Персональный сайт Михаила Хазина

Ближайший вебинар ДИСКУССИОННОГО КЛУБА

Воробьев Артур
31 Май 20:00
Артур Воробьев "Российская судебная система - современное состояние"

Архив вебинаров >>

хазин - беловодье





 


  << Пред   След >>

ОБЗОР МИРОВЫХ РЫНКОВ ЗА 2015 ГОДА С ПРОГНОЗОМ НА 2016 ГОД

Сергей Егишянц
4670 дней
Сергей Егишянц [sae70]  
01 Янв 17:15
публикатор Михаил Хазин [khazin]
Темы: мировая экономика , обзор , россия , рынки , сергей егишянц


Сергей Егишянц, "Лихие 2010-е"

 

С новым годом!

Прошедший 2015 год усилил глобальную нестабильность – во всех отношениях: на слуху громкие теракты, умножались войны, сырьевой крах породил завал многих экономик, а ранее преуспевавшие державы стали выглядеть куда более уныло. Имеет смысл подвести итоги последних 12 месяцев и постараться хотя бы пунктирно заглянуть в наступивший 2016 год – приступим.

2016

Иллюстрация: Артём Попов

Рынки

Денежные рынки. Как ни странно, на поверхности ничего особо выдающегося тут не происходило – несмотря на вечно грозившее и наконец осуществившееся монетарное ужесточение от ФРС, у рыночных процентов ведущих стран сохранялась стабильность. В том числе и в самих США, где в середине года ставки, правда, немного подросли, но далеко не достигли даже пиков конца 2013-го и начала 2014-го – тогда доходности 10-летних казначеек ходили до 3% годовых, а сейчас не поднялись выше 2.5%; на повышение ставки реакция вообще была нулевой – проценты около 2.2% и в целом мало изменились с начала года (на старте его показатель составлял примерно те же 2.2%).

Ровно то же самое можно сказать и о прочих крупных эмитентах гособлигаций: в Британии, еврозоне и Японии проценты нынче примерно те же, что были и год назад – это несмотря на то, что в последних двух регионах проводились активные эмиссионные мероприятия центробанков. Только Китай отметился заметным сокращением ставок – благодаря нескольким актам монетарного смягчения от ЦБ и вследствие развивающихся в стране дефляционных процессов. Заметно уменьшились доходности и по гособлигациям РФ – просто потому, что год назад на наших рынках творился дикий бардак, но затем ситуация успокоилась: в итоге процент по казённым 10-леткам опустился в течение 2015 года с 14% до 10% - он был и ниже, но очередной завал нефти приподнял его.

Россия

Источник: Trading Economics

Противоположные процессы идут там, где прежнее ухудшение было умеренным, но в прошедшем году ускорилось – из ведущих стран мира это прежде всего Бразилия: бушующий в ней тяжелейший политический (президент на грани импичмента, скандал с коррупцией уже всеобщий и т.д.) и экономический (главные индикаторы экономики валятся худшим темпом за 10-15 лет) кризис логично взметнул ввысь проценты по гособлигациям – они уже подобрались к вершинам 2008 года, а ведь ещё не вечер. Разумеется, колбасило и многие другие державы – в конце года особенно "весело" стало ЮАР, где президент дважды за неделю менял министров финансов, отчего ставки на денежном рынке подскочили к пикам 2008-го и грозят подняться до 13-летних максимумов.

Бразилия

Источник: Trading Economics

Ещё один страждущий нынче сегмент денежного рынка – корпоративные облигации низкорейтинговых заёмщиков, в том числе в США. Эти активы более всего выиграли от 7 лет сверхмягкой денежной политики мировых центробанков – потому что доходности надёжных вложений обнулились, отчего в поисках хоть какой-то прибыли инвесторы стали охотнее приобретать бумаги сомнительного качества. Обвал нефти вызвал проблемы у мелких сланцевых добытчиков ещё в конце 2014-го – в прошлом году они усугубились и распространились на весь "мусорный" сектор, так что проценты (и спрэды с соответствующими по срокам казначейками) в нём достигли вершин с середины 2009-го: отсюда череда банкротств – причём этот процесс, видимо, лишь начался, поскольку только сейчас крупные фонды, терпящие убытки от вложений в эти активы, стали мощно резать свои позиции, фиксируя убытки, но этим избегая полного краха в ближайшем будущем.

