Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Олимпиада с привкусом озверина

Мировой кризис

23.08.2016 12:58

Владимир Гагиев

165

Окончательное отстранение российских паралимпийцев от игр в Рио – это очевидная и, в общем-то, понятная месть мирового гегемона за непроигрыш Россией обычной Олимпиады. Казалось бы – сделано всё возможное и невозможное, чтобы размазать Россию по раскаленному бразильскому асфальту. Многомесячный допинговый скандал, переросший в ожесточенную хамскую травлю. Провозглашение олимпийским законом расистской доктрины: «Русский – значит на допинге». Отстранение трети российской команды. Даже президента в Бразилии под это дело сменили – слишком тесно Дильма Русеф якшалась со смутьянами из БРИКС.







И что? И ничего.

Россия взяла то же 4 место, что и в Лондоне-2012. Прибавьте к нашим 19 золотым медалям те 6, которые (если судить по аналогии с Лондоном) мы недополучили в легкой атлетике, и будет даже 25, а не 24, как четыре года назад. Вместо уничтожения российского спорта и морального духа получилась такая впечатляющая стимуляция злости и бойцовского духа, что с того, кто придумал допинговый скандал, впору снимать погоны

В том, что американцев, выглядящих со своими 121 медалью как Леонид Ильич в последние годы жизни, есть все основания считать химическими рекордсменами, сомневается только совсем глупый или совсем ленивый. Американских атлетов ловят на допинге регулярно, что не служит причиной для отстранения страны или, хотя бы, ее федераций от игр. При этом разрыв в 50 медалей между первым местом у американцев и вторым у британцев кажется попросту физиологическим невозможным, выходит за всякие границы здравого смысла и науки о человеке. Тут, боюсь, чтобы разобраться, нужен патологоанатом.

Но даже допинг не всесилен. Обвешавшись серебром и бронзой, американцы не смогли обогнать самих себя в Лондоне ни на одну золотую медаль. Всё те же 46. И это несмотря на откровенно нечистоплотные манипуляции вроде возможности перебежать женскую эстафету без соперниц, потому что при перебросе (запрещенном правилами) уронили палочку. Как выяснилось, даже химический и административный ресурс имеют свои границы. Американцев постоянно обгоняли атлеты из стран  третьего мира, которых даже не обвинишь в неполиткорректности.

Многих удивило второе место британцев, но оно является продолжением наметившейся уже с середины двухтысячных тенденции на возрождение британского спорта. Внезапно выяснилось, что в олимпийскую программу исходно вшит выигрышный для Британии код – в ней очень много гребли и парусного спорта, конного спорта и велосипедных соревнований, так что Британии нужно просто держать свой уровень, чтобы ходить в постоянных фаворитах.

А вот Германии не повезло. Наследие спортивной сверхдержавы ГДР оказалось растрачено и хотя немцы и прислали третью по численности команду в 425 спортсменов и громче всех раскручивали допинговый скандал, обойти Россию им не удалось. Позорному журналу «Бильд» так и приходится писать, что Германия – на 5 месте в медальном зачете, уступив пропущенному загадочному 4 месту. Русский народ в таких случаях говорит: «Бог не Микишка – видит на ком шишка»

В итоге главным пострадавшим от олимпийских манипуляций Штатов оказался Китай. Китайские спортсмены, выигравшие олимпиаду в Пекине, заняли в Лондоне второе место, а в Рио их опустили уже на третье, причем выступай Россия в полном составе, мы бы, скорей всего, их обогнали. Что случилось с китайским спортом – не очень понятно. То ли объективные организационные трудности, то ли партия и правительство решили не прикладывать сверхусилий, гоняясь за олимпийским престижем.

Ну, а ниже ватерлинии оказалась Украина. Более 200 спортсменов – одна из самых многочисленных команд и катастрофически провальное выступление, принесшее лишь два золота. Причем одного из золотых медалистов – дончанина Олега Верняева еще и травили «свидомые» украинские патриоты едва ли не как российского агента. Коллапс, пережитый  Украиной как в зеркале отразился в этом олимпийском провале.

Для России выступление в Рио – безусловно победа, а добившиеся этой победы – национальные герои. Как бы не пыхтели разочарованные недоброжелатели вовне и внутри, рассчитывавшие в сто-первый раз повытирать ноги об «Рашку», в этот раз вытиралка сломалась. Вся страна и весь мир видели этот подвиг преодоления, ощутила вкус невозможных побед. «Диванно-пивной» спортивный патриотизм уступил место патриотизму борьбы и победы.

Мне было откровенно смешно читать некоторых авторов, воображающих (точнее фантазирующих и проецирующих) как загадочный «весь мир» смотрит на Россию на Олимпиаде «как на побитую собаку». Факт состоит в том, что сюжет в Рио повторил историю из знаменитого лубка «как мыши кота хоронили». «Схороненный» русский кот, расцарапывал то одного, то другого признанного фаворита. И административный барьер снятия с чемпионата оказался единственной защитой для англосаксонского превосходства.

