Архитектура для новой мировой финансовой системы

Мировой кризис

31.05.2015 14:01

Михаил Хазин

124

Нынешний Великий финансовый кризис далек от завершения. В сущности, ситуация только усугубляется. Его можно назвать долговым кризисом, или, по сути, запоздалым золотым кризисом. Поворотным моментом был 1971 год, когда Соединенные Штаты объявили дефолт по своим международным золотым обязательствам. С тех пор произошло уже много дефолтов, но именно этот, случившийся 40 лет назад, был уникален тем, что изгнал золото из международной денежной системы; из-за чего золото не смогло больше выполнять свое естественное предназначение в качестве главного гасителя долга.

Источник

Историческая справка

Австрийский городок Халль-ин-Тироль (немного восточнее Инсбрука) веками являлся «финансовой столицей» Европы.

Все началось в 1477 году, с переноса Монетного двора из Мерана в Южном Тироле (ныне -  часть Италии), где он функционировал с 1271 года, в Бург-Хасэгг в Халле эрцгерцогом Сигизмундом Австрийским (1427-1496). В это же время эрцгерцог провел важные финансовые реформы. Он позволил чеканить монеты из серебра. В результате в долинах Тироля возобновилась добыча серебра, а также появились новые способы и технологии добычи. В конце концов, обесценившиеся монеты cредневековой Европы заменила южная валюта, которая принесла невиданное доселе процветание жителям Европы Возрождения. Валютная реформа эрцгерцога Сигизмунда заложила основы структуры для новой мировой финансовой системы.

Монеты, отчеканенные Монетным двором, были принципиально новыми в нескольких отношениях. Металл в этих монетах был 937 пробы. До этого в Европе практически не чеканили серебра. Размер серебряных монет также увеличился, сначала с 4 до 6 крейцеров, и еще раз, в 1484 году, с введением монеты в полгульденгроша, с 6 до 30 крейцеров. Оборот был все еще мал. Настоящая революция произошла в 1486 году, когда размер монет, отчеканенных на Монетном дворе, вырос вдвое, и началось серийное производство.

К концу XV века чеканка монет по всей Европе переживала хаос. Финансирование бесконечных войн за территории между герцогами и королями осуществлялось, по большей части, за счет уменьшения содержания металла в серебряных монетах.  Тот факт, что от страны к стране, от княжества к княжеству это происходило по-разному, только усугублял ситуацию. Торговлю, инвестиции и прогресс тормозило отсутствие единого, легко узнаваемого и надежного средства платежа.

Великое обесценивание в средневековой Европе была сродни подобному событию, произошедшему за тысячу лет до него, которое завершилось падением Римской империи в 476 году и последующим крахом закона и порядка, продлившимся несколько веков. Если бы Великое обесценивание Средних Веков продолжилось бы, история повторилась, и последовал бы новый крах закона и порядка, длящийся веками.

Кроме того, наблюдался непрерывный отток серебра из Европы в Азию, особенно в Индию, Индонезию и Дальний Восток: оно выступало в качестве платы за экзотические восточные товары, такие как специи, фарфор, шелк и прочие натуральные ткани и полотна. К этому периоду также применим термин «консюмеризм» в значении «престижные расходы» аристократии. Точно так же, как и сегодня, односторонняя торговля из Азии истощала ресурсы и угрожала процветанию Европы.

Спрос на надежные и универсальные серебряные монеты для финансирования растущей торговли был удовлетворен с помощью денежной реформы эрцгерцога Сигизмунда. Так как благодаря улучшенной технологии добычи с рудников поступало больше серебра, технология чеканки также была изменена, чтобы увеличить объемы. Появились способы серийного изготовления при чеканке серебряных монет. Ранее монеты чеканились отдельно вручную из одной заготовки. Неудивительно, что их выпускали очень мало. В 1486 году Монетный двор в Халле начал использовать серебряные ленты вместо пластин, а также установил станок для серийной чеканки монет из лент. Станок был изготовлен из дерева и приводился в действие с помощью гидравлики, но все же был способен чеканить монеты вдвое большего размера – вместо 30 – 60 крейцеров (вместо 5 – 10 грошей). Так появилась историческая монета гульденгрош, получившая прозвище гульдинер. Она послужила прототипом для другой исторической монеты 30 лет спустя – талера.