Мусор

Источник: Bank of America

Как и следовало ожидать, Банк России, резко взметнув ключевую ставку в конце 2014-го, выждал паузу и, убедившись в стабилизации рынка, стал её снижать – доведя в итоге до 11% (с 17% в начале года). Можно было бы и пониже – однако новая волна завала нефти, серия властных авантюр и истерик (последняя – против Турции) заметно дестабилизировали обстановку, побудив ЦБ к осторожности. Скорее всего, процесс монетарного смягчения возобновится в первом квартале – да и инфляция уже весной должна опуститься ниже 10% в год: так что особых кошмаров тут не ожидается – само собой, политическое начальство имеет выдающиеся таланты вляпываться во всё дурное, что только возможно, но даже и у него эта способность ограничена (слабостью финансов). То же касается эффектной идеи запустить эмиссию – мы уже писали, что это включит только инфляцию, но не экономику: сведения о низкой монетизации экономики РФ попросту неверны – как и о слабом кредите и низком денежном мультипликаторе (реально всё это даже выше нормы).

Перспективы рынка в 2016 году зависят от многих причин – но ежели не уподобляться диванным апокалиптикам, трындящим о "третьей мировой" и прочих ужасах, то главным фактором влияния, очевидно, должна стать политика ФРС США. Её перспективы пока неясны – хотя последние прогнозы членов правления Феда (по итогам декабрьского заседания) сулят четыре повышения ставки в течение наступившего года. Беда в том, что ещё недавно ожидалось 5-6 актов ужесточения – а у рынка есть крупные сомнения даже в означенных четырёх: дурная макроэкономика привела к тому, что трейдеры на сей момент заложились лишь в два поднятия процента за год – по разу в полугодие. Именно это видение и отыграно рынком – ясно, что если ситуация станет веселее, то доходности пойдут вверх, тем самым порождая схожую динамику и в прочих регионах (вне США); напротив, ухудшение в экономике (а в ней и так уже хорошо если стагнация) ещё снизит процент. Низы нефти уже недалеки – и если ничего жуткого не случится, то и в РФ ставки будут падать.

Валютные рынки. Доллар продолжал расти в начале 2015-го – но этот процесс продлился только до конца первого квартала, а дальше бакс (и прочие ведущие курсы) вступили в фазу колебаний, в итоге по сути оставшись при своих. В целом за год йена и швейцарский франк почти не изменились вовсе; фунт слегка припал, а евро основательно завалилось – впрочем, и это произошло уже довольно давно, а в последнее время и у этих курсов динамика была весьма спокойной. Думается, в течение некоторого времени коррекция бакса будет продолжаться – но затем его повышательный тренд должен возобновиться и продлиться как минимум до 2017 года, а то и дольше.

Евро

Источник: SmartTrade

Куда хуже пришлось "товарным" валютам (австралийскому, канадскому, новозеландскому долларам и т.д.) – они основательно завалились по отношению к американскому конкуренту. Ещё мрачнее выглядели многие деньги развивающихся рынков: бразильский реал просел в полтора раза, на сопоставимую величину пришлось девальвировать песо новой власти Аргентины и т.д. Не миновала сия участь и юань – хотя, разумеется, в меньшей степени: китайский ЦБ потратил сотни миллиардов долларов резервов на стабилизацию курса своей валюты – но не особо преуспел, хотя от ужасов прочих развивающихся экономик всё же уберёг. Тем не менее, курс юаня нынче худший за без малого 5 лет – и вообще, он падает впервые с первой половины 1990-х: симптоматично – но не мешает тамошним властям продолжать курс на "интернационализацию". Юань уже вошёл в "корзину" МВФ, торговая сессия по валюте внутри КНР расширена, рынок стал гибче и т.д.

