Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Экономика с «человеческим лицом».

Мировой кризис

17.09.2015 10:00  

lafet

177

Долгое время экономисты исходили из того, что люди, прежде всего, руководствуются соображениями постоянного увеличения прибыли и ведут себя, ориентируясь лишь на свои собственные интересы. Этот традиционный образ «человека экономического» (homo oeconomicus) сегодня опровергнут: экспериментально доказано, что поведение людей зависит от целого комплекса различных мотивов, и нередко соображения справедливости оказываются важнее прибыли.

Революция в экономическом мышлении

Иногда даже очень несложные эксперименты могут произвести революцию в науке. Представьте себе следующий сценарий: Вы на автобусной остановке, рядом с вами господин Н. Еще один фигурант, назовем его «благодетель» дает господину Н. в руки 100 евро и говорит, чтобы тот поделился деньгами с Вами. Причем, таким образом, чтобы вы оба остались довольны, в противном случае деньги должны быть возвращены благодетелю.

В течение не одного столетия классическая экономика предполагала, что участники экономических процессов всегда действуют рационально, ориентируясь лишь на свои собственные интересы (вспомнить хотя бы Адама Смита, который утверждал, что человек от природы «зол, жаден и ленив»). И согласно такому представлению, господин Н. оставит себе 99 евро, а Вам отдаст 1. Он должен стремиться к максимизации своей прибыли, вам хотелось бы получить, по крайней мере, на один евро больше. Ключевой вопрос: Согласитесь ли Вы на такую сделку, или в Ваших интересах отказаться от мизерной суммы в 1 евро и тем самым наказать алчного господина Н.? И как бы Вы отреагировали, если бы он предложил Вам 20 евро? Вы все равно откажетесь? Где будет Ваш пороговый уровень? В любом случае, этот эксперимент Эрнста Фера произвел революцию в экономическом мышлении.
(Австриец Эрнст Фер (Ernst Fehr), профессор Цюрихского университета, директор Института экономики, специализирующийся на «поведенческой» экономике, обладатель множества престижных наград в области экономики, не раз выдвигался кандидатом на Нобелевскую премию.)

Фер экспериментально доказал, что на экономические решения существенное влияние оказывают соображения морали. А именно — люди отказываются от получения вознаграждения ради создания более справедливых условий распределения. То есть у людей есть чувство справедливости, и они действуют соответственно, даже если это не приносит им никакой прибыли. Также, в ходе этих экспериментов Фер зафиксировал готовность поделиться, установив, что при этом в головном мозге человека активируется зона, отвечающая за вознаграждение, что сопровождается выбросом гормонов удовольствия.

Согласно результатам экспериментов Фера, люди отказываются от получения вознаграждения и по совсем иной причине — чтобы отомстить оппоненту в случае его жадности. «Удивительно, эту карательную меру выбирает большое число участников эксперимента. Таким образом, испытуемые предпочитают жертвовать деньгами, чем принять несправедливость. Правильно. Что я нахожу особенно интересным: наш эксперимент был продублирован с участниками, принадлежащими к разным культурам, включая также многие простые общества (например, архаично организованные племена в Новой Гвинее – прим. С.Л.). И везде одно и то же: стремление к справедливости приводило к наказанию эгоистов», — рассказал Фер швейцарскому журналу M-Magazin.

Эти выводы, еще не так давно высмеиваемые в научной экономической среде, сделали Фера одним из самых уважаемых экономистов современности. Cвоими экспериментами он изменил взгляд на экономику, как никакой другой ученый — так оценивает научный вклад Фера швейцарский журнал «Bilanz». Фер обогатил предмет экономики своими выводами о роли таких человеческих черт, которые ранее в этой дисциплине мало принимались во внимание: доверие, справедливость, сотрудничество, альтруизм. И опроверг традиционный образ «человека экономического», проложив мосты между экономикой, психологией, нейробиологией и биологией. Фер доказал, что поведение людей есть результат целого комплекса различных мотивов, ими двигает не только корысть — справедливость нередко оказывается важнее прибыли.


Рынок необходимо «перевоспитать»

При этом, Фер считает, что жадность или страх отнюдь не противоречат природе гомо экономикуса, но определенные мотивы поведения могут привести к негативным последствиям. Так банковский служащий, работающий в инвестиционном секторе, «заточен» в своих стимулах на риск в виде привлекательных премиальных для получения высоких прибылей в краткосрочной перспективе. Убытки же для банка от высокого риска его работника могут проявиться годы спустя. Банкир для получения своего максимального дохода ведет себя рационально. Но для блага банка в целом такие стимулы не рациональны.

Поэтому Фер полагает, что банковский кризис имеет в своей основе неэффективную систему стимулирования: ориентация на краткосрочные прибыли, а не на долговременные ценности для банка. Ни в коем случае нельзя напрямую связывать годовую прибыль банка или абсолютную цену его акций с заработной платой банковского служащего. Для компаний, выставляющих свои акции на биржевые торги, ориентиром должны быть такие показатели, как движение цены акций компании в сравнении с большим числом сопоставимых компаний. Если цена акции в таком сравнении идет вверх быстрее, чем у других, то это работа специалиста по инвестициям должна быть вознаграждена. Но на практике этого не наблюдается в 95% случаев. То есть, убежден Фер, чтобы поправить положение, необходимо приложить немало усилий для «перевоспитания» рынка.

