогов американских граждан, работающих и проживающих в других странах. Закон обязывает банки и другие финансовые институты предоставлять информацию о своих клиентах (данные о номерах счетов и остатках на них, а также оборотах по счетам) Налоговой службе США (IRS). В результате уже более 77 тысяч банков из разных стран мира передают информацию о своих клиентах в Налоговую службу США. Данные клиентов начали раскрывать даже швейцарские банки, ранее считавшиеся надёжным укрытием для финансов анонимных вкладчиков. Принимают участие в этой программе и банки стран-офшоров. 

Мест, где можно сохранить свой капитал, не раскрыв свою личность, становится всё меньше.

Вашингтон подтолкнул к борьбе с офшорами и Европу. С 2013 года европейские государства вместе с другими странами - членами ОЭСР начали разработку Единого стандарта отчётности (Common Reporting Standard - CRS). Стандарт уже действует, в системе CRS участвует в настоящее время более 100 юрисдикций, в том числе некоторые офшорные. Все они становятся прозрачными для налоговых служб и органов финансового надзора стран, подписавших соглашение о системе CRS. Да, за пределами системы остаётся ещё примерено столько же юрисдикций, которые не желают «оголяться», но эксперты предсказывают, что традиционные офшорные зоны будут исчезать очень быстро. 

Правда, настораживает один момент. Вашингтон, который инициировал борьбу с офшорами и спровоцировал страны ОЭСР на создание системы CRS, до сих пор не подписал соответствующие документы и никаких обязательств перед другими государствами по передаче данных о счетах и прочих активах иностранцев на территории США на себя не принял. Подозреваю, что не примет и в будущем. 

Какая вырисовывается картина? Клиентам, привыкшим к экзотическим офшорам вроде Кипра, Панамы, Виргинских островов или Лихтенштейна, придётся с ними распрощаться. Вариантов у таких клиентов всего три. 

Первый – вернуть активы и капиталы домой. Благо многие страны периодически устраивают различные «амнистии» (например, устанавливают льготную ставку налогообложения на возвращаемые капиталы). 

Второй – рвануть в Соединённые Штаты: ведь Вашингтон, проводя зачистку офшоров во всем мире, оставил один глобальный офшор под названием USA. 

Третий – попытаться уйти в тень под названием «частные цифровые валюты». 

 О первых двух вариантах мы ещё поговорим отдельно. А сейчас о том, спасает ли третий вариант. 

Частные цифровые валюты (ЧЦВ) появились на свет от силы десяток лет назад. Сегодня, по оценкам экспертов, в мире насчитывается около 600 ЧЦВ. Наиболее известная из них – биткоин (ВТС). Достоинством большинства цифровых валют является то, что при их использовании обеспечивается полная конфиденциальность операций (купли-продажи, аренды, займа, одностороннего трансферта и т.п.). Операции находятся вне поля зрения финансовых регуляторов и налоговых служб. Более того, обеспечивается анонимность участников операций, включая тех, кто участвует в создании цифровых валют. Поэтому ЧЦВ часто называют криптовалютами, то есть валютами, имеющими криптографическую защиту. 

О чем ещё мечтать? Можно вообразить, что сети биткоинов и других ЧЦВ – идеальные убежища от налогов и преследования со стороны правоохранительных органов (когда, например, ЧЦВ используются для покупки наркотиков, оружия и т.п.). Уже несколько лет профессор университета Флориды Омри Мариан (Omri Marian) твердит, что криптовалюты – более надёжные убежища, чем классические офшоры. 