Аргентина

Источник: Trading Economics

Юань

Источник: Trading Economics

Подобные прожекты недавно волновали умы и властей РФ – ради чего они и запланировали освобождение курса рубля: впрочем, реально это пришлось делать в самый неудачный момент и после серии грубейших ошибок как в политике, так и в средствах её проведения Банком России. Всё это вызвало коллапс рубля, взлёт инфляции и тотальное недоверие к родным деньгам в конце 2014-го – однако насколько чудовищной была деятельность властей тогда, настолько здравой она стала в 2015-м: по большому счёту, за последний год серьёзных претензий к ЦБ предъявлять не за что – разумеется, не считая извечных воплей левых горлопанов, которые страстно желают раздать триллионы рублей индустрии (подобно тому, как ильфопетровские пикейные жилеты жаждали продавать и покупать). Пока, к счастью, верховные власти не настолько сошли с ума, чтобы всерьёз заинтересоваться креативной идеей "включить станок" (это было бы катастрофой) – что будет далее, сказать нельзя, но шанс пережить 2016 год довольно велик. Без форс-мажора рубль отметит дно к баксу около 75-80 и вместе с отскоком нефти вырастет до 55-60 – но этот пик вероятнее в 2017-м.

Фондовые рынки. Ведущие биржи, как мы и ожидали, быстро отыграли падение осени 2014-го и устремились вверх – однако затем они неожиданно впали в ступор, в котором и пребывали вплоть до августа. Тогда они столь же внезапно рухнули на 10-20% всего за 3 недели, но продолжения не последовало – и ключевые индексы стали потихоньку отрастать. Все перечисленные в обзоре годичной давности признаки пузыря сохранились и даже окрепли, ибо во втором полугодии прибыли и (особенно) продажи корпораций пошли вниз, чего нельзя сказать об их капитализации – ведь мировые биржи в целом остались при своих: часть Штатов (NASDAQ), Германия и Япония выросли, но слегка упала Британия – а также развивающиеся рынки и индексы "товарных" экономик; индекс S&P-500 снизился на 0.7% в год – причём за 2 часа до финиша года он ещё был в плюсе.

Тем не менее мы не рискнём уверенно прогнозировать разворот в течение ближайшего года – возможно, беспрецедентно долгая сверхмягкая денежная политика растянет этот процесс ещё круче. В основном, это зависит от поведения ФРС – если её ужесточение будет идти ожидаемо вяло, а то и вовсе застопорится, то ничто не помешает акциям продолжить рост и лишь существенно позже пойти вниз; напротив, форсированное поднятие ставок вполне может обвалить рынки за несколько месяцев. Причём в данном случае это ключевой фактор бирж не только в США, но и для всех прочих – вся мировая финансовая система сейчас жёстко зависима от политики штатовского ЦБ. Наиболее интересной представляется динамика биржи Шанхая – где весной был взлёт, а летом случился обвал, остановленный усилиями власти: но с тех пор последние дали понять, что больше не намерены так жёстко вмешиваться – т.е. глобальные потрясения могут быть теперь фатальны.

Шанхай

Источник: Trading Economics

Товарные рынки. Ситуацию в этом сегменте рынка прекрасно характеризует спотовый индекс CRB – с поправкой на реальную (очищенную от статистических махинаций) инфляцию, он нынче слабейший за все 60 лет наблюдений, причём в течение всего этого срока динамика негативная, а очередная волна снижения идёт с начала 2011-го. За 2015 год в среднем в полтора раза подешевели промышленные металлы (чёрные и цветные) и энергоносители (нефть, газ, уголь и даже этанол – гусары, молчать!) – если учесть, что годом ранее они валились ещё круче, то динамика впечатляет. Более устойчивы драгметаллы и еда – хотя и эти активы слабы за редкими исключениями (по ряду продовольственных товаров в крупнейших странах-производителях случились погодные катаклизмы, сжавшие предложение и нарастившие цены под конец года – это сахар и цитрусовые).

