Голосования

Выставит ли Путин свою кандидатуру на выборах 2018 года?




Медаль памяти Нобеля

Видео: Хазин & Ракша. РСН fm. (05.05.2014)

Мировой кризис

05.05.2014 20:29

Михаил Хазин

199

Д. РАКША: В гостях Михаил Хазин, и у него рождения. Михаил, поздравляю тебя.

М. ХАЗИН: Спасибо.

Д. РАКША: Между делом мы будем обсуждать экономические загадки и коллизии. Я предлагаю на выбор несколько тем для обсуждения. Одна полушутливая, а ещё несколько очень даже серьёзных. 1 мая прошло награждение новых «Героев труда». Награждены были 5 человек.

М. ХАЗИН: Наградить учителя можно, но как давать награду «Герой труда» человеку, на чьём труде наживается какой-нибудь капиталист?

Д. РАКША: Герой капиталистического труда.

М. ХАЗИН: Все читали Маркса, всё отбирают капиталисты. Давать награду – это примерно то же самое, что награждать раба в рабовладельческом обществе за особо прогрессивный труд.

Д. РАКША: Возвращаемся к символике и смыслам Советского Союза.

М. ХАЗИН: Смыслы были основаны на том, что у нас не было частной собственности, и любой человек, который работал, трудился за всё общество. Он создавал ценности для всего общества, а теперь он создаёт что-то, чтобы какой-то конкретный буржуй ездил в Куршевель.

Д. РАКША: А если учитель создаёт ценности?

М. ХАЗИН: Учитель – да. Хотя программы, по которым учат, оставляют желать лучшего.

Д. РАКША: Но он же может добросовестно и даже эффективно учить по этим программам?

М. ХАЗИН: Может.

Д. РАКША: Из пятерых награждённых никого не было с частных предприятий. Там был один сельскохозяйственный предприниматель типа фермера, который работает сам на себя.

М. ХАЗИН: Согласись, что это проблема. Если за деньги, то отсюда следует целая куча проблем, начиная от ювенальной юстиции и кончая тем, что сегодня происходит на Украине.

Д. РАКША: Независимые экономисты могут претендовать на звание «Герой труда» в наше тяжёлое время?

М. ХАЗИН: А что такое «независимые экономисты»?

Д. РАКША: Есть один знакомый, Михаил Хазин, у которого сегодня день рождения.

М. ХАЗИН: Ничего подобного. Я в чём-то ограничен. Макроэкономисты независимы. Каждый человек должен иметь некоторую гражданскую позицию, некоторую деятельность не потому, что за неё платят, а потому, что это нужно. Моя задача – объяснять людям, как устроена экономика.

Д. РАКША: Прямо перед майскими праздниками состоялся саммит глав государств Таможенного союза, который грозит перерасти в экономический союз. В последних числах мая должны подписывать этот договор, который должен начать действовать с 1 января 2015 года. Но, по-моему, о чём-то они не договорились. Во всяком случае, президент Белоруссии Лукашенко очень активно выступал по поводу того, что ему не нравятся изъятия, которые должны устраняться в течение 10 лет.

М. ХАЗИН: Лукашенко же совершенно гениальный переговорщик. Он же торговаться умеет гениально, особенно, если вспомнить, что он хохол. Разумеется, если его пошлют, то оно обидится.

Д. РАКША: Но он же за живые деньги бьётся.

М. ХАЗИН: Не для себя, а для страны.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Нина Васильевна. Я поздравляю Вас с днём рождения. Хочу пожелать творческих успехов и доброго здоровья. Сегодня, кстати, родился Маркс.

М. ХАЗИН: Это не простое совпадение. Мой дедушка родился 25 октября 1913 года, и его день рождения праздновался 7 ноября. У него было двое детей. Мой папа родился 22 апреля в день рождения Владимира Ильича Ленина. А сестра папыродилась 5 декабря в день сталинской Конституции, про которую даже была песня «Широка страна моя родная...». «За столом никто у нас не лишний, по заслугам каждый награждён. Золотыми буквами мы пишем «всенародный сталинский закон». Этих слов величие и славу никакие годы не сотрут. Человек всегда имеет право на учёбу, отдых и на труд».

