«Коррекция не окончена, но золото все равно пойдет к $20,000»

Мировой кризис

24.12.2013 11:28

Михаил Хазин

94

Ну, большинству золотых жуков мой ответ опять не понравится, потому что я думаю, что от пика золотого бычьего рынка нас отделяет ещё шесть-десять лет. Мы находимся как раз посередине долгосрочного бычьего рынка, а долгосрочный бычий рынок обычно размечен или разделён большими циклами медвежьего рынка. Я думаю, что происходящая сейчас 24-месячная коррекция являет собой типичную большую циклическую коррекцию - циклический медвежий рынок на фоне долгосрочного бычьего рынка. Источник

10.12.2013

Интервью взял главный инвестиционный стратег по металлам и горнорудной отрасли Casey Research Луи Джеймс (Louis James).

В апреле 2008 года Casey International Speculator опубликовал статью под названием «Золото – результаты в сравнении с нефтью» (Gold—Relative Performance to Oil) профессора Крассимира Петрова (Krassimir Petrov), в то время сотрудника Американского университета в Болгарии, ныне приглашённого лектора в Университете принца Сонгкла в Таиланде. Он рассказал нам, что по его мнению, через много лет золотой рынок вступит в фазу мании. Тогда редко можно было слышать подобное:

«Лет через 8-10 следует ожидать бычьего сырьевого рынка, который вырастет до размеров мании исторического масштаба. Важно подчеркнуть, что это только мой личный прогноз. Он основан на моих исследованиях исторических периодов маний, пузырей, и более общего циклического анализа. В самом деле, это вступает в противоречие с мнением многих признанных в мире учёных. Например, высокоуважаемые Фрэнк Венерозо (Frank Veneroso) и Роберт Пректер (Robert Prechter) широко публиковали свои представления о том, что в течение 2007 года существовал сырьевой пузырь; оба они назвали обвал цен в середине марта 2008 года прорывом пузыря. Я категорически не согласен с ними.

Также я не согласен со многими искушёнными золотыми инвесторами и нашим собственным Дагом Кейси (Doug Casey) по поводу того, что стадия мании, если она будет в принципе, наступит через 2-3 года, и может быть даже раньше... Хотя я не согласен с мнением, что через пару лет будет мания, но ожидаю высоких доходов для золота».

Оказалось, что д-р Петров был прав. Вот его точка зрения на золото и происходящую коррекцию металла сегодня, через пять с половиной лет...

Луи Джеймс: Крассимир, после нашей последней беседы с вами прошли долгие и интересные пять лет... Тогда золотым жукам ваш ответ не понравился, но до сих пор вы оказывались правы. Каков ваш взгляд на золото сегодня?

Крассимир Петров: Ну, большинству золотых жуков мой ответ опять не понравится, потому что я думаю, что от пика золотого бычьего рынка нас отделяет ещё шесть-десять лет. Мы находимся как раз посередине долгосрочного бычьего рынка, а долгосрочный бычий рынок обычно размечен или разделён большими циклами медвежьего рынка. Я думаю, что происходящая сейчас 24-месячная коррекция являет собой типичную большую циклическую коррекцию - циклический медвежий рынок на фоне долгосрочного бычьего рынка.

С позиции поведенческого анализа, у большинства инвесторов крайне медвежье отношение к золоту. Люди, не являющиеся золотыми жуками, в целом по-прежнему отвергают золото как товар или даже как оправданный объект для инвестиций. Это также типично для середины цикла. Поэтому, насколько я понимаю, мы находимся где-то в середине цикла, который вполне может длиться ещё 10 лет.

Я ожидаю, что этот бычий рынок золота будет длиться всего 20-25 лет с момента его начала в 2000 году. Некоторые предпочитают датировать начало этого векового бычьего рынка циклическим минимумом 1999 года, другие - циклическим минимумом 2001-го. Я отношу его к 2000 году, когда долгосрочный минимум золота совпал с долгосрочным максимумом рынка акций в 2000 году.