Товары

Источник: CRB, независимые оценки инфляции

Оставим в покое пшеницу и алюминий и займёмся нефтью-кормилицей, от которой в экономике РФ зависит почти всё. Текущие цены в этом сегменте ниже равновесных по всем прикидкам – так что коррекция неизбежна: вопрос, когда, от каких и до каких уровней. Думается, процесс начнётся уже скоро (в первом полугодии 2016-го) и где-то из окрестностей 30 долларов за баррель – на худой конец чуть ниже. Возможная траектория (только возможная!): 32-35 в январе, 40-45 в феврале, около 30 в апреле-июне, далее рост с пиком в 2017/18. Хорошая цель вверху видится в зоне 60-70 – и, похоже, выше неё цены в обозримом будущем станут уходить только в случае каких-то катаклизмов на Ближнем Востоке: подобные события не исключены, учитывая нарастающий бардак в мире – но, по всей видимости, они будут оказывать не слишком долгосрочное влияние на рынок.

Фундаментальная основа такого рода ожиданий очевидна – она состоит в том, что немало производителей уже ушли в убыток аж по операционной деятельности (т.е. цена ниже их себестоимости даже без учёта инвестиций, обслуживания долгов и прочих вспомогательных трат). Банкротства в секторе уже пошли – но пока вяло, чему есть ясная причина: добытчики хеджируют риски деривативами, обычно примерно на год вперёд – т.е. по факту получается, что они продают нефть не по текущей цене, а по той (примерно), которая была год назад. Это означает, что до конца лета 2015-го они торговали по 100 долларов за баррель (которые были годом ранее), а вот потом их дела пошли заметно хуже, что и начало отражаться "на табло" (год назад цена колебалась около 45-60).

График процента по долгам низкорейтинговых заёмщиков (где все мелкие сланцевики) красноречив – вот только не стоит ждать катастрофы: мелочь разорится – и её приберёт к рукам крупняк, у которого нет никаких проблем с финансированием. Скорее всего, этот процесс займёт пару-тройку лет, после чего рынок станет совсем прост: выход цены в район 60 будет порождать агрессивное возобновление сланцевой добычи, толкающее котировки снова вниз – сейчас это не факт, потому что кое у кого из мелких компаний просто не хватит денег на наращивание производства; указанный выше передел сегмента, однако, сделает такую "неваляшку" почти автоматической. Выходит, у нас есть ещё несколько лет "порезвиться" (если повезёт), но дальше на рынок вернётся ситуация 1990-х – с поправкой на реальную инфляцию, тогдашние средние цены Brent (19.0-19.5 баксов за бочку) примерно равны нынешним 45-50, которые лишь немного уступают равновесным 50-60.

Экономика

Азия и Океания. В 2015 году экономика Китая продолжала замедляться – причём поскольку махинации со статистикой там ещё круче, чем в развитых странах, показываемые официозом около 7% роста ВВП на самом деле означают не больше 3-4%. Такие же поправки нужно делать и в прочих показателях – например, в инвестициях, промышленном производстве, рознице и т.д. Так или иначе, даже текущие числа близки к преодолению минимумов 2008/09 годов – после чего на повестке дня окажутся значения четвертьвековой давности. Если не случится ничего экстраординарного, то все эти процессы продолжатся и впредь в неспешном режиме – однако в любой момент возможен срыв в пике, причём конкретно для КНР причин тут может быть великое множество.