В 1490 году эрцгерцог Сигизмунд передал контроль над Тиролем, богатым имевшими важное финансовое значение солью и серебром, своему двоюродному брату, будущему Императору Священной Римской Империи Максимилиану I (1459-1519), выдающемуся историческому персонажу, считавшемуся вторым основателем Дома Габсбургов. Их имена сияют в финансовой истории мира. В учебниках истории утверждается, что Новое Время началось с открытием Америки Колумбом в 1492 году. Это не так. Новое Время началось с открытием Монетного двора для серебра в 1487 году Сигизмундом и Максимилианом.

Отец Максимилиана, Император Священной Римской Империи Фредерик III, потерял приличную часть своего состояния, когда король Венгрии Матиаш Корвин (Mathias Corvinus) оккупировал столицу Габсбургов – Вену – в 1485 году. Ему пришлось дважды заплатить за свое поражение: на следующий год курфюрсты вынудили его отказаться от титула Короля Римлян и назначили Максимилиана вместо него (в то время как он мог сохранить свой титул Императора до самой смерти в 1493 году).

Максимилиан I был коронован в Ахене 9 апреля 1486 года. За этим важным событием последовала первая эмиссия гульденгрошей, отчеканенных из серебра, обнаруженного в Шваце близ Халля в 1487 году. Новая монета имела мгновенный и безоговорочный успех. В самом деле, это была определенная веха в финансовой истории мира. Серебряная монета вскоре получила мировой статус, так как объем ее чеканки побил все предыдущие рекорды, и она распространилась по всей Европе. Разумеется, успех гульдинера вскоре привлек подражателей в каждом из европейских княжеств с серебряным рудником.

Победителем среди этих подражателей был иохаимсталер, прозванный «талером» (от чего и произошло английское слово «доллар»). Серебро поступало из богатых рудников Иоахимсталя, или Долины Святого Иоахима, в Богемии (ныне Чешская Республика). Святому Иоахиму, мужу Святой Анны и отцу Пресвятой Девы Марии, посвящен первый талер, отчеканенный 30 спустя после появления гульдинера в 1518 году. Он был такого же размера, но имел более низкую пробу. Он был стандартом для серебряных монет на протяжении почти четырехсот лет в Европе и позднее в Америке.

Рынок отказался от гульдинера и перешел на талер. Монетному двору в Халле пришлось перейти на производство талеров, коих там отчеканили 17 миллионов за 20 лет – с 1748 по 1768 годы.

Бург-Хасэгг был построен в конце XIII века. Монетный двор размещался в нем с 1477 по 1806 год, когда выпуск монет был приостановлен отчасти из-за наполеоновских войн, а отчасти из-за истощения близлежащих серебряных рудников. Монетный двор в Бург-Хасэгге сейчас является музеем, открытым для широкой публики. В нем представлены  станки для чеканки на разных стадиях разработки, включая (копию) первого станка для серийного производства, где использовались ленты вместо серебряных пластин. Время от времени устраиваются демонстрации исторических технологий чеканки. Сам замок является образцом раннеготической тирольской крепостной архитектуры с внушительной дозорной башней – Мюнцертурмом.   

9 июня 2010 года я вскарабкался по 204 ступеням, ведущим на верхнюю смотровую площадку Мюнцертурма. Оттуда открывается фантастический вид на долину реки Инн и окружающие ее горы. Там была книга отзывов, где я написал следующее предложение:

Верните золото в Монетный двор!

Давайте будем надеяться, что мировые лидеры проявят мудрость эрцгерцога Сигизмунда и Императора Максимилиана, открывшими Монетный двор для серебра, предотвратив таким образом дальнейший упадок Европы и положив начало «Серебряной Эпохе» процветания.

В очередной раз и цивилизация, и процветание подвергаются серьезной опасности в результате спирального обесценивания денег и односторонней торговли из Азии в Европу, грозящей Западу разрушением капитала и сокращением занятости. Эту тенденцию можно переломить только путем возвращения к стабильной валюте. Открытие Монетному двору доступа к золоту позволит провозгласить новый «Золотой век» процветания.

Великий финансовый кризис

Нынешний Великий финансовый кризис далек от завершения. В сущности, ситуация только усугубляется. Его можно назвать долговым кризисом, или, по сути, запоздалым золотым кризисом. Поворотным моментом был 1971 год, когда Соединенные Штаты объявили дефолт по своим международным золотым обязательствам. С тех пор произошло уже много дефолтов, но именно этот, случившийся 40 лет назад, был уникален тем, что изгнал золото из международной денежной системы; из-за чего золото не смогло больше выполнять свое естественное предназначение в качестве главного гасителя долга.