Л: Интересно. Но я не уверен, что золотые жуки сочтут это плохой новостью. Они боятся услышать, что пик этого рынка уже позади - что пик номинальной стоимости в $1,900 в 2011 году был максимумом, и что оно будет падать в следующие два десятилетия. Вы говорите о середине бычьего цикла, и что золото будет расти в следующие 10 лет, а это очень ободряет.

Петров: Да, это отличные новости. Но начала Фазы мании придётся ждать ещё как минимум года два, а скорее, четыре-шесть лет.

Теперь следует пояснить, что мы понимаем под Фазой мании. В последний раз это был период 1979 и начала 1980 годов. Это последняя фаза цикла, когда цена растёт геометрически. Предыдущие циклы показали, что длительность Фазы мании составляет обычно 10-15% от всего цикла. Так что важно выбрать верные даты для определения бычьего рынка золота. Я предпочитаю отсчитывать предыдущую Фазу с 1966 года - начала рынка, до января 1980 года, вершины цикла. Это означает, что предыдущий бычий рынок длился 14 лет, и будет правильным сказать, что Фаза мании продолжалась около 18 месяцев, или менее 15% цикла.

Так что я ожидаю, что Фаза мании для текущего бычьего цикла будет длиться два-три года, и до неё еще много лет.

С точки зрения психологии рынка, ещё многие верят в рынок недвижимости; многие продолжают покупать облигации и верить в их надёжность; многие всё ещё верят в акции. Все эти люди по-прежнему решительно отвергают золото как целесообразный объект инвестиций. Таким образом, переход к Фазе мании требует, чтобы все они перешли к бычьему восприятию золота, а это произойдёт через шесть-восемь лет, не раньше.

Л: Ваш анализ представляет собой комбинацию того, что можно назвать фундаментальными и техническими показателями. Взглянем на сегодняшний рынок.

Петров: Следует внести ясность. Говоря «фундаментальный анализ», я имею в виду вполне конкретное понятие отношения рыночной цены к номиналу. Например, при оценке золота относительно рынка акций, т. е. соотношения индекс Доу/золото - золото крайне недооценено, вероятно, раз в 10, по отношению к рынку акций.

Фундаментальный анализ также может означать оценку цены золота по отношению к недвижимости - число унций, требуемое для покупки дома. С этой позиции золото опять же раз в 10 недооценено.

Таким образом, фундаментальный анализ оценивает золото по отношению к другим классам активов (акциям, облигациям, недвижимости и валюте), и анализ по отношению к любому из этих активов показывает, что золото недооценено примерно в 10 раз. С точки зрения анализа портфеля, сегодня золото, вероятно, составляет около одного процента среднего инвестиционного портфеля.

Л: Да, об этом мало говорят. Но сначала давайте определим, как вы оцениваете эти периоды времени? Большинство людей скажет, что самый большой бычий рынок в 1970-х начался в 1971-м, когда Ричард Никсон (Richard Nixon) закрыл золотое окно, не в 1966-м, при фиксированной цене на золото. Не могли бы вы объяснить это?

Петров: Прежде всего, был Лондонский золотой пул, созданный в 1961 году для поддержания стабильной цены золота $35. Но просто потому что цена была зафиксирована юридически и поддерживалась пулом, не означает, что не существовало основного бычьего рынка. Тот факт, что Лондонский золотой пул манипулировал золотом в конце 1960-х, до распада пула в 1968-м, говорит о начинающемся длительном бычьем рынке.

Другим аргументом является то, что хотя цена Лондонского золотого пула была закреплена на отметке $35, существовали рынки свободной торговли золотом среди не участвующих в нём стран, и рыночная цена в то время постоянно росла. Так что примерно в 1968 году было два золотых рынка: с фиксированной правительственной ценой $35 и свободной рыночной ценой - и эти две цены расходились, при этом свободная цена постоянно росла.