Китай

Источник: Trading Economics

Скажем, кэрри-трейд, в прежние годы весьма обильный – брались дешёвые кредиты в долларах в расчёте на рост юаня: теперь тот падает – и заёмщики, мягко говоря, страдают. Да и вообще, совокупный вал кредитов в стране чрезмерен – денежный мультипликатор перевалил уже за 20, а это добром не кончается. На таком фоне обеспечить "мягкую посадку" было бы чудом – хотя власти делают для этого всё: переключение с внешнего спроса на внутренний идёт ускоренным темпом – беда лишь в том, что и в самом оптимистичном сценарии замещение будет очень частичным, поэтому "отпускание" юаня в свободное плавание (балансирующее внешнюю торговлю) резонно.

В прошлые годы Китай был главным локомотивом роста региона, и его торможение вызвало печальные последствия на континенте – в том числе в Японии и Австралии. Экономику первой поддерживает на плаву мега-эмиссия ЦБ – которую к тому же ещё и чуть расширили под конец года; правда, и это бы мало помогло, но поднятие налога с продаж весной 2014-го создало эффект низкой базы на добрых полгода вперёд – отчего годовая динамика показателей летом-осенью 2015-го выглядит неплохо; на самом же деле в стране уже стагнация. На Зелёном континенте пока сохраняется рост (ресурсов много, народу мало) – но завал мировых товарных цен явно подрывает его.

То же касается Новой Зеландии (страдающей от дешевизны молока), Юго-Восточная Азия тормозит или даже валится – и только Индия выглядит неплохо благодаря реформам новой власти: но и их потенциал весьма ограничен – в общем, ситуация в регионе останется сложной. Единственный луч света – Транс-тихоокеанское партнёрство, способное надолго помочь его участникам, но пока в его рамках подписаны лишь первичные соглашения, а до полноценного запуска ещё далеко. Но в долгосрочном плане этот фактор будет становиться всё более значимым – помогая сравнительно бедным странам потихоньку замещать для США и Японии китайское производство, становящееся слишком дорогим по мере роста зарплат в КНР: уже к концу десятилетия это станет очевидным.

Европа. Программа количественного смягчения, запущенная ЕЦБ в начале года, опустила евро и тем самым заметно взбодрила экономику Старого Света – однако отменить коренные дисбалансы в экономике с помощью монетарных игрищ невозможно, потому уже во втором полугодии замедление роста стало очевидным. Наиболее ясно оно в Британии, где ранее был самый мощный прогресс; чуть притормозила и дотоле весьма весёлая Испания; в Германии и особенно Франции рост стал достаточно скромен – причём у последней безработица всё ещё продолжает расти. Учитывая изобилие статистических махинаций в казённых цифрах, можно констатировать стагнацию и тут – причём новый импульс роста может возникнуть (ненадолго) лишь на очередной волне завала евро. Разумеется, если обойдётся без форс-мажора – типа греческого, породившего изрядные проблемы в регионе в середине года: повторения не исключены – причём со стороны многих стран.

Все прочие факторы негативны – евро-бюрократия, социализм, беженцы и мигранты, замедление в Китае, всяческие санкции и т.д. Долгосрочным позитивом могло бы стать Трансатлантическое партнёрство – правда, пока переговоры с США идут туго, однако рано или поздно какая-то форма сотрудничества почти наверняка состоится. Тутошние "патриоты" видят в этом только козни коварной Америки, стремящейся поживиться Европой – конечно, это чушь: зона свободной торговли будет взаимовыгодной – а вкупе с аналогичным сообществом вокруг Тихого океана и вовсе способна стать инструментом отделения цивилизованного мира от нежелательных стран, вовсю пользующихся плодами режима ВТО, но попирающих прочие принципы развитого мира. И хотя пока левые и либеральные адепты "глобальной демократии для всех" ещё сильны, подобные настроения ("отгородиться") всё сильнее – особенно на фоне всё более жестоких терактов и войн.