Выплачивая долг в размере $100 с помощью чека на ваш банковский счет, вы не гасите задолженность, вы просто передаете ее своему банку. При выплате долга с помощью банкноты Федерального резерва достоинством $100 он также не погашается, а передается Федеральному резервному банку, выпустившему эту банкноту. В конце концов, Министерство финансов несет ответственность за все обязательства Федерального резерва. При такой валютной системе общий объем долларовой задолженности может лишь возрастать, а не уменьшаться, даже при абсолютном сокращении задолженности в экономике. Весь долг, считающийся погашенным, в конечном счете, проявится в виде увеличения задолженности американского правительства. Как ни крути, желание ликвидировать долги не будет реализовано из-за отсутствия главного гасителя в системе. Последствия этого ужасны.

Давайте проведем биологическую, но, тем не менее, точную и убедительную аналогию, проанализировав человеческий метаболизм (обмен веществ). Первостепенную важность имеет вывод токсинов из человеческого организма. Основными способами выделения продуктов жизнедеятельности из организма являются дефекация и мочеиспускание. Если какой-то из этих процессов необратимо заблокирован, смерть неизбежна. По сути, в экономике происходит то же самое, хотя смерть может наступить не так быстро. Экономика постоянно использует кредит, и какая-то его часть превращается в токсины даже при наилучшем развитии событий. Если эти токсичные отходы никак не выводятся из системы, если нет главного гасителя долга, то смерть близка. В мировой экономике главным средством нейтрализации токсичных веществ является золото.

Трагедия состоит в том, что заправилы мировой экономики отказываются признавать, что неуправляемая задолженность – это логическое следствие изъятия золота из международной денежной системы в 1971 году. Они пытаются справиться с негативными последствиями чрезмерной задолженности, или присутствия токсичного долга, увеличивая его объем. Они и понятия не имеют, как можно окончательно сократить общий объем задолженности и безопасно избавиться от токсичного долга.

Они играют в очень опасную игру с благосостоянием людей. Когда наступает кредитный коллапс, прекращается производство, сокращается занятость населения, закон и порядок не соблюдаются. Мы приближаемся к беспрецедентному кризису с завязанными глазами. Принятие желаемого за действительное не приведет к восстановлению экономики.

Верните золото в Монетный двор!

Экономическая катастрофа, которая смотрит нам прямо в лицо, заставит признать, что мы должны сменить курс. Нынешним лидерам придется понять, что их теории и практики провалились. Им придется позорно отказаться от своих постов, а новым руководителям придется столкнуться с реальностью как таковой. Они должны понимать, что золото занимает определенное место, как в политике, так и в экономике. Они должны вернуть мир к золотому стандарту, являющемуся единственной валютной политикой, которая обеспечивает должное погашение долга и способна уравновесить потребление и сбережения. Миру нужна новая финансовая система со стабильными обменными курсами, стабильными процентными ставками и стабильными ценами на облигации. Структура этой новой финансовой системы должна строиться по трем принципам.

ВО-ПЕРВЫХ, Монетный двор должен вернуться к золоту. Что это значит? Это значит, что если люди думают, что в обращении недостаточно денег, они могут что-то с этим сделать. Они могут принести свое золото на Монетный двор и беспошлинно обменять его на полновесную золотую монету без ограничений по количеству. Иными словами, они получили бы свое же золото в форме монет, унцию за унцию, а стоимость чеканки взяло бы на себя правительство, так же как оно берет на себя расходы по содержанию дорог. Такой режим установлен Конституцией США, и звучит это как «свободная и неограниченная чеканка монет из золота».

Если, напротив, людям кажется, что в обращении находится слишком много денег, они должны иметь возможность как-то это изменить. Владельцы золотых монет  должны иметь право копить, переплавлять или экспортировать их, когда им заблагорассудится. В этом случае возможность регулирования денежной массы принадлежит людям, а не представителям или невыбираемым бюрократам. Если смотреть на это с такой стороны, понимаешь, что отмена золотого стандарта в 1930-х была не чем иным, как захватом власти. Возможность создавать деньги – это неограниченная власть. По этой причине ею должны обладать люди. Если лишить людей этой возможности, это приведет к нарушению конституционного порядка. Возврат золота на Монетный двор попросту означает возврат к ограничению правительственных полномочий и к принципу разделения властей. Мировой режим неконвертируемой валюты в будущем останется коротким реакционным периодом в истории.

Отмените защиту бумажных денег как законного средства платежа!