Л: Есть ли у вас данные об этом? Я никогда не думал об этом, но безусловно золотые базары и другие рынки должны были сходить с ума до того, как Никсон полностью отвязал доллар от золотого стандарта.

Петров: Да. В арабском мире было и есть до сих пор много золотых рынков, и было много золотых рынков в Европе, включая Швейцарию. Свободные рыночные цены колебались значительно больше, чем фиксированная цена: надбавки достигали 10, 20 и 30%.

Возможен совсем другой подход к этому: чтобы правильно рассчитать временные интервалы бычьего и медвежьего рынков, имеет смысл рассматривать их как обратное бычьему и медвежьему рынку акций. Таким образом, долгосрочное дно для золота должно совпасть с долгосрочным пиком для акций. И на основе работ многих аналитиков рынка акций принято считать, что долгосрочный медвежий рынок акций начался в 1966 году и закончился в 1980-82 годах. Это опять же говорит мне о том, что есть основания использовать 1966 год в качестве начала золотого бычьего рынка.

Л: Понятно. По поводу установления дат для рынков, что заставляет вас думать, что это будет 25-летний цикл? Это значительно дольше предыдущего цикла. Сегодня мы живём в другом мире, но не могли бы вы объяснить, почему вы думаете, что этот цикл будет столь продолжительным?

Петров: Ну, на основе данных различных методов анализа, которые я использовал, поведенческого анализа, портфельного анализа, фундаментального анализа и технического анализа - этот бычий рынок развивается намного медленнее, значит, он займёт намного дольше времени.

Коррекция с 1973 по 1975 год была основной циклической коррекцией последнего золотого бычьего цикла, примерно от $200 до $100. Тогда для начала коррекции потребовался период с 1966 по 1973 год, около шести-семи лет. На этот раз потребовалось примерно 11 лет для начала коррекции, так что я думаю, что этот цикл может быть приблизительно на 50-60% длиннее предыдущего.

Позвольте мне пояснить, поскольку это очень важно для золотых быков, страдающих сейчас от неприятностей коррекции. Если перед нами растянутый на 50-60% временной интервал этого цикла, и основная коррекция на предыдущем бычьем рынке продолжалась примерно два года, текущая коррекция вполне может продолжаться 30-35 месяцев. Если принять за начало 2011 год, коррекция может длиться ещё шесть, восемь или десять месяцев, пока мы достигнем самого дна.

Л: Ещё шесть-десять месяцев до дна этой коррекции - это определённо не то, что хотят слышать инвесторы.

Петров: Я не говорю, что я ожидаю этого, но ещё шесть-десять месяцев вовсе не будут сюрпризом. Многие оседлали бычий рынок золота в 2008, 2009, 2010, 2011, и не бросили до сих пор. С точки зрения поведения мы ожидаем, что эти недавние участники - может быть, 80-90% из них - откажутся от золота и будут продавать до начала нового циклического бычьего рынка.

Л: О, если так, это будет побоище. Можем ли мы вернуться на минуту к вашей версии фундаментального анализа и сравнить золото с другими показателями? Вы упомянули, что золото остаётся относительно недооцененным с точки зрения домов, акций и тому подобного, но я слышал от других аналитиков, что его цена относительно высока в сравнении с другими вещами - хлебом, нефтью и другим.

Петров: Рассмотрим, например, нефть. Мы имеем очень устойчивое долгосрочное отношение между нефтью и серебром, и это примерно отношение один к одному. Долгое время серебро стоило примерно $1,20, и нефть примерно $1,20. На пике 1980 года серебро стоило $45, и нефть примерно $45. Сейчас серебро в четыре-пять раз недооценено относительно нефти, так что с позиции нефти я не согласен по поводу серебра. Долгосрочное отношение цен золота и нефти примерно 15-20, в зависимости от периода времени, так что золото не дёшево, но также не переоценено относительно нефти.

