Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

ДОРОГА К ХРАМУ-2

Мировой кризис

02.09.2016 12:52

ikhlov

170

ДОРОГА К ХРАМУ-2

Борис Ихлов

Однажды на телеканале НТВ под руководством г-на Соловьева состоялись теледебаты между представителем православия и представителем сознания Кришны. Повод — намерение сознания Кришны выстроить храм в Москве выше храма Христа Спасителя.
Перед аудиторией телезрителей, чье количество превосходит численность населения многих стран Европы, предстал лысый московский паренек в балахоне, резво цитирующий различных деятелей различных церквей.

Из тех, кто собрался в студии, один тоже молодой парень попенял кришнаиту, что его секта прикармливает нищих кашицей. Что-то он в этом углядел противоречащее религии, правда, неясно, какой — иудаистской, мусульманской или православной. Кришнаит вполне мог возразить опять же цитатой, словами такого выдающегося индийского религиозного реформатора и общественного деятеля 19 века, как Свами Вивекананда: «Если в моей стране есть хотя бы одна голодная собака, моя религия состоит в том, чтобы ее накормить.» Весьма любопытен также диалог Вивекананды с представителем Общества матери-коровы: «Что сделало Ваше общество, чтобы в Индии не было голода? — У нас другая задача, наше дело — оберегать корову, мать нашу. — Неужели вам не жалко миллионы людей, гибнущих от голода? — Такова их карма… — Когда коровы идут на бойню, они следуют своей карме. — Как Вы можете так говорить, корова — мать наша! — По Вам я это явственно вижу.»
Вероятно, либо кришнаит не был окончательно начитан, либо слова Вивекананды, как реформатора, несколько принижали достоинства религий Индии. Впрочем, как известно, цитата, вырванная из исторического контекста, как форма, может быть наполнена любым содержанием (хотя и форма содержательна). Но в российском контексте кашица для нищих — не новость, а отработанная методика. Ей пользуются, и с огромным успехом, все «предприниматели», раздающие бесплатные супчики пенсионерам в избирательную кампанию.

Дело в том, что накормить можно по-разному: либо прикармливать по случаю, как собачек, либо, как говорится, дать в руки удочку и научить ловить рыбу. Разные методики, не правда ли. Однако, по-видимому, тема голода не волнует особо самих кришнаитов. Иначе откуда такие претензии на здоровенный храм. По виду паренька в студии, он весьма аскетичен и разборчив в пище, отчего и «за удочкой спрячется», и глаза запали — типичное выражение глаз! Я познакомился с этим взглядом в конце 70-х, когда в Перми первым в СССР появилось общество кришнаитов.

Пермские кришнаиты, не те, что появились в ходе перестройки, а в то время, никакого отношения к современным кришнаитам не имеют. Общество Кришны было создано такими людьми, как основатель школы культуризма в Перми Храпов, культурист и на удивление одновременно физик-теоретик Вячеслав Гутин, еще ряд физиков-теоретиков. Личности примечательные во всех отношениях. Например. Как известно, холодная вода утишает плоть. Скажем, Храпова нельзя было приводить в университет, он, в свои 45 лет, глядя на юных студенток, напряженно пыхтел: «Ходят черт-те в чем!! Меня же после этого надо в душ, под холодную воду!» Он не ограничивался одной привязанностью, как правило, их было несколько дополнительных. Причем дополнительные не прозябали, а, наоборот, дымились. От избытка чувств Храпов поколачивал свои привязанности. Мне, в те годы еще совсем маленькому научному сотруднику ПГУ, ничего не понимающему, это казалось архаичной дикостью. Храпов извинялся: «Понимаешь, им это надо!» Но он не только поколачивал, он еще умел — действительно! — лечить руками. Ну, просто очень хороший человек.

Неизвестно количество российских городов, где проживает ныне его потомство, но Храпов съездил на показательные лечения в Венгрию, и думается, расширил ареал его обитания.

Гутин же производил жуткое, нервическое впечатление на высоколобых университетских профессоров. Представьте гору спортивных мускулов, сдающую любую теоретическую специальность исключительно на «отлично». Он не мог пойти на экзамен, не выучив предмет досконально, оттого сдавал экзамены уже после сессии и как-то остался на второй год. После окончания вуза работал в ПГУ в вычислительном центре. В аспирантуре учился не у кого-нибудь, а у одного из «монстров», Андрея Анатольевича Гриба в Ленинграде. Кроме физики, Славик любил поэзию, любимый поэт — Мандельштам, был неравнодушен к музыке, с первых звуков отличал сопрано и меццо-сопрано, свободно говорил по-английски с прекрасным оксфордским произношением.
Читателю любопытно будет узнать, что оба они, и Храпов, и Гутин, были православными.

В то время, когда к религии отношение властей было «натянутым», интересующиеся использовали всё, что попадет под руку в библиотеке. Поскольку на ведические тексты запрет наложен не был, тем более на санскрите, то Гутин, например, изучил самостоятельно санскрит. Вообще — почему бы не поизучать то, чего не знаешь, что имеет отношение к истории Индии, к ее традициям.

