Кошмарный сценарий Федеральной резервной системы

Мировой кризис

18.03.2016 07:42

Михаил Хазин

99

Основываясь на заблуждении о том, что небольшая доза инфляции является либо предпосылкой, либо побочным эффектом экономического роста, ведущие экономисты страны долго убеждали нас в том, что инфляция будет оставаться на достаточно низком уровне, пока экономика, не выйдет наконец из своего теперешнего посредственного состояния и не начнёт развиваться. Они считают, что низкая инфляция нескольких прошлых месяцев расстроила стратегов из Федерального резерва, якобы горящих желанием продолжать повышение процентных ставок, чтобы восстановить доверие сейчас и обеспечить возможность снижать ставки в будущем, если страна вдруг снова войдёт в рецессию.

Источник

22.02.2016

Основываясь на заблуждении о том, что небольшая доза инфляции является либо предпосылкой, либо побочным эффектом экономического роста, ведущие экономисты страны долго убеждали нас в том, что инфляция будет оставаться на достаточно низком уровне, пока экономика, не выйдет наконец из своего теперешнего посредственного состояния и не начнёт развиваться. Они считают, что низкая инфляция нескольких прошлых месяцев расстроила стратегов из Федерального резерва, якобы горящих желанием продолжать повышение процентных ставок, чтобы восстановить доверие сейчас и обеспечить возможность снижать ставки в будущем, если страна вдруг снова войдёт в рецессию.

Перед решением Феда от 16.12.2015 повысить процентные ставки на 25 процентных пунктов (первое повышение примерно за десятилетие) все ожидали трёх или четырёх дополнительных повышений процентной ставки в 2016 году. Но так как сейчас на мировых рынках царит хаос, рост ВВП замедляется, а фондовый рынок находится на одной из худших стартовых позиций, все начали приходить к выводу, что Фед больше не будет повышать ставки в этом году.

Когда такие мысли прочно закрепились, многих застигли врасплох опубликованные 19.02.2016 новые данные инфляции от министерства труда, которые показывают рост индекса потребительских цен в январе на 2.2% в годовом исчислении. Это самый  высокий показатель за четыре с лишним года, и это больше уровня 2.0%, которого Фед якобы отчаянно пытался достичь. Это было воспринято как благоприятное известие.

Статья Рейтер, которая вызвала немедленную реакцию на данные инфляции, добавила приятных ощущений, процитировав Криса Рапки (Chris Rupkey), главного экономиста в MUFG Union Bank в Нью-Йорке: «Это осуществление мечты стратегов. Они хотели большей инфляции и получили её». Всеми уважаемый Джим Полсен (Jim Paulsen) из компании Wells Capital Management сказал, что повышение уровня инфляции, в сочетании с ростом потребительских расходов и данными занятости, побудит Фед продолжить повышение ставок.

Но более высокая инфляция - это не «осуществление мечты». В реальности это самый ужасный кошмар Феда. Он откроет ошибочность их восьмилетнего эксперимента стимулирования, а также бессилие Феда восстановить экономику, превращённую в ходячего мертвеца, питаемого дешёвыми деньгами.

Но большинство экономистов по-прежнему склонны считать, что недавнее замедление экономического роста (0.7% в годовом исчислении в 4-м квартале 2015 года, что может быть пересмотрено в пятницу) было обусловлено или погодными условиями, или ограничениями отрасли нефтедобычи, или это просто изменчивые статистические колебания. Они полагают, что снижение фондового рынка в 2016 году произошло из-за бедствий зарубежного происхождения. Но куда более вероятная причина заключается в самой политике Феда.

Замедление экономического роста в Китае и рыночные потрясения слабо влияли на рынки США перед повышением ставок Федом. И хотя в дни исторического декабрьского повышения ставок рынки слегка росли, они начали круто падать через несколько дней после повышения. Акции находились на нисходящей вплоть до недавнего ралли на голубиных комментариях различных чиновников Феда. Из них многие заключили, что дальнейшее повышение ставки будет меньшим и более отдалённым, чем считалось ранее.

По правде говоря, рынки и экономика были сбиты с ног не только декабрьским повышением ставки на четверть пункта, но и похмельем после выхода из программы КС, и ожиданием более высоких ставок в 2016 году. Всё это привело к общему ужесточению монетарной политики.

Корреляция между ужесточением монетарной политики и замедлением экономики не случайна. Как это было до нас в Японии, беспрецедентное стимулирование, предоставленное  центральными банками в форме нулевых процентных ставок и триллионов долларов в покупках облигаций по программе количественного смягчения, не смогло создать прочную и здоровую экономику, способную выжить при их отсутствии. Наше стимулирование, которое было запущено после краха 2008 года, возможно, позволило избежать более глубокого спада в краткосрочной перспективе, но оно также не позволило экономике сбросить избыток искусственного бума, который предшествовал краху. В результате сейчас у нас сильно увеличился долг, страна закредитована намного сильнее, чем перед кризисом 2008 года. Мы смогли выкарабкаться благодаря всем этим добавочным долгам только потому, что процентная ставка оставалась на нуле, а Фед покупал массу долгосрочных долгов.