Но предположим, что золото переоценено относительно других товаров - хотя я сомневаюсь, но если мы предположим, что это так, это не означает, что золото переоценено в целом. Другие товары могут быть даже больше недооценены относительно рынка акций, в 10, 15, 20 раз, или недвижимости, или облигаций. Здесь нет противоречия. В фундаментальном анализе неправомерно сравнивать золото, которое широко рассматривается как товар, с другими товарами. Его следует сравнивать как класс активов с другими классами активов.

Например, мы можем сравнивать золото с недвижимостью. При таком сравнении оно недооценено в пять-десять раз. Отдельно его можно оценить относительно акций. При сравнении золота с акциями, как отношения индекса Доу к цене золота, оно недооценено в пять-десять раз. Опять же отдельно его можно сравнить с облигациями, но эта оценка намного сложнее, потому что необходимо ввести правильную долгосрочную доходность с учётом инфляции, так что сейчас лучше в это не вдаваться. И наконец, мы можем отдельно оценить его относительно валюты. Об этом я скажу позже.

Когда этот цикл закончится, думаю, отношение Доу/золото станет намного меньше, чем в предыдущие циклы, которые заканчивались с отношением Доу/золото примерно 2:1 (две унции золота за одну единицу Доу). На этот раз мы закончим с отношением 1:2 - одна унция золота покупает две единицы Доу. Так что если отношение сейчас около 8:1, я думаю, золото сегодня может вырасти в 16 раз относительно рынка акций.

Л: Это сильное заявление. Вмешательство правительства сегодня столь сильно, и акции в целом выглядят столь переоценёнными, я могу поверить, что отношение Доу/золото может достичь нового экстремума - но я должен реагировать на столь энергичное заявление. На чём оно основано? Почему вы думаете, что отношение будет 1:2, а не 2:1?

Петров: Если я правильно помню, во время первого «дна» в 1932 году отношение было 2:1, индекс Доу-Джонса опустился до отметки $42, а золото стоило примерно $20 до девальвации доллара Рузвельтом. Это было также началом так называемого «бумажного мира», когда начался текущий бумажный цикл.

В следующем цикле дно пришлось на 1980 год; золото стоило $850 и рынок акций был примерно на отметке 850, что даёт отношение 1:1. Сейчас, если рассматривать это с точки зрения «бумажного» суперцикла, с начала XX века и до начала XXI века, можно прочертить техническую кривую отношения Доу/золото. Тогда будет видно дно соотношения Доу/золото на отметке 2:1 (в 1932-м), затем на отметке 1:1 (в 1980-м), и можно ожидать следующего дна при отношении 1:2.

Можно рассматривать это иначе, считая, что сейчас мы находимся в так называемом супер-цикле (золота или товаров), и этот супер-цикл должен длиться на 50-70% дольше, чем предыдущий. Он показывает избыточную коррекцию для всего периода бумажных денег за последние 80 лет.

С точки зрения поведенческой перспективы, я легко могу предположить избыточную реакцию людей; мы можем увидеть, что на пике будет происходить сплошная паника с неоправданным завышением курса. Я ожидаю, что это завышение будет примерно пропорциональным продолжительности всего процесса коррекции. Иными словами, если этот цикл растянут во времени, можно ожидать, что завышение Фазы мании будет значительно больше. То есть не будет сюрпризом отношение 1:1,5 или 1:2, при стоимости золота выше Доу.

Л: Вы описываете страшный мир, но в такой аргументации есть смысл. Сколько циклов вы должны взять за основу для вашего циклического анализа, чтобы утверждать, что средняя Фаза мании составляет 15% цикла?

Петров: Золото наиболее сложный инвестиционный актив. Это наполовину сырьевой товар, и оно ведёт себя как сырьевой товар, но оно также наполовину валюта. Это единственный актив, относящийся к двум классам активов, который по праву считается финансовым активом (деньги), и в то же время реальным активом (товар).