В связи с введением в действие закона FATCA и системы CRS интерес к криптовалютам со стороны тех, кто привык к обычным офшорам, резко возрос. Так, средняя цена ВТС в 2014 году была равна 310 долл., в 2015 г. – 360, а в 2016 г. – 1000 долл. В начале марта 2017 года цена ВТС достигла 1268 долл. – это дороже тройской унции золота (её цена на начало марта 1233 долл.)! Проект биткоин имеет предельное значение количества «монет», равное 21 миллиону. Сейчас создано уже около 16 миллионов. Эксперты полагают, что если начнется массовый перевод денежных средств из офшоров, цены на ВТС начнут расти по экспоненте. По мнению того же профессора Омни Мариана, цена одной «монеты» ВТС может дойти до 3 млн. долл., тогда все монеты (21 млн. единиц) потянут на 63 трлн. долл. Биткоин из «микроба» (общий стоимостной объем 16 миллионов «монет» на конец прошлого года оценивался в 16 млрд. долл.) превратится в «цифрового слона»! Другой сторонник криптовалют Трейс Майер (Trace Mayer) полагает, что для резкого взлёта курса ВТС достаточно, чтобы из офшоров в эту цифровую валюту был переведён всего 1 процент активов. В максимальном выигрыше окажется тот, кто сделает это раньше других. 

Клиенты офшоров задумались: можно не только сохранить свои капиталы, но и крупно заработать! Сегодня в Интернете уже немало соблазнительных приглашений клиентам «налоговых гаваней» сменить офшорный мир на мир цифровых денег. 

Однако тут есть ряд серьёзных рисков, о которых почему-то не любят распространяться сторонники ЧЦВ. Прежде всего, цифровые деньги – это всё-таки не деньги, а инструмент спекуляций, не имеющий внутренней стоимости и никакими активами не обеспеченный. Вслед за резким взлётом курса ВТС может произойти не менее резкое падение. В каком-то смысле наращивание «богатства» в виде «монет» ВТС сродни выстраиванию финансовых пирамид. 

Кроме того, мир цифровых валют не является абсолютно замкнутым. Неизбежно его сообщение с внешним миром через операции по обмену валют, по покупке товаров и услуг. При грамотном контроле со стороны надзорных органов государства может произойти идентификация анонимных обитателей мира цифровых денег. Недаром власти многих стран, хотя и разрешают осуществление некоторых операций с использованием ЧЦВ (например, большое распространение получили биржи криптовалют), но предъявляют строгие требования к компаниям, проводящим такие операции. В частности, обязательным является лицензирование работы специализированных компаний. Разрабатываются специальные методики для выявления подозрительных транзакций. 

Для тех, кто не очень хорошо знает историю биткоина, расскажу одну историю. Через два года после того, как был запущен проект ВТС, в «теневом» Интернете (так называемый Dark Net) появилась торговая площадка с красивым названием Silk Road (Шёлковый путь). Площадка функционировала в течение 2,5 лет (2011-2013 гг.), основным товаром были наркотики, расчёты велись в биткоинах. Управлял площадкой некто Уильям Росс Ульбрихт по кличке Ужасный Пират Роджерс. Его арестовали осенью 2013 года в Сан-Франциско. К тому моменту через Silk Road было проведено более 1,2 млн. сделок на сумму 9,5 млн. биткоинов. Комиссия площадки составляла от 8 до 10%, всего было заработано более 600 тыс. биткоинов (порядка 80 миллионов долларов в ценах того времени). По документам судебного дела над Ульбрихтом, Silk Road использовали несколько тысяч продавцов наркотиков и более 100 тысяч покупателей. 29 мая 2015 года суд приговорил Ульбрихта к пожизненному заключению. 

Вдумчивые аналитики задают справедливый вопрос: почему Федеральному бюро расследований (ФБР) потребовалось так много времени, чтобы вычислить торговую площадку и задержать её оператора? Одна из наиболее очевидных версий заключается в том, что «Шёлковый путь» с самого начала был задуман как часть проекта «Биткоин». Это был проект спецслужб США, и прежде всего Агентства национальной безопасности (АНБ). Другие спецслужбы (ЦРУ, ФБР и т.д.) обеспечивали проекту «зелёный свет». Смысл всего предприятия заключался в том, чтобы обеспечить приток денег в систему ВТС из серого и чёрного секторов экономики. Так сказать, start-up проекта ВТС. Дальнейшая связь ВТС с преступным миром была уже нежелательной: с одной стороны, она подрывает престиж новой валюты, с другой стороны, делает неприличным затянувшееся бездействие ФБР и других американских спецслужб. Это лишь один пример, заставляющий всерьёз задуматься, действительно ли мир ВТС представляет собой альтернативу офшорам. 

 


Оцените статью