ВО-ВТОРЫХ, защиту необеспеченных денег как законного средства платежа нужно раз и навсегда объявить неконституционной. Эта мера необходима для того, чтобы правительство больше не могло вынуждать граждан предоставлять услуги за неконвертируемые обещания уплатить.

Такое принуждение было впервые узаконено во Франции и Германии в 1909 году, за пять лет до начала Первой мировой войны. Эти страны хотели создать условия для того, чтобы их военным и чиновникам можно было платить расписками, благодаря чему военные и трудовые ресурсы поступали в полное распоряжение правительства, независимо от состояния бюджета и налоговых сборов. Таким образом, электорат лишался права на принятие решений по поводу того, стоила ли планируемая война крови и затрат, или того, когда прекратить уже ведущуюся войну. Первая мировая война могла окончиться раньше, но в обмен на законы о легальном средстве платежа. Как только в казначействах закончилось золото, воюющие правительства были бы вынуждены заключить мир, если электорат не соглашался платить за дальнейшее кровопролитие  и разрушение собственности за счет повышенных налогов и отправки новой молодежи на смерть в окопах.

Верните самоликвидирующийся кредит!

В-ТРЕТЬИХ, необходимо реабилитировать Доктрину реальных векселей Адама Смита (Adam Smith). Следует также ввести в непосредственное денежное обращение векселя, выписанные за товар по срочному требованию сроком погашения 91 день (продолжительность квартала) в виде золотых монет. Кредит, представленный в виде векселей со сроком погашения – символизирующий множество товаров, которые быстро перемещаются к конечному потребителю – также известен как общественный оборотный капитал – гибкий и самоликвидирующийся. Он притекает  и утекает в соответствии с потребностью в товарах и услугах. Самое важное – это то, что ликвидируется в тот момент, когда конечный потребитель, производящий оплату золотом, изымает товар с рынка. По этой причине он не подвластен инфляции.

В нашей финансовой системе нет самоликвидирующегося кредита и, вследствие этого, долговая Вавилонская башня просто продолжает расти до тех пор, пока не рухнет и погребет под своими развалинами мировую экономику. Реальное обращение векселей вернуло бы самоликвидирующийся кредит. Это бы гарантировало гибкость денежной системы не посредством правительственного принуждения, а с помощью добровольного сотрудничества производителей и потребителей в удовлетворении человеческих потребностей.

Можно отметить, что рынок реальных векселей – это не что иное, как расчетная палата золотого стандарта. В 1918 году, в конце Первой мировой войны, державы-победительницы почему-то решили не позволить миру вернуться к многостороннему финансированию международной торговли. Разумеется, они были искренни в своем желании вернуться к золотому стандарту, учитывая решение Великобритании вновь обменивать фунт стерлингов на золото в 1925 году по довоенной ставке – но официально была узаконена лишь двухсторонняя торговля. Это было сродни кастрации золотого стандарта: после ампутации расчетной палаты она не могла функционировать.

Державы-победительницы сделали это от злости и из мести. Они хотели навредить Германии вдобавок к условиям Версальского мирного договора. Навязывание Германии двусторонней торговли было эквивалентно мирной блокаде, при помощи которой силы Антанты могли отслеживать и контролировать немецкий экспорт и импорт. Эта мера обернулась против них. Великая депрессия и коллапс международного золотого стандарта 1931-36 годов были прямым следствием принудительного упразднения многостороннего финансирования мировой торговли посредством реальных векселей.

Мера по изъятию реальных векселей из обращения по всему миру имела еще одно серьезное последствие, о котором я должен упомянуть. Она разрушила фонд заработной платы общества и стала причиной массовой безработицы невиданного доселе масштаба – как предсказывал немецкий экономист Генрих Риттерсхаузен (Heinrich Rittershausen). Только реальные векселя позволяют платить работникам за производство товаров, которые потребители не могут приобрести до наступления срока оплаты готовой продукции через 91 день. Но работникам нужно что-то есть в это время! Значительная часть общественного оборотного капитала резервируется на фонд заработной платы. Аннулирование циркуляции реальных векселей разрушает фонд заработной платы и вызывает массовую безработицу, вынуждая правительство выплачивать пособие по безработице. Структура новой мировой финансовой системы может начаться с разрушения так называемого государства всеобщего благосостояния, с возобновлением обращения реальных векселей фонд заработной платы снова пополнится, и может быть реализована полная занятость.    