Теперь аналогичный барьер выстроили перед нашими паралимпийцами. Надо понимать, что в своей основе Паралимпийский комитет – чисто западное учреждение. Он не имеет никакого формального отношения и связи с олимпийским комитетом, не подчиняется Олимпийской хартии. МПК в некотором смысле сам себе хозяин и никому не подотчетен. В отличие от МОК ему не приходится считаться с мнением разнонаправленных сил и разных групп стран. Поэтому возможности для беспредела в отношении наших паралимпийцев безграничны. Можно размахивать бездоказательным докладом «комиссии Макларена» и творить, что угодно.

Проблема лишь в том, что подобные жесты, как административный запрет нашим паралимпийцам участвовать в соревнованиях, — символ слабости, символ поражения в честном соревновании. Переход от «Быстрее. Выше. Сильнее» к циничной максиме о том, что побеждает тот, кто устанавливает правила

То, что в современном мире большая часть правил по-прежнему пишется в Вашингтоне – сомнений нет. Но подобное обнажение приема лишь убедит Россию в том, что играть по чужим правилам пора заканчивать и стоит конструировать свои форматы международных соревнований и свои игры. Ведь формат «олимпизма» отнюдь не универсален, что и показала Олимпиада в Рио. Западные спортсмены соревновались друг с другом, российские – еще и с подлостью и ненавистью, то есть преодолевали на порядок больше стрессовых факторов, чем конкуренты. А значит и вес их золота, по сути, гораздо тяжелее.

Современный олимпизм является порождением просвещенческого рационализма и идеи равенства. Для всех стараются создать предельно равные условия, чтобы получить некое химически чистое превосходство в силе. Перед нами, по сути, проекция ньютоновской картины мира на физические возможности человека. Предельно абстрагированная и оттого, откровенно говоря, скучная.

Я бы с большим удовольствием посмотрел бы на игры в которых участники сталкиваются с неожиданными и разнородными препятствиями. Где пловцов ждут то камни, то водоросли, то хищные рыбы, где бегунам приходится преодолевать горный поток, овраг и тащить на себе упавших товарищей, где в фехтовании удачный укол соперника сковывал бы движение, причинял боль или парализовал конечность. Где в стрельбе мишень двигалась бы по непросчитываемой со стопроцентной точностью траектории. И главное, чтобы все трудности для участников более-менее различались если не по интенсивности, то по характеру.

И тогда мы бы смогли увидеть в спортсмене человека, а не сферического коня в вакууме, носителя воли, интеллекта и находчивости, а не мускульную машину. Такие игры пользовались бы куда большим вниманием и интересом (если обеспечить их от перерождения в подставное шоу), чем уже несколько поднадоевший сферический олимпизм. Ведь, будем честны, наше особенно пристальное внимание к Олимпиаде в Рио (каюсь, игр в Лондоне я просто не заметил, а пекинские запомнились только олимпийской войной на Кавказе), связано было именно с допинговой травлей, с моментом преодоления, а не с чисто спортивным интересом.

Самый позитивный момент этой Олимпиады состоял в следующем. В течение двух недель телекомментаторы буквально зомбировали телезрителей словами «атака» и «активность»

Постсоветский человек отличается от просто человека тем, что он страшно боится — ментов, гопников, агрессивных горцев и мигрантов, начальников, американцев. Он знает, что где-то в мире есть те, кто держит масть и именно те, кто держит масть — главные. А как угадать держащих масть? По их наглости. Если лезет вперед и сует кулаки прямо в морду — значит это господин. Что он сам может быть господином постсоветскому человеку обычно в голову не приходит.

Поскольку в силу урезанности нашей команды мы участвовали почти исключительно в тех видах спорта, где имеют значение не соревнование, а атака и агрессия, то и смотрели в основном именно их. И вот главный месседж, который слышали наши телезрители в ходе этих трансляций: надо непрерывно атаковать, нельзя уходить от боя в надежде удержать преимущество, оно может быть разрушено в любую секунду, выигрывает только тот, кто идет вперед и давит, давит, давит, показывает активность…

И в самом деле, все проигранные нашими матчи были проиграны именно на недостаточной активности, низком уровне агрессии и стремлении уйти от столкновения. А выигрывали мы или у нас на адреналине. Если ты прешь, давишь, бьешь, рискуешь, то риск того, что соперник рухнет не выдержав твоего напора гораздо ниже, чем риск, что ты, рискуя, сделаешь ошибку. Да и ошибки риска простительней ошибок страха.

Наглость, напор и злость — это именно то, чего нам не хватает каждый раз, когда мы проигрываем или не выигрываем до конца. А тут две недели с телеэкранов  для всех, кто умел слушать и слышать — шла мощнейшая прививка от трусости и установка на наглость, напор и злость. Каждый на своем месте должен усвоить эти качества. Должно произойти общенациональное раскодирование от страха. Вкупе с дозой озверина от WADA и вкусом победы от того, что с моральным разгромом России они обломались, получилась отличная Олимпиада.

Сcылка >>


Оцените статью