Таким образом, даже если цена золота была фиксированной в XX столетии, можно получить правильные циклы для сырьевых товаров в течение этого периода, включив в них золото. Если исторически посмотреть на товарные циклы, было четыре или пять длинных циклов (Кондратьева), которые можно использовать для определения вероятного поведения золота.

Л: Таким образом, будет справедливым охарактеризовать ваши прогнозы фразой «Пока инвесторы расценивают золото как товар, можно рассматривать временные интервалы и делать прогнозы»?

Петров: Верно.

Л: Но если в какой-то точке мир действительно зайдёт в глубокий тупик, и денежный аспект золота выйдет на первый план - например, если люди полностью утратят доверие к доллару США - тогда тот факт, что золото является товаром, не будет определяющим фактором. Денежный аспект золота возьмёт верх?

Петров: Нет, не совсем, потому что товарный цикл при этом всё равно останется. Нефть будет расти. Рис будет расти, также как пшеница и все другие товары будут подниматься всё выше, и они будут тянуть золото. Ещё один важный момент: на бычьем рынке товаров золото обычно на ранних стадиях отстаёт. На более поздних стадиях бычьего рынка товаров, поскольку золото начинает восприниматься как убежище от инфляции, оно начинает ускоряться относительно других товаров. Это ещё один очень хороший индикатор, который говорит мне, что мы находимся пока в середине долгосрочного бычьего рынка золота. Иными словами, поскольку пока нет быстрого опережения золотом других товаров, например, пшеницы, меди или сырой нефти, это означает, что поздняя стадия бычьего рынка ещё не наступила.

Л: Это весьма интересно. Но если я правильно помню график цены золота во время последнего большого бычьего рынка, непосредственно перед коррекцией 1973-1976 годов, тогда наблюдалось ускорение, как раз такое, как вы описываете - и нечто похожее наблюдалось в 2011-м. Золото выстрелило на $300 за считанные недели, до того как достигло пика $1900.

Петров: Абсолютно верно. Это ускорение перед коррекцией как раз говорит мне о том, что происходящая сейчас коррекция является основной циклической коррекцией, точно как в середине 1970-х. Чем мощнее предшествующее ускорение, тем дольше последующая коррекция. Это означает, что эта коррекция будет длительной и болезненной. Это ещё один индикатор. Всё идеально сходится. Все эти показатели подтверждают друг друга.

Л: Можете ли вы представить что-то в политическом мире, что способно изменить или ускорить этот цикл? Если политики в Вашингтоне будут настолько глупы, чтобы сильно пошатнуть доверие к доллару США со стороны иностранцев, может ли это изменить цикл?

Петров: Да, это возможно. Это называется серый лебедь; событие, которое не очень вероятно, которое трудно предвидеть, но, тем не менее, возможно предсказать и ожидать. Одним из примеров серого лебедя может быть ядерная война. Это возможно. Другим примером может быть валютная война а-ля Джим Рикардс (Jim Rickards). Есть целый ряд серых лебедей, которые могут прилететь в любой момент, в любое место, ускорив цикл. Это вполне возможно, но не вероятно.

Теперь, возвращаясь к вопросу о монетизации, или ремонетизации золота, возобладает ли денежный аспект золота, как вы говорили. Ремонетизация золота не замкнула бы товарный цикл; он продолжился бы. На самом деле, можно было бы ожидать ремонетизации золота одновременно с бычьим рынком товаров.

Вы также должны понимать, что ремонетизация золота не была бы единовременным событием, это не точка во времени. Ремонетизация золота - это процесс, который вполне может длиться пять-десять лет. Никто не объявит золото денежной валютой мира с завтрашнего дня.