Запрет операций на открытом рынке

Золотой стандарт рухнул не из-за своих «сократительных тенденций», как утверждал Кейнс (Keynes). Он рухнул, потому что его клиринговая система – вексельный рынок – была заблокирована. Падение цен в 1930 году не было причиной Великой депрессии – оно было следствием. Причиной же было снижение учетных ставок.

Снижение процентных ставок было, в свою очередь, вызвано незаконным введением операций на открытом рынке Федеральной резервной системой Соединенных Штатов в 1921 году после паники на рынке облигаций Минфина. Закон о Федеральной резервной системе не санкционировал операции на открытом рынке, как раз наоборот. Казначейских облигаций не было в списке «ценных бумаг», приемлемых в качестве залога при выпуске билетов и депозитов Федерального резерва. Предполагалось, что кредит Федерального резерва будет обеспечиваться золотом или реальными векселями с погашением золотом. В тех случаях, когда непогашенный кредит Федерального резерва мог быть обеспечен только ценными бумагами Минфина взамен реальных векселей или золота, считалось, что Федеральный резервный банк не обладает достаточным залогом, и его штрафовали по прогрессивной шкале. Начиная с 1921 года, Минфин «забыл» об этих штрафах. Это была «сделка на льготных условиях»: в свою очередь, Федеральные резервные банки предлагали уютное местечко в своих портфелях для казначейских облигаций, банкнот и векселей. Конгресс поставили перед фактом.  У него не было иного выбора, кроме как узаконить практику операций на открытом рынке в 1935 году постфактум.  

Структура для новой финансовой системы должна исключить этот заговор между правительством и его центральным банком. Операции на открытом рынке необходимо запретить, потому что они побуждают спекулянтов взвинчивать цены на облигации, обещая устойчивые прибыли. Вследствие этого процентные ставки будут иметь тенденцию к понижению. Снижение процентных ставок не только искажает естественный уровень ставок, оно также приводит к разрушению капитала. Золотой стандарт плюс отмена практики операций на открытом рынке стабилизирует процентные ставки на естественном уровне.

Запрет практики краткосрочных ссуд для финансирования долгосрочных

Помимо запрета операций на открытом рынке, следует объявить вне закона и практику коммерческих банков, берущих краткосрочные ссуды для финансирования долгосрочных займов. Такая практика не учитывает опасность того, что банки могут быть застигнуты врасплох, когда вырастут краткосрочные процентные ставки, в то время как долгосрочные процентные ставки упадут (то есть кривая доходности «сглаживается», не говоря уже об «инвертировании»). В частности, это означает, что ипотечные займы не могут быть использованы в качестве залога для обеспечения коммерческого кредита, а коммерческую банковскую деятельность следует отделить от инвестиционной.

Отказ от двойного стандарта при применении Уголовного кодекса

При создании проекта структуры новой финансовой системы нужно помнить о том, что двойной стандарт в юриспруденции неприемлем. Правительство и его центральный банк должны подчиняться тому же Уголовному кодексу, что и все остальные. Обычные граждане не могут выпускать облигации, для погашения которых у них нет ни намерения, ни средств. Если они будут этим заниматься, они совершат преступление, которое в Уголовном кодексе расценивается как «мошенничество». Нет никакой действительной причины позволять правительству и его центральному банку выпускать обязательства, которые они не могут и не намерены обслуживать.

Отказ от двойного стандарта при применении договорного права

По такому же принципу я считаю, что и в применении договорного права нельзя допускать существование двойного стандарта. В частности, банки не должны освобождаться от условий процедуры банкротства в случае невыполнения договорных обязательств. Если банк не способен погасить бессрочные обязательства золотом, как это было оговорено контрактом, то ему нельзя позволять продвигать свои позорные бумажки в качестве денег. Вкладчики должны настаивать на ликвидации банка или использовать любые другие средства, предписанные договорным правом. Нет никакой реальной причины для того, чтобы относиться к банкам и финансовым организациям иначе, чем к другим компаниям в случае, когда они не выполняют условия контрактов.

Когда Монетный двор в Халле открыли для серебра в 1477 году, эрцгерцог Сигизмунд и император Максимилиан I отвели угрозу нарушения закона и порядка. Принятая ими мера положила начало новому финансовому порядку, способствуя миру и процветанию.

В современном повторении средневековой саги просвещенное правительство в какой-то части света может открыть свой Монетный двор для золота. Эта инициатива станет примером для многих, как это было с Монетным двором в Халле, и в мире не будет нарушен закон и порядок. Эта мера положит начало новому финансовому порядку, способствующему миру и процветанию.

Сcылка >>


Оцените статью