Америка. Это тем более очевидно в США – где сила левой мысли заметно ниже, чем в Европе: и хотя местные производители вовсе не в восторге от торговых союзов с "дешёвыми" странами Латинской Америки и Восточной Азии, в целом настрой на такие связи заметен – после "крымнаша" это стало особенно ясно. Главные двигатели роста экономики США претерпели драматичный разворот – если в конце 2014-го годовой рост добывающих отраслей достигал 15%, то спустя год он оказался в районе минус 10%: это при том, что спад добычи нефти и газа пока невелик – основная его часть предстоит позже. Стройка также слегка подсдулась, хотя в середине года её импульс был весьма впечатляющим – просто сейчас отрасль встретила спросовые ограничения: цены слишком велики для народонаселения – а продавать дешевле не готовы ни строители (и так экономящие на всём – в том числе заменяя материалы на более дешёвые низкокачественные), ни домовладельцы.

Добыча

Источник: ФРС США

Меж тем, доходы американцев по-прежнему очень вялы – отчего возникают вышеописанные коллизии, причём не только в сфере недвижимости: реальные душевые зарплаты и траты бьют антирекорды и находятся на уровнях 1950/60-х. При этом заметного спада уровня жизни нет – потому что все эти индикаторы описывают не количество благ во владении людей, а их оборот: снижение последнего означает лишь, что обновление гаджетов, автомашин, жилья и прочих благ происходит реже, чем прежде – но сами эти блага по-прежнему находятся в распоряжении домохозяйств примерно в прежнем объёме. Возврат производств из-за границ США замедлился по причине дорогого доллара – но в целом процесс продолжает идти. Тем не менее, в экономике Штатов нынче тоже стагнация – которая сильно мешает ФРС усилить монетарное ужесточение. Перспектив ускорения не видно – так что, видимо, и в 2016 году мы будем наблюдать вялое сползание экономики; какие-то пертурбации возможны под конце года из-за выборов президента – но вряд ли особо бурные.

Впрочем, кому-то и подобная динамика может показаться несбыточной мечтой – и если Мексика в целом сумела приспособиться к нефтяному обвалу, то иные региональные монстры выглядят куда печальнее. ВВП Канады валится – и уже ушёл в годовой минус: с учётом махинаций статистиков его размер велик – в реальном душевом выражении порядка 3-4%. И совсем катастрофична ситуация в Бразилии: промышленное производство в октябре рухнуло на 11.2% в год – минимум с мая 2009-го; потребительские цены пробили показатель +10% в год – впервые за 13 лет; ВВП в июле-сентябре обвалился на 4.5% в год – такого не было ни разу за четверть века наблюдений. Судя по всему, смена власти в этой стране является лишь вопросом времени – а пока она уже произошла у пары других лево-психиатрических держав региона, Аргентины и Венесуэлы: видимо, продолжение воспоследует – а значит, и коллапс экономик ряда стран вскоре имеет шанс остановиться.

ВВП

Источник: Trading Economics

Россия. Экономика в РФ 2015 году упала и, похоже, собирается продолжать это занятие в начале года наступившего. Статистика тут часто вводит в заблуждение даже не из-за махинаций, привычных по всему миру, а из-за эффекта базы и резких скачков. Дело в том, что львиная доля показателей даётся в годовой динамике – но т.к. год назад происходили мощные движения, она часто вводит в заблуждение; к тому же Росстат отчего-то не может сделать поправку на число рабочих дней (оно меняется год от года – и в 2015-м несовпадений с предыдущим годом было особенно много). Конечно, лучше смотреть помесячную динамику – но для этого надо очищать данные от факторов сезонности и всё того же календаря, а это делается далеко не всегда. Дабы яснее понять суть проблемы, проще всего посмотреть график розничных продаж из ноябрьского отчёта Росстата.