Раньше я утверждал, что даже крошечного, символического повышения на четверть пункта будет достаточно, чтобы проколоть огромный пузырь, надутый восемью годами стимулирования. Первые результаты показывают, что скорее всего я оказался прав. Экономика входит в период «стагфляции», когда очень низкий (или даже отрицательный) рост экономики сопровождается ростом цен. Это создаёт ужасные условия для потребителей - растут цены, но не растут доходы. Это приведёт к снижению уровня жизни.  

Недавнее небольшое повышение инфляции не отменяет все другие признаки, указывавшие на быстрый спад в экономике. Увеличение уровня инфляции само по себе не означает улучшения ситуации. На самом деле это означает, что она может стать намного хуже. На самом деле стагфляция - тот самый кошмарный сценарий для Феда. В случае разгона инфляции Фед будет совершенно неспособен её контролировать. Если повышение ставки на жалкие 25 базисных пункта может причинить те неприятности, что мы уже видели, представьте себе, что будет, если Фед предпримет реальную попытку выхода в условиях растущей инфляции? При том, что рост уже близок к нулю, денежный шок от ставок 1% или 2% может вызвать рецессию, которая в конце концов приведёт Дональда Трампа (Donald Trump

) в Белый дом. Фед предпочёл бы, чтобы эта фантазия никогда не стала реальностью.

Но настоящим кошмаром для Феда будет не только дополнительный удар повышения цен для уже пострадавшего потребителя, но тот нокаут, который будет нанесён по его авторитету. Рынки верят в то, что у Феда двойные полномочия, содействовать занятости и поддерживать стабильный уровень цен. Но сейчас он действует так, как будто имеет только одну негласную функцию: продолжать заливать рынки дешёвыми деньгами до тех пор, пока цены активов и доходы не вырастут достаточно высоко, чтобы снизить реальную стоимость наших долгов - до такого уровня, при котором их можно будет обслуживать по более высоким ставкам, без оглядки на занятость и уровень потребительских цен.

Если вспомнить 2009 и 2010 годы, когда безработица была на уровне 8-10%, сначала бывший председатель Феда Бен Бернанке (Ben Bernanke) говорил, что Фед поднимет ставки выше нуля, когда уровень безработицы снизится до 6.5%. В то время я написал, что это блеф, и если дело дойдёт до этой отметки, её передвинут. Именно так всё и произошло. Но когда уровень безработицы 5% наконец поставил ребром вопрос об авторитете Феда, ему пришлось сделать нечто символическое. В результате в декабре мы получили 25 процентных пунктов. Однако несмотря на то, что официальный уровень безработицы сейчас 4.9%, Фед может откладывать будущее более разрушительное повышение ставок, пока прикрытием служит низкая инфляция.

Но сможет ли Фед также легко «переставить ворота», как для уровня безработицы? Фактически Фед уже сделал это, и реакция была совсем незаметной. При создании Федерального резерва Конгрессом ему ставилась задача поддержания «ценовой стабильности». Понятие «стабильности» должно быть ясно всем, кто хоть немного знает английский: это означает отсутствие движения. В плане экономии это означает состояние, при котором цены не растут и не падают. Тем не менее, Фед переопределил ценовую стабильность: теперь это рост цен на 2% в год. Такая цель нигде не указана в учредительных документах Федерального резерва. Но кажется, Джанет Йеллен (Janet Yellen) позаимствовала страничку у судей Верховного суда - приверженцев активизма (не таких, как покойный Антонин Скалиа (Antonin Scalia)) - они руководствуются не изначальными целями отцов-основателей Конституции, но своей собственной «интерпретацией» на основе актуальных трендов.  

Новая оруэлловская функция Феда состоит в том, чтобы не допустить ценовой стабильности, заставляя цены расти на 2% в год. То, что в прежней истории считалось потолком ценовой стабильности и вызвало бы ужесточение денежной политики, сейчас считается полом и позволяет сохранять ультра-мягкую монетарную политику. Фед добился своекорыстной цели с помощью наивных экономистов, которые убедили широкую публику в том, что 2%-ная инфляция является необходимым компонентом экономического роста.

Но когда официальный уровень роста потребительских цен превысит 2%-ный порог на ещё большую величину (а это может произойти, когда цена нефти достигнет дна), сколько ещё сможет Фед передвигать ворота, пока рынки не подвергнут сомнению их решение? Примет ли Фед за неоспоримый уровень инфляции в 3% или 4%? Президент Никсон ввёл контроль над зарплатами и ценами, когда инфляция достигла 4%. Удивительно, что инфляция в 2% теперь считается совершенством, если инфляция в 4% была настолько ужасной, что были приняты драконовские политические меры для её обуздания.

Когда рынки поймут пустозвонство Феда в отношении инфляции, доллар потеряет дно, рост потребительских цен ускорится, и самый большой пузырь из всех, пузырь казначейских облигаций США, наконец будет проколот. Тогда кошмарный сценарий Феда станет реальностью для каждого.


Оцените статью