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. А что делает товарищ Глазьев в команде неолибералов?

Д. РАКША: Насколько я понимаю, он в команде Путина.

М. ХАЗИН: Да, он в команде Путина, и пытается вектор нашей внутренней политики сместить в правильном направлении. Нужно при этом учесть, что Серёжа Глазьев – это редкий случай человека, у которого есть своя оппозиция в экономике. Он не считает, что солнце всходит в Вашингтоне, но вместе с тем не является махровым патриотом, считающим, что нужно установить железный занавес и игнорировать весь мир. Это невозможно и очень вредно. Но нужно при этом понимать, что влияние очень ограниченно.

Д. РАКША: Зачем-то Владимир Владимирович Глазьева на этот пост назначил и продолжает слушать его консультации. Итак, Лукашенко и Назарбаев были не очень довольны не доконца согласованными условиями или изъятиями, которые ещё до сих пор существуют в этом союзном договоре. Тем не менее, Назарбаев, насколько я понимаю по стенограммам, ничего вслух особо не говорил. Он сказал, что мы всё можем согласовать, есть месяц. Никаких особых претензий вслух не высказывал, нежели Лукашенко.

М. ХАЗИН: Нужно понимать, что Назарбаев и Лукашенко – это совершенно разные истории. Назарбаев – член политбюро ЦК КПСС, и он даже не царь, он - отец нации.

Д. РАКША: Так и есть, даже официально, по-моему.

М. ХАЗИН: В Казахстане никто не сомневается, что он их будет защищать, и самое главное, что он защищён

Д. РАКША: А что же в Лукашенко кто-то сомневается?

М. ХАЗИН: Он защищён от внешней критики. А Лукашенко – это человек, на которого идёт постоянная мощная атака, особенно с Запада. По этой причине он должен очень тщательно отрабатывать свою позицию. Я думаю, что это тоже сыграло свою роль. Предлагаю дождаться конца мая. Кроме того, у него стиль более жёсткий, чем у Назарбаева. Назарбаев – человек восточный. Он мягкий.

Д. РАКША: По твоим личным ощущениям, успеют согласовать и подпишут ли?

М. ХАЗИН: Я думаю, что успеют.

Д. РАКША: То есть бытьэтому евразийскому экономическому союзу.

М. ХАЗИН: Конечно.

Д. РАКША: Ещё две темы у нас остаётся. Это первый этап переговоров между Россией и Евросоюзом с участием Украины по поводу условий поставок газа. Напомню, что этот первый этап переговоров закончился безрезультатно. Тем не менее, на нём были озвучены очень важные вещи. Где-то пару недель назад Владимир Путин, если мне память не изменяет, написал письма всем руководителям государств, потребителей нашего газа.

М. ХАЗИН: Уже, наверное, месяц прошёл.

Д. РАКША: Может быть, месяц назад. Это не важно. В ответ он получил не от них письма, а от Евросоюза.

М. ХАЗИН: Это главная вещь, по которой сегодня идёт спор. Россия хочет иметь дело с отдельными странами-получателями, потому что у них у всех разные истории, разные цены, разные контракты. А Евросоюз хочет выступать единым фронтом под всем и говорит «вы будете продавать газ Евросоюзу, и мы уж сами будем решать». Под этим имеется чисто финансовая подоплёка. Дело в том, что очень большая разница в цене между себестоимостью газа и розничной продажей и потребителями. При этом 50% накрутки идёт на последнем этапе.

Д. РАКША: Где находитсяпоследний этап?

М. ХАЗИН: Последний этап находится в Европе. Это розничные сети.

Д. РАКША: То есть, кто это накручивает?

М. ХАЗИН: Эта прибыль остаётся в Евросоюзе, поэтому у Газпрома всегда было желание подкупить розничные сети. Евросоюз всеми своими энергопакетами стремится сделать так, чтобы Газпром не мог покупать розничные сети.