Занимаясь 20 лет исследованиями в области поведенческой экономики, Фер пришел в выводу, что психология участников рыночного процесса оказывает существенное влияние на поведение рынка, как на индивидуальном, так и на групповом уровне. Его эксперименты показали, что силы спроса и предложения часто не достаточно, чтобы понять цены, так как в их формировании важную роль играют соображения справедливости. Если партнеры по бизнесу сотрудничают на долгосрочной основе, то цены, как правило, меняются не так быстро, как это полагается теоретически. «Рынки иногда работают принципиально иначе, чем это записано в учебнике: цены жесткие, заработная плата негибкая. И это имеет свои последствия, например, высокий уровень безработицы в США и Европе», — заключает Фер.


Доверие подорвано

В последнее время часто раздается критика в адрес экономистов, что они де не предсказали мировой финансовый кризис. На что Фер отвечает следующим образом: «Это неоправданно высокие ожидания, что экономисты должны дать точный прогноз грядущего экономического кризиса. Мы можем только анализировать экономическую систему и указать на недостатки и упущения. Как инженеры, которые предупреждают, например, что у этого конкретного самолета конструкция крыльев недостаточно хорошо проработана. Но мы не можем предсказать точную дату авиакатастрофы».

Касательно преодоления нынешнего кризиса, полагает Фер, не достает уверенности людей в рентабельности долгосрочных инвестиций. Доверие имеет решающее значение, но формируется оно на психологической основе. И подорвано оно, по мнению Фера, по разными причинам. В Европе это сочетание рыночных и политических неудач. Рынок здесь только через 10 лет (!) «заметил», что греки — не такие же «хорошие» должники, как немцы, что повлекло за собой массивный провал рынка. И в этом проявилась ущербность политики ЕС – при переходе на евро не было гарантировано, что в каждой стране бюджетная дисциплина будет обязательна к исполнению.


В то же время и Европейский национальный банк не выступает гарантом облигаций, выпускаемых странами Европейского союза, а лишь запрашивает деньги под выданные им кредиты. А ведь именно это могло положить конец раскручивающейся спирали банкротств (в Испании и Португалии, например, только страх банкротства приводит к повышению процентных ставок, что создает его реальную опасность). И эта мера должна сопровождаться надежной санацией госбюджетов и режимом экономии. Но особенно Германия боится раскрутки инфляции, которая однако не наблюдается. Но если это и случится, Центробанк должен будет изменить обменный курс и снова уменьшить денежную массу.

Хотя, как считает Фер, вокруг нынешнего кризиса сложилась очень опасная ситуация. Политика обнаружила стоящую перед ней банковскую проблему слишком поздно. «Греки с самого начала имели долги и должны были обеспечить институциональные реформы и рекапитализацию банков. Интересно также, как исландцы распорядились со своими долгами. Они попросту сказали, мы долги не считаем. Это было незаконно, и все иностранные вкладчики потеряли там свои деньги. Но хоть кто-нибудь бьет по этому поводу тревогу? Нет! И Исландия медленно, но возвращает себе реноме. Греки же, с позиции политиков Евросоюза, так и остаются «плохими», тем временем, как исландцы выглядят хорошо, несмотря на свою наглость. Поскольку господствует двойная мораль», — констатирует Фер в своем интервью M-Magazin.


«Кто хочет улучшить мир, не может быть мечтателем»

Чтобы избегать кризисы, убежден Фер, необходимо взаимодействие между политикой и экономикой – рынок процветает при его эффективном регулировании. Западный мир наслаждался беспрецедентным процветанием, начиная с 19-го века, в то время как прежде на протяжении тысяч лет человечество жило в крайней бедности. Но рыночная экономика нуждается в эффективных регуляторах. Например, исполнение контракта. Когда кто-то нарушает обговоренные в контракте условия, вы обращаетесь в суд. Это государственная власть, без которой рыночная экономика никогда не будет работать. Рынок и государство не являются противоположностями, они взаимосвязаны.

В исследованиях Фера отчетливо просматривается его стремление улучшить мир, кажущееся настолько амбициозным, насколько и наивным. Ведь кто только не брал на себя за эту миссию, и в первую очередь религия. Но тщетно. Как считает ученый, богословие, к сожалению, мало помогает улучшению мира. А вот экономика как раз предоставляет инструменты, которые позволяют получить наиболее точные ответы, как можно конкретно улучшить положение вещей. «Тот, кто хочет улучшить мир, не может быть мечтателем — он должен быть в состоянии предоставить четкие, основанные на фактических данных ответы на конкретные вопросы», — заявил Фер журналу M-Magazin.

Светлана Александрова Линс

 

Сcылка >>


Оцените статью