Что будет происходить, это то, что Китай будет накапливать золото. С течением времени золото будет переоцениваться всё выше, способствуя переделу мира. Юань станет глобальной валютой, используемой для международных транзакций. Многие организационные механизмы должны быть задействованы в мире, в том числе для хранения, платежей, расчётов, и определённого изменения баланса между центральными банками, так как в настоящее время некоторые центральные банки по своему усмотрению держат слишком мало физического золота.

Л: Я согласен, и вижу, что некоторые вещи происходят уже сейчас. Но я не ожидаю, что какое-нибудь правительство будет прокладывать путь к золотому стандарту. Я просто ожидаю, что всё больше людей будут использовать золото в качестве денег, пока правительства не смирятся с реальностью. Я думаю, рынок выберет что-то наиболее пригодное для исполнения функции денег.

Петров: Да, это так, и этот процесс займёт много лет. Возвращаясь к золоту в контексте портфеля, относительно валют, золото чрезвычайно дёшево. Исторически золото составляло около 10-15% глобального инвестиционного портфеля по отношению к сумме недвижимости, акций, облигаций и валют. Оценки подсказывают, что сейчас золото оценивается примерно в 1% глобального инвестиционного портфеля.

Л: Это означает... огромную цену для золота, если оно вернётся к своему назначению. Добыча золота всего лишь крошечная доля предложения; единственный способ, чтобы реализовалось то, о чём вы говорите, это рост цены золота до порядка $20,000 за унцию.

Петров: Верно. От $15,000 до $20,000. Так я и говорю. В портфельном контексте золото недооценено в 10-15 раз. На фундаментальной основе золото недооценено по отношению к акциям в 10-15 раз, а относительно недвижимости примерно в 10 раз. Когда мы используем разные типы анализа, каждый из них отдельно и независимо говорит о том, что впереди ещё длинный путь: шесть или десять лет; может быть, даже 12 лет. И предстоит весьма значительный рост; может быть, в 10-15 раз.

Не по отношению к нефти или пшенице, но по отношению к бумажному доллару золото вполне может вырасти в 10-15 раз. Оно может вырасти, скажем, в 10 раз, по отношению к рынку акций. И оно может подняться в 10-15 раз относительно долгосрочных облигаций. (Следует различать краткосрочные облигации и долгосрочные облигации, поскольку доходность по облигациям растёт на 10-15%).

Таким образом, портфельный анализ и фундаментальный анализ говорят мне о том, что впереди длинный путь, а циклический анализ говорит о том, что мы в середине цикла. От начала цикла (2000-й) и до начала коррекции (2011-й) цена золота выросла почти в восемь раз, с минимума текущей коррекции (2013-2014) до пика через 6-10 лет произойдёт рост ещё в 10 раз. Будет ли это через 8 или 12 лет, предсказать невозможно; но порядок величины будет примерно 10-кратный относительно сегодняшнего уровня.

Л: Вы затронули технический анализ; насколько вы ему доверяете?

Петров: Доверяю, но в данном случае технические показатели включают в себя большую долю циклического анализа. Очень сложно использовать технический анализ для долгосрочных циклов. Обычно мы используем технический анализ для дневных (краткосрочных) циклов, или недельных (промежуточных) циклов, или месячных (долгосрочных) циклов. Мы используем их, как описано в классической книге «Технический анализ трендов рынка акций» (Technical Analysis of Stock Market Trends) Эдвардса (Edwards), Маги (Magee) и Басетти (Bassetti).

Если применить технический анализ к нашей текущей коррекции, она представляется не вполне завершённой. Она может длиться ещё три-шесть месяцев, возможно, девять месяцев. Но когда мы говорим о долгосрочном цикле, необходимо переключиться с технического анализа на долгосрочный циклический анализ.

Л: Хорошо. Давайте посмотрим на оборотную сторону этого. Сформулируйте, пожалуйста, ваше мнение о глобальной экономике. Считаете ли вы усилия правительств по стимулированию экономики успешными? Или, как вы видите картину в целом?

