Евросклероз

Мировой кризис

04.06.2015 12:09

Михаил Хазин

104

Похоже, в руководствах для монетаристов говорится или мало, или ничего об оценке риска потери доверия к покупательной способности бумажной валюты. Кроме того, поскольку сегодняшние макроэкономисты отвергают первый закон Сэя1, известный также как закон рынка, то мало надежды, что они понимают более тонкие аспекты роли денег в формировании цены. Похоже, этот потенциальная проблема игнорируется, хотя системные риски в Еврозоне ставят под вопрос существование евро как денежной единицы.

Источник

28.05.2015

Похоже, в руководствах для монетаристов говорится или мало, или ничего об оценке риска потери доверия к покупательной способности бумажной валюты. Кроме того, поскольку сегодняшние макроэкономисты отвергают первый закон Сэя1, известный также как закон рынка, то мало надежды, что они понимают более тонкие аспекты роли денег в формировании цены. Похоже, этот потенциальная проблема игнорируется, хотя системные риски в Еврозоне ставят под вопрос существование евро как денежной единицы.

Уязвимость евро обусловлена в первую очередь тем, что эта денежная единица существует не очень давно, и она была создана просто в распорядительном порядке. Она не возникла из марок, франков, лир или чего-то ещё; она просто заменила существовавшие валюты государств-членов в одночасье, путём диктата. Это не как доллар или фунт стерлингов, которые изначально замещали золото и в течение прошлого столетия синхронно эволюционировали в автономные необеспеченные бумажные деньги. Причину важности этой разницы выражает теорема регрессии.

Эта теорема утверждает, что изначальная сущность денег должна быть не монетарной. Вот почему золото, которое издревле использовалось для украшений и поделок, переживает все события на протяжении истории, тогда как все правительственные валюты в конечном счёте терпят крах. Отсюда следует, что ввиду отсутствия потребительной стоимости, для современных валют основным является доверие к деньгам.

Эта теорема объясняет, почему в торговых сделках мы автоматически предполагаем, что цены отражают субъективную ценность товаров и услуг, которые мы приобретаем. Деньги, напротив, не потребляются, а лишь переходят из рук в руки, и обе стороны сделки приписывают деньгам объективную ценность. Вот почему симптомы денежной инфляции обычно связывают с ростом цен, а не с падением покупательной способности.

Европейский центральный банк (ЕЦБ), очевидно, считает евро равноправной валютой по отношению к другим основным валютам с долгой историей. Несмотря на предостережения, высказываемые время от времени защитниками здоровых денег в Бундесбанке, ЕЦБ настойчиво преследует денежную политику, нацеленную на ослабление валюты. Например, он снизил ставку по депозитам для банков Еврозоны до минус 0.2%. В мире, где владение деньгами ценится заведомо выше, чем владение долговыми расписками, это совершенно противоестественно. Кроме того, банкам рекомендуется ограничивать изъятие наличных клиентами, часто под предлогом борьбы с уклонением от уплаты налогов или отмыванием денег. Но в Греции ограничения на снятие наличных явно предназначены для защиты банков.

Пока в этой статье не обнаруживается ничего, что указывало бы на дестабилизацию евро, кроме того, что это в принципе плохая идея, играть с правами народа на это. Но допустим на минуту, что Греция объявляет дефолт. В этом случае банковская система Греции, несомненно, рухнет (если ЕЦБ остановит свою чрезвычайную помощь ликвидностью, ELA), потому что плохие долги на их балансе значительно превышают реальный капитал. Если эта помощь будет изъята, примерно €80 млрд ELA будут потеряны. К этому надо добавить дисбалансы расчётов в системе TARGET2

2 у других центральных банков, возникшие в результате бегства капитала из Греции и страхуемые ЕЦБ, это ещё €42 млрд. Таким образом, у ЕЦБ образуется дыра в €122 млрд. Собственный акционерный капитал ЕЦБ плюс резервы, это всего €96 млрд, так что дефолт Греции обнажит удручающе недостаточную капитализацию европейского банка-эмитента.

Следовательно, дефолт Греции по меньшей мере подвергнет сомнению значимость этого относительно нового евро на рынках иностранной валюты. Даже если ЕЦБ решит спасать что возможно от греческого дефолта, перестраивая порядок банковских кредиторов в свою пользу через оказание финансовой помощи, ему придётся выделять существенные ассигнования из своей неполноценной капитальной базы. По этой причине, вместо того чтобы подвергать риску имеющий недостаточно капитализированный ЕЦБ, Греции будет позволено выиграть игру «кто первый струсит» против Еврозоны, что вынудит другие государства Еврозоны изыскать достаточно денег на очередные платежи по долгам, а также на зарплату работникам бюджетного сектора. Так спасёт ли это евро?

Наверное, да, но вероятно, ненадолго. Если министры финансов Еврозоны уступят Греции, навязывать продолжение режима жёсткой экономии другим расточительным странам будет сложнее. Всё более вероятно то, что партии, выступающие против мер жёсткой экономии, такие как партия Подемос в Испании, сформируют завтрашние правительства, а в Испании в этом году должны состояться всеобщие выборы. Премьер-министр Рензи (Renzi) в Италии и президент Оланд (Hollande) во Франции стремятся покончить с жёсткой экономией и увеличить расходы правительства на пути к экономическому спасению. К несчастью для недостаточно капитализированного ЕЦБ и для его молодой валюты, весьма вероятно, что они попадут под перекрёстный огонь северных кредиторов и расточительных южных заёмщиков.

Даже если Грецию придётся спасать от дефолта, ЕЦБ будет вынужден укреплять греческие банки. Это, вероятно, будет делаться двумя способами: сначала их заставят провести рекапитализацию, с финансовой помощью или без неё, и затем ограничить денежные потоки путём контроля над капиталом и при необходимости, жёсткого ограничения вывода средств вкладчиками. По сути, это повторение кипрского решения.

Как бы ни развивались события для Греции, жители Еврозоны будут свидетелями того, что их валюта становится всё более сомнительной. Кипрская катастрофа финансового спасения врезалась в память вкладчиков. Конечно, Кипр не забывают в Греции, где обычные люди сейчас вкладывают средства в приобретение легко продаваемых товаров, например, немецких автомобилей, в условиях, когда возникают проблемы с получением наличных с банковского счёта и существует риск использования средств на этом счету для проведения финансовой помощи по кипрскому сценарию. Греческие вкладчики поняли, что банковский счёт в евро - это ненадёжные деньги. Склад наличных - это пока деньги, но это всё, и кроме того, выдача наличных ограничена.

Следующим ударом для евро может быть курс обмена. Если евро продолжит терять покупательную способность на фондовых биржах, вероятно, это подорвёт доверие к валюте в Еврозоне. И когда это произойдёт, ЕЦБ будет всё труднее контролировать ситуацию и поддерживать доверие к евро как к деньгам. Просто нет смысла принимать такой огромный риск для валюты, существующей всего тринадцать лет.

1 «Рыночный закон Сэя» - экономический закон, гласящий, что производство является источником спроса. Согласно этому закону, когда человек производит продукт или услугу, он получает плату за свой труд, и может использовать эту плату, чтобы получать другие товары и услуги.

2 TARGET2 - система межбанковских расчётов для трансграничных операций  в режиме реального времени в Европейском Союзе. TARGET2 в ноябре 2007 года сменила систему TARGET (Trans-European Automated Real-time Gross Settlement Express Transfer System, Европейская  автоматическая система брутто-расчётов  в режиме реального времени).

Сcылка >>


Оцените статью