Д. РАКША: Не только розничные, но и магистральные тоже.

М. ХАЗИН: Чтобы прибыль была в Евросоюзе, чтобы Газпром мог получить только небольшую часть прибыли от розничной продажи.

Д. РАКША: В идеале Евросоюз хочет покупать у Газпрома газ на границе с Россией.

М. ХАЗИН: На границе по оптимальной оптовой скидке, а дальше накручивать к нему 60%, 70%, 80% цены и всю прибыль оставлять у себя. Сточки зрения бизнеса Газпром должен быть полным идиотом, чтобы соглашаться на такие условия.

Д. РАКША: Мне кажется, здесь не только деньги, потому что кроме всего прочего Этингер. Этот самый энергетическийкомиссар Евросоюза заявил, что в инфраструктуру как бы Евросоюза они хотят включитьУкраину, Грузию, тех, кто вообще в Евросоюз даже в страшном сне не входил.

М. ХАЗИН: Это дополнительный фактор. Вообще сейчас нужно понимать, что Евросоюз – это очень специфическое образование, на котором уже сегодня, в общем, США и Китай уже поставили крест. Последние 10 лет единственной логикой в рамках, которой он развивался, была логика расширения. Очевидно, что перебрали. Значит, что нужно? Расширять инфраструктуру. Кроме того у Евросоюза имеется ещё одна проблема. Ему нужны рынки сбыта.

Д. РАКША: Я знаю, что ты про Евросоюз можешь говорить долго и с наслаждением, но сейчас мы обсуждаем очень конкретную проблему.

М. ХАЗИН: Я не следил за этими переговорами

Д. РАКША: Меня занимает два вопроса. Первый – не создаётся ли этой позицией еврочиновников конфликт внутри Евросоюза между собственно Евросоюзом и странами, входящими в него.

М. ХАЗИН: Да, конечно, тут даже и вопросов нет.

Д. РАКША: Потому что мы сейчас живём с ними, я имею ввиду газ, по двусторонним соглашениям. У кого-то более льготный режим, у кого-то менее. Насколько я понимаю, самый льготный у Германии и у Италии.Они тоже зарабатывают на этом деньги. Если Евросоюзуудастся продавить свои условия, то зарабатывать будет он, а не они. Они свои деньги потеряют, будут платить их Евросоюзу.Кроме того, этот третий энергопакет оспаривается Россией уже на уровне ВТО. Во всяком случае, этот процесс запущен.

М. ХАЗИН: Это тоже соответствует реальности.

Д. РАКША: Второй вопрос – у тебя не складывается ощущение, что как для России ситуация на Украине послужила толчком для обретения своей идентичности, точно также эта ситуация послужила таким же толчком для Евросоюза?

М. ХАЗИН: Нет,идентичность Евросоюза, на самом деле, связана с тем, что не хватает денег.

Д. РАКША: Общий враг в лице России тут не играет роль.

М. ХАЗИН: Россия один из врагов. Основная проблема в том, что не хватает денег. Если брать аналогии, то Евросоюз– это СССР 1990-го года. Когда он создавался, был экономический рост и был большой сбыт денег. Законодательство Евросоюза невероятно сложное, очень разветвлённое,тысяча страниц закона, но направлена на более-менее справедливое распределение этих денег. Проблема состоит в том, что когда денег нет, начинаются проблемы, потому что в законе написано, что их надо распределять, а денег нет. Изменить эти законы невозможно. Их можно только целикомсписать. Фактически для того, чтобы сохранить Евросоюз, необходимо его сначала распустить, ликвидировав всё законодательство, созданное за эти 20 лет, а потом начать снова базироваться. Но у нас есть чиновничество Евросоюза. Это и брюссельские чиновники, и всякого рода парламентарии, и общественные организации, и руководители малых стран, которые от Евросоюза довольно много получают, которые ужасно не хотят, чтобы он разрушился. По этой причине они прилагают титанические усилия для того, чтобы централизоватьЕвросоюз

Д. РАКША: А разве Германия хочет, чтобы Евросоюз разрушился? Кто вообще этогохочет?