Розница

Источник: Росстат

Из него видно, что с поправкой на сезонность покупки росли в феврале-марте 2014-го, затем почти не менялись вплоть до октября включительно и прибавили 2-3% в ноябре-декабре на волне ажиотажа из-за резкого падения рубля. В январе 2015-го случился гигантский (на 11%) спад, после чего было вялое сползание до конца года с потерей за это время ещё около 3% с январского уровня. Но если смотреть годовые изменения продаж, то там этого сползания не видно вовсе: виден спад на 9-10% вплоть до второй половины осени, когда он вдруг резко ускорился до 13% - легко понять, что виноват именно эффект росшей год назад базы; ясно, что за декабрь Росстат покажет ещё худший плохой годовой спад (на 14-15%) – при том, что на самом деле продолжается всё то же сползание, а вовсе не наступает нежданный обвал. Поэтому лучше смотреть помесячную динамику, очищенную от сезонного и календарного фактора – к счастью, её немало в отчётах Росстата и МЭР.

Подобный график для выпуска в обрабатывающей промышленности вполне красноречив: падение продолжалось с середины 2014-го до лета 2015-го, оно сменилось стагнацией, но под конец 2015-го спад потихоньку стал возвращаться. То же в экономике в целом: вялое ухудшение в 2013/2014-х, резкий обвал через месяц-другой из-за обвала рубля в конце 2014-м, стабилизация после этого – и новая волна ухудшения на фоне очередного снижения российской валюты (опять-таки с лагом в несколько месяцев). И поскольку спрос продолжает валиться (реальные доходы ускоряют спад), а нефть и рубль стоят на низах, эти процессы продлятся ещё как минимум несколько месяцев. Далее не исключён небольшой отскок: просто потому, что нефти особо падать уже некуда, зато отлететь она может весьма бодро, если учесть изобилие спекулянтов-"медведей" по ней на биржах. В этом случае экономика РФ способна даже показать небольшой плюсик – но хрупкий и недолгий.

Промышленность

Источник: Росстат

Почему недолгий? Потому что, напомним, стагнация в экономике РФ началась ещё в конце 2012-го, т.е. когда нефть была дорогой – более того, даже предшествующий ей рост 2010/12 гг. был не реальным, а восстановительным после провала конца 2008/2009-х. Наконец, и прогресс 1999/2008 гг. также был лишь восстановлением – после коллапса 1990/98 гг. Иначе говоря, здорового роста, создающего "новую экономику" (вместо паразитирования на мощностях прежней) в РФ не было – разумеется, речь о целом, а не о частностях: в ряде сегментов некоторых отраслях, преуспевших от экспорта (сырьё, металлы) или необычной для нашей страны демонополизации и привлечения частного капитала (связь), имелось местами и вполне очевидное развитие – но это и всё.

В любом случае, России чудовищно далеко до, например, Польши, индустрия которой ныне производит втрое больше продукции, чем на финише советской эры (и вшестеро – чем на дне постсоветского обвала 1990-х): у нас и советский-то пик так и не был достигнут, не говоря о чём-то большем. Разумеется, Польша (и иже с нею) в целом успешно интегрировалась в крупную и достаточно богатую систему разделения труда в ЕС, а РФ от этого отказалась (под лозунгом "не дадим развалить великие советские достижения!") – но и ничего альтернативного не построила: механизма роста внутреннего спроса не было и нет. Вместо этого продолжала существовать паразитическая модель с опорой на экспорт сырья – которая процветала, пока цены на него были высоки, но теперь её перспективы видятся весьма печальными; однако ничто другого так и не создано.

И не создаётся сейчас – власть совершает хаотичные конвульсии, силясь заткнуть множество дыр (что, конечно, невозможно) и молясь о возвращении к временам дорогой нефти, пусть и допуская, что этого не будет в обозримом будущем. Бесконечные попытки пополнить казну глупы и вредны – для чего поднимают налоги или прикрывают лазейки для "серого" бизнеса (это надо было делать в годы процветания – сейчас же такие меры просто вызовут новые витки инфляции и рост безработицы). Меж тем, в любом учебнике экономики написано, что нельзя увеличивать бремена бизнеса и потребителей в период спада – хорошо хоть Банк России обломал усилия Минфина связать нефть и рубль накрепко (чтоб рублёвая цена нефти почти не менялась): бюджет страдает – но если бы доллар-рубль сейчас был около 100, то экономика в целом страдала бы куда сильнее. Соответственно, прогноз по экономике РФ крайне прост – куда нефть, туда она, причём со "скосом" в сторону негатива: т.е. если нефть вырастет сильно, то наше хозяйство улучшится слегка; а минимальный прогресс по сырью вернёт ситуацию в России всего лишь к мрачной стагнации.

