Вся финансовая система подвержена влиянию рынка мусорных облигаций

Мировой кризис

10.08.2016 09:58

Михаил Хазин

106

Япония сделала это первой. 15 лет назад мы встретились с японским фондовым менеджером, который сделал удивительное предсказание: «Япония была генеральной репетицией. Главным мероприятием будет остальной мир».

Источник

18.07.2016

Япония сделала это первой. 15 лет назад мы встретились с японским фондовым менеджером, который сделал удивительное предсказание:

«Япония была генеральной репетицией. Главным мероприятием будет остальной мир».

Это казалось невероятным предположением 15 лет назад. Но не сегодня.

После рыночного пузыря недвижимости и фондового рынка и последующего банковского кризиса Япония стала гигантской лабораторией по опробованию необычной и безумной денежной политики.

В 2001 Банк Японии опробовал количественное смягчение (КС). Это была политика, которую Ричард Ку (Richard Kу) из исследовательского института Номура назвал «величайшим монетарной бессмыслицей».

Как оказалось, учёные экономисты опять ошиблись.

Основной проблемой японской рецессии были заёмщики, а не кредиторы:

«Применение количественного смягчения при нулевых процентных ставках напоминало лавочника, который не может продать больше 100 яблок в день по $1 за яблоко и пытается запасти на полках 1,000 яблок, а когда это не даёт эффекта, добавляет ещё 1,000.

Если цена не изменяется, нет причины для изменения поведения потребителей - продажи останутся на прежнем уровне, даже если продавец выложит на витрину 3,000 яблок.

Это история о КС, которое не только не способствовало восстановлению экономики, но и не остановило снижение цен на товары вплоть до 2003 года».

Центральные банки других развитых стран достигли некоторых успехов в повышении цен на активы путём применения КС, но оно оказало столь же незначительное влияние на их реальную экономику.

Количественное смягчение привело к тому, что богатые, имевшие много активов, стали богаче, а бедные стали сравнительно беднее. Учитывая то, что социальное равенство - это заявленная цель большинства правительств, КС было катастрофой.

Но оно произвело чудеса для цен на облигации.

Джон Сигрим (John Seagrim) указывает, что несмотря на совсем незначительную доходность за очень долгое время, японские правительственные облигации в 2016 году удивили.

С начала года 40-летние облигации выросли в цене на 50%, то есть годовая доходность уменьшилась до сегодняшнего уровня 7 базисных пунктов (т. е. 0.07%).

Если инвесторы будут держать облигации японского правительства в 2056 году, они получат полный доход 2.96% за время до погашения облигации, без учёта инфляции и налогов.

Этим инвесторам может быть интересно, что они могут получить от различных классов активов.

Если они купили и держат японские акции Topix ETF, они будут получать текущий дивидендный доход 2.37% в год, помимо прибыли от потенциального повышения цен акций.

Конечно, многие правительственные облигации дороже, чем 40-летние японские облигации, поскольку они не приносят дохода или приносят отрицательный доход.

Немецкие 10-летние облигации имеют сейчас доходность минус  0.07%. Швейцарские 10-летние бумаги имеют доходность минус 0.64%. Доходность 10-летних казначейских облигаций США 1.58% - теперь кажется, что это  даже слишком хорошо, чтобы быть правдой, печальное отражение нашей инвестиционной среды.

Тем не менее, несмотря на провал этой стратегии, о котором явно говорят самые низкие в истории процентные ставки, на финансовых рынках упорно сохраняется легенда: всезнающие, всемогущие центральные банкиры полностью владеют ситуацией и будут делать «всё возможное» для поддержания порядка.

Как говорит об этом Ричард Ку:

«Хотя КС не принесло ожидаемых результатов, убеждённость в эффективности монетарной политики сохраняется среди экономистов Японии и всего мира.

Эти экономисты считают, что количественное смягчение не провалилось, просто оно проводилось недостаточно интенсивно. Согласно этой точке зрения, если увеличение избыточных резервов коммерческих банков до $25 трлн не имело эффекта, тогда необходимо пробовать вливание $50 трлн или $100 трлн».

Но инвесторы начинают понимать, что выражения «во что бы то ни стало» может быть недостаточно.

Бен Хант (Ben Hunt) из компании Salient Partners убедительно пишет, что эта утвердившаяся легенда начинает сильно колебаться, и её всё труднее поддерживать на фоне таких событий, как Брексит:

«... существующие политические и экономические организации - в частности, центральные банки - не смогли защитить доходы, и неравенство в доходах и состоянии нарушило политическое равновесие.

Они сделали крупную ставку: мы будет оказывать финансовую помощь и улаживать дела банков, чтобы предотвратить огромные убытки в финансовом секторе, мы будем раздувать фондовый рынок, чтобы жилищный рынок чувствовал себя более богатым, и мы будем предоставлять огромные суммы очень дешёвого долга корпоративному и правительственному секторам».

Легенды живут долго, но когда легенда о «всемогущем центральном банке» окончательно и убедительно провалится, инвесторы в облигации переживут религиозный опыт, когда рынок начнёт устанавливать новые цены на эти сильно переоцененные облигации.

Подумайте об этом: сколько будут стоить облигации с ОТРИЦАТЕЛЬНОЙ доходностью в тот день, когда инвесторы потеряют веру в способность центральных банков делать погоду на финансовых рынках?

Инвесторы, которые держат эти мусорные облигации, сильно пострадают.

Вот в чём загвоздка: если даже вы не владеете облигациями лично, вы всё равно будете находится под влиянием этих событий.

Более чем вероятно, что ваш пенсионный фонд и ваш банк имеют существенные позиции в долге с низкой или отрицательной доходностью. Так что при пересмотре цен удар поразит всю систему.

Снова Бен Хант:

«Наши портфели должны минимизировать тот максимальный риск, который представляет сейчас мир, а не максимизировать вознаграждение, которое предсказывает хрустальный шар нашей модели...

Для меня это означает реальные активы и реальный доход, частичное владение в реальных компаниях с реальными потоками наличных от реальной экономической деятельности с реальными людьми. То есть то, что означал фондовый рынок до того, как превратился в казино центрального банка».

Сcылка >>


Оцените статью