Петров: Картина в целом выглядит сурово. Стимулирование всегда имеет успех, пока в конечном итоге не терпит фиаско. Как я понимаю, США опускаются всё ниже и ниже - прогноз для США очень прост. Великобритания также катится вниз - ещё один простой прогноз. Европейский союз также в целом направляется вниз. Однако, большая часть Азии в режиме пузыря. Австралия представляет собой большой пузырь, который готовится лопнуть; она направляется к обширной депрессии. Китай являет собой огромный пузырь, так что Китай получит свою собственную Великую депрессию, которая может длиться от пяти до десяти лет. Эти пять-десять лет китайского спада вписываются в мой полный 10-летний прогноз для долгосрочного бычьего рынка золота.

Я вижу много раздутых и перегретых экономик в Азии. В январе я был в Гонконге, и гонконгская экономика переживает бум до стадии перегрева. Это безумие. Три месяца назад я был в Сингапуре, и сингапурская экономика явно перегрета. В прошлом году я несколько месяцев преподавал в Макао, и экономика там также перегрета - буйство недвижимости; аренда просто неприлична; пятизвёздочные отели полны, в казино столпотворение.

Сейчас я преподаю в Таиланде. Здесь легко видеть, что люди до сих пор сходят с ума по недвижимости - все говорят о недвижимости; вовсю раздут жилищный пузырь. Общество в целом безумно предаётся потреблению, и большая часть вещей покупается в кредит с рассрочкой.

Ещё один простой прогноз - Япония; она также будет скатываться вниз. У Японии нет другого пути, кроме спада. Они стимулировали и стимулировали, и это не принесло им ничего хорошего. Суммируя всё это, я предвижу повторение азиатского кризиса 1997 года, охватившего большую часть стран Азии.

Л: Таким образом, на ваш взгляд, стимулирование даёт эффект, пока это возможно, и вы считаете, что в глобальном масштабе мы находимся в точке, где оно больше не способно давать эффект?

Петров: Не совсем. Мы находимся в точке, где рефляция уже не работает для США, несмотря на все усилия. Она не работает для Великобритании; для большей части Европы; для Японии - как бы они ни старались. Но рефляция ещё работает в Китае. Она пока работает для Азии и Австралии. Насколько я вижу, Азия значительно перегрета, на основе глобальной рефляции.

Даже Филиппины были перегреты, когда я был там два года назад. Сильно перегрета Малайзия - потребительство в чистом виде - и я слышал рассказы также о перегреве Индонезии. Может быть, мы видели первые признаки прорыва этого пузыря в таких странах, как Индия, Малайзия и Индонезия. Индийская валюта в значительной мере ослабляется, также как валюта Малайзии. Если я правильно помню, индонезийская валюта значительно ослабляется, и я хорошо знаю, что их ставки денежного рынка в последние несколько месяцев взлетели. Таким образом, сейчас может начинаться новый азиатский финансовый кризис. Азия пока будет продолжать стимулирование ещё год-два, возможно три. Очень трудно сказать, как долго будет надуваться пузырь. То же самое относится к Австралии; рефляция будет продолжаться ещё несколько лет. Так что для Азии и Австралии пока не наступил момент, когда рефляция уже не работает. Очень трудно сказать, когда что-то изменится, но пока это верно только для США, Великобритании, Европы и Японии.

Л: Почему рефляция не будет работать для США и их приятелей?

Петров: Рефляция не работает из-за огромных накопленных экономических диспропорций в реальном секторе и на рынке труда. Все диспропорции и неэффективные инвестиции накопились до такого уровня, когда рефляция снижает доходность. Сейчас США нужны, наверное, три, четыре или пять триллионов ежегодно, чтобы рефляция давала эффект. С каждым витком эта потребность возрастает геометрически. США находятся на конце этой геометрической спирали, так что сумма, необходимая для рефляции экономики, намного больше, чем допустимо кем-либо в мире - нет такого доверия к доллару США. США находятся в точке, где это просто не сработает.