М. ХАЗИН: Настроения в Германии по выходу из Евросоюза растут.

Д. РАКША: Я сейчас говорю о Германии как о государстве.

М. ХАЗИН: Германия ведёт ситуацию к тому, чтобы центр принятия решений был не в Брюсселе, а в Берлине. Это их устраивает, поэтому с точки зрения стратегии им, может быть, и выгоден распад Евросоюза, потому что обратно он будет собираться через Берлин. Но Германия никогда не выступит инициатором, она не может себе этого позволить. По этой причине всё это будет ещё какое-то время продолжаться. Собственно говоря, у меня абсолютно твёрдые убеждения, под это есть основания, довольно серьёзные,что то, что происходит на Украине – это одно из следствий войны между США и Китаем за рынки Евросоюза. Евросоюз сегодня все свои переговоры пытается вести так, как будто бы он единый центр. Все центростремительные тенденции они пытаются подавить в зародыше, поэтому по этой причине они делают то, что они делают. Также там есть другие идеологическиепричины и сильная нелюбовь к России.

Д. РАКША: Сегодня твой бенефис, спорить я с тобой не буду, потому что у тебя день рождения.

Д. РАКША: Последняя тема не очень серьёзная, и отчасти она связана с Лукашенко. На самом деле, ты, может быть, этого и не знаешь, но молодёжь, которая нас слушает, знает точно. В огромных количествах молодые люди из Москвы в основном, но и из других российских городов любили съездить в Киев на уикенд, на недельку отдохнуть, потому что в Киеве раньше теплеет, потому что в Киеве есть, где погулять, потому что дешевле. Понятно, что сейчас в Киеве делать нечего.

М. ХАЗИН: Теперь уже и в Одессе.

Д. РАКША: Одесса всё-таки далеко. Туда, если только на самолёте можно было слетать. Как ты думаешь, куда теперь переориентировался весь этот отдыхающий туристический поток? Куда переехала игровая зона?

М. ХАЗИН: Игровая зона переехалав Минск.

Д. РАКША: Я случайно это обнаружил. Туда же переориентировался весь этот поток молодёжи, который теперь на уикенд ездит в Минск.

М. ХАЗИН: Минск – это очень хорошее место.

Д. РАКША: Там, может быть, не так тепло, нет каштанов, нет Крещатика, но, тем не менее, он нравится. Кстати, Питер тоже всегда был таким же. Они примерно на одинаковом удалении от Москвы находятся. Питер 700, Минск 800 и Киев 800.

М. ХАЗИН: Минск на запад, и там теплее всё равно.

Д. РАКША: Куда у нас народ то теперь рванёт? За границу ездить нельзя, в Крым далеко.

М. ХАЗИН: Почему нельзя? За границу ездить можно, только требуется оформлять паспорта, не у всей молодёжи они есть. У нас есть ещё один замечательный город Астана, но до неё очень далеко, лететь три часа.

Д. РАКША: Проблема, на мой взгляд, не в том, что далеко лететь или дорого, а в том, что там делать? Там должен быть какой-то достаточно обширный набор занятий.

М. ХАЗИН: Я могу сказать, что в Астане очень вкусно кормят.

Д. РАКША: Мы сейчас про молодёжь говорим.

М. ХАЗИН: Но, тем не менее, молодёжь вкусно и дёшево кормят. А какие приоритеты? Я не знаю,как там с ночными клубами.

Д. РАКША: «Михаил, Вы предсказывали скорое падение евро, а он продолжает укрепляться», - пишет слушатель. В чём дело?

М. ХАЗИН: А когда я предсказывал? Это уже легенды о динозаврах.

Д. РАКША: От всех, чьи сообщения я ещё не успел прочесть, от всех, кто не успел дозвониться в эфир, поздравляю с днём рожденья, желаю тебе крепкого здоровья и творческих успехов.

Сcылка >>


Оцените статью