Из многих причин можно упомянуть главную – чрезмерные издержки в экономике. Строим жильё, завод, склад? – выделение земли, подключение к коммуникациям, разрешения и т.п. формально или неформально (взятки, откаты) крайне дороги: в итоге отпускная цена велика (не по карману небогатым людям или предпринимателям) либо строители вынуждены экономить на всём, производя здания низкого качества. Перевозим товары? – дурные дороги, поборы гаишников, мафиозная монополизация торговли и прочих сопутствующих бизнесов наращивают стоимость; ещё хуже РЖД – где в себестоимость перевозки включены непрофильные затраты и всё те же взятки-откаты. И т.д. Отсюда следует, что для создания более-менее пристойной среды в экономике нужно ломать порядок, генерирующий высокие издержки – а ведь воровство казённых денег, взятки и откаты суть "не баг, а фича" существующей системы: это плата за оммаж вассалов в квазифеодальной лестнице – но уничтожить её не рискнёт ни один член нынешней элиты, ибо это самоубийственно для неё в целом. Это значит, что экономика РФ обречена на возврат к положению второй половины 1990-х – причём происходить это будет даже в худшей обстановке, чем была тогда. Почему?

Во-первых, политика концентрации населения в мегаполисах ввергла в жуткое состояние малые формы расселения, куда более устойчивые к кризисам. Во-вторых, износ инфраструктуры (социальной, транспортной, коммунальной, образовательной и медицинской) много выше, чем был тогда. В-третьих, та власть могла себе позволить просто урезать траты казны – народ выживал благодаря дешёвой коммуналке и массе натуральных льгот: с тех пор последние монетизировались, а первая исчезла – по данным Росстата, с конца 1995-го цены в целом выросли менее чем в 2000 раз, тогда как электроэнергия прибавила 4500 крат, а прочие услуги сектора вздорожали в 8000-9000 раз. Судя по всему, отличен от тогдашнего будет и политический фон – по мере усиления кризиса шизофреническая "державность" станет нарастать (хотя интересно, где взять деньги на ширящиеся военные авантюры Кремля?) вкупе с параноидальным "патриотизмом". В общем, как верно подытожили острословы, "ещё никогда россияне не жили так плохо, как при Обаме"…

Инфляция

Источник: Росстат

Хорошего вам года!

Сcылка >> Просмотров за 24 часа 1 всего 5277
  << Пред   След >>
Понравилось? Поделитесь с друзьями!
Модератор(ы) темы: Сергей Егишянц Пожаловаться на модератора          



Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.


©
Михаил Хазин, Андрей Акопянц
2002-2013
Лучшее на Worldcrisis.ru
24 Май Герман Греф: «Это уже просто опасно для нашей страны» (Евгений Карасюк)

22 Май Дыра в бюджете растет со скоростью полтриллиона рублей в месяц (finanz.ru)

22 Май Начинается майдан... СМИ трусливо молчат... (Алексей Кунгуров)

20 Май Русский народ сдох. Чо дальше? (Алексей Кунгуров)

20 Май Студенты СПбГУ выиграли чемпионат мира по программированию (Медуза)

24 Май Британские врачи: отказ от животных жиров принес «катастрофические последствия» (VirtualErn)

21 Май Мост на Юг (Эль Мюрид)

ВСЕ ЛУЧШИЕ МАТЕРИАЛЫ  
IN_PAGE_ITEMS=2181844ENDITEMS GENERATED_TIME=2016.05.27 05.13.06ENDTIME
Сгенерирована 05.27 05:13:06 URL=http://khazin.ru/khs/2181844/article_t?BOT=1