Л: Я понимаю; если у них сейчас дефицит в триллионы долларов и экономика остаётся вялой, что нужно сделать, чтобы её форсировать, и возможно ли это?

Петров: Да. Фед утроил свой баланс за три-четыре года - и никакого эффекта. Так что они могут сделать? Увеличить его в 10 раз? В 20 раз? Может быть, увеличив его в 10 или 20 раз, они вдохнули бы ещё два или три года жизни в экономику. Но увеличение баланса Феда в 10 или 20 раз было бы очень рискованным мероприятием. Я не думаю, что они осмелятся так разогнаться.

Л: Если бы они так сделали, это бы убило доллар и подняло бы золото и другие товары.

Петров: Да, это понятно - рынки облигаций и валют несомненно взбунтовались бы. Это прямой выстрел. Подробное рассмотрение последствий для товаров, если бы они решились на геометрический рост стимулирований, это тема для отдельного обсуждения. Сейчас можно сказать, что они это использовали последние три-четыре года, и это не сработало.

Также, мы знаем из истории гиперинфляции Веймарской республики, что они разгоняли стимулирование с самого начала, и это перестало давать эффект в 1921-м. Ещё два года эта спираль безумно раскручивалась, и тем не менее не давала эффекта. Я думаю, у США сейчас примерно такая же ситуация, как у Веймарской республики 1921 года.

Л: Звучит тревожно. Тогда что же будет, когда европейцы не смогут больше платить русским за газ для обогрева своих домов? Жителям обширных европейских территорий может скоро понадобиться учить русский.

Петров: Не обязательно, но Европа собирается стать лучшим другом России и геополитическим союзником. Шесть стран в Шанхайской организации сотрудничества уже являются близкими союзниками России. Также как Иран. Так что у России семь или восемь сильных близких союзников. Подумайте об этом с точки зрения Германии: зачем немцам быть геополитическими союзниками США или Великобритании? Если смотреть на это исторически, в этом нет никакого смысла. Намного больше смысла примкнуть к русским и китайцам и предоставить американцам и британцам терпеть крах. Это то, чего я ожидаю, и Россия будет использовать всю свою энергию, чтобы диктовать им свою геополитику.

Л: Есть над чем подумать. Можете ли сказать что-то ещё, о чём стоит думать инвесторам, по вашему мнению?

Петров: Ну, это просто. Во-первых, я ожидаю, что рынок акций значительно потеряет в стоимости в ближайшие пять-десять лет. Во-вторых, я считаю недвижимость сильно переоцененной; когда процентные ставки в конце концов вырастут, недвижимость будет сильно падать, она больше не будет сохранять ценность. В-третьих, я также считаю, что облигации сильно переоценены, а доходность очень низка. Я ожидаю, что процентные ставки начнут расти, а цены облигаций падать, поэтому я настоятельно не рекомендую инвесторам оставаться в облигациях. Наконец, я ожидаю, что правительства будут продолжать стимулирование, несмотря на отсутствие эффекта, и что валюты будут обесцениваться.

Я призываю инвесторов избегать этих четырёх классов активов. Следует использовать диверсификацию товарных активов. Не стоит пренебрегать пищевыми продуктами, сельскохозяйственными товарами, а также энергоносителями. Но в портфеле должны преобладать драгоценные металлы.

Л: Это же говорит Даг Кейси (Doug Casey), и то, что владеть золотом следует из благоразумия. Чтобы спекулировать для получения прибыли, мы желаем использовать заёмный капитал, который могут дать только акции добывающих компаний.

Спасибо большое, Крассимир, это был очень интересный разговор. Не будем опять откладывать следующую встречу на семь лет.

Петров (смеётся): Хорошо, надеюсь, встретимся намного раньше.

Сcылка >>


Оцените статью