После того, как мы абсолютно неожиданно узнали о сталинизме, практически у всех живущих в стране обнаружились графские корни, будто Сталин уничтожал исключительно рабочих и крестьян, а дворян, наоборот, плодил. Да и интеллигенцию не косили репрессии, вон ее сколько на телевидении. Куда глядел узурпатор??
Так вот, после внезапно свалившегося на нас прозрения в стране возникли новые кришнаиты, не имеющие отношения к пермскому периоду. Они имели отношение к ВЛКСМ. Если кто держал в руках первые под самиздат прозрения Свами Прабхупады или «Бхагаватгиту», тот мог видеть указание на издателя: ЦК ВЛКСМ Латвии. В дальнейших шикарных, дорогущих книгах значился тот же издатель…

Видите ли, в чем дело. В «Махабхарате» можно прочесть диалоги приблизительно следующего содержания. Один товарищ доказывает другому: «Войну нельзя начинать, ибо высший разум мне открыл…» «Нет, — возражает другой, — войну надо начать, ибо высший разум мне открыл…» (Кажется, разговор Кришны с колесничим Арджуной, часть «Махабхараты», «Бхагаватгита») Можно вспомнить скрижали, например, «не укради». «У кого и что не укради, — возражает Сократ у Платона, — веревку у желающего повеситься? Или оружие у желающего кого-либо убить?» Т.е. закон — что дышло. Не удержусь, чтобы процитировать классика: абстрактное право наполняется содержанием наиболее организованной силой…

Весьма любопытен раннехристианский диалог одного мудреца с десятком других. «Если я прав, пусть это дерево сделает шаг к нам.» Дерево делает шаг. «Причем здесь дерево? — возражают мудрецы, — как оно может решить наш спор?» «Хорошо, если я прав, стены этого города рухнут.» Стены начинают рушиться, мудрецы взывают к Богу, стены перестают рушиться из уважения к мудрецам, но не восстанавливаются из уважения к мудрецу, который апеллировал к Богу. «Хорошо, если я прав, — говорит отдельно стоящий мудрец, — Бог сам скажет об этом.» И действительно, раздвигаются тучи и оттуда слышен голос творца: «Он прав!» На что мудрецы возражают: «Ты нам дал скрижали. Теперь мы разберемся сами!» (Приведено у Эриха Фромма) Т.е. разночтения даже в том, использовать ли «абстрактные скрижали» или апеллировать к высшему. Разве не похоже на суды троек, апеллировавших к абстрактно классовому подходу вместо фактов? Т.е. (извините за очередную ссылку на классика) к абстрактному общему вместо конкретного общего, т.е. включившего в себя особенное.

Приведем пример, насколько отштампованы — т.е. напичканы пустыми абстракциями — мозги вызванного к Соловьеву на телепередачу кришнаита. Поверьте, его понимание сознания Кришны не уберегло его от стандартного массового кретинизма, обусловленного телевизором. Речь зашла о демократии. Ранее под демократией понималась власть демоса, НИЗОВ, но не элит, как ни фиктивна ни была демократия в Афинах. Ныне понимание демократии ПРОТИВОПОЛОЖНО начальному, о чем и сообщил кришнаит, разумеется, подлаживая понятие под секту кришнаитов: «Демократия — это право меньшинства!» Поразительно, но его понимание демократии абсолютно совпадает с мнением таких псевдопартий, как СПС или «Яблоко». А именно: при демократии на Олимпе оказались права меньшинства. Причем оказывается, что у меньшинства прав больше, чем у большинства. Что железобетонно вытекает из того, что в обществе 5% населения обладает ВСЕМИ правами, а 95% — никакими.

Можно вспомнить еще, как московские кришнаиты использовали двухсоттысячную демонстрацию в Москве в поддержку Ельцина для пропаганды своего Кришны. Пермские кришнаиты не столь резвы, но используют наркотики в общественных медитациях и… янки присылают им своих инструкторов из многочисленных структур ЦРУ.
Возвращаясь к способам манипулирования массовым сознанием, в отношении кришнаизма — прилаженным к российскому политическому бомонду, но явно не адекватным.
Может быть, дело в архаичности форм? Лично меня всегда поражал примитив «Махабхараты» и как литературного произведения, и как философского (хотя сама по себе религия — это вовсе не дискурс). Вполне возможно, потому, что «Упанишады», ведические тексты изложены на санскрите, а «Махабхарата» — на пракрите? Как известно, санскрит, как латынь или иврит, относится к числу «мертвых», неразвивающихся языков, а пракрит недалеко ушел от санскрита в этом плане.
Понимаете, странно, когда в Москву приезжает индийская танцовщица и удивляется, что на ее концерты приходит мало народу, а ведь она выучила свыше пары тысяч жестов плюс 26 движений глазами! Тут еще некий испанец, заявляющий, что он самый выдающийся танцор всех времен и народов, поскольку умеет за одну минуту совершить свыше сотни притопываний. Павлова, Ченчикова, Даукаев, Барышников и пр. отдыхают.
Ну, например, сравните издевательски однообразное «Харе, Кришна, Кришна, харе», скажем, с исключительными христианскими песнопениями в исполнении болгарского баса — Михаила Гяурова с хором («Жертва вечерняя» и др.). А между тем это устаревший знаменный распев!

С другой стороны, вишнуизм (кришнаизм, Кришна — инкарнация, «аватара» Вишну) возник как часть индуизма (начавшегося во 2-й половине 2-го тысячелетия до н.э.) с провозглашением генеральным секретарем Вишну (читайте, читайте «Отзыв на книгу Ильина», т.е. Ленина, Богданова!). Хотя в момент возникновения индуизма он был всего-навсего одним из незначительных богов даже к началу возникновения буддизма в 6 в. до н.э. … Мда. Так вот, сравним с «Илиадой» и «Одиссеей», где религия переплетена с поэзией.

Даже здесь разница, не говоря уже о русской литературе, о которой В. С. Библер (хотя и свихнувшийся на почве «демократии», но все же принадлежавший к школе Э. В. Ильенкова, потому иногда изрекавший неглупые мысли) писал: «Возникает, все более множится и процветает разбивание произведения на цитаты, подтверждающие или опровергающие ту или иную мысль. Исчезает ощущение произведения как целого. Мы говорим об отдельных выдержках, отдельных пассажах, мы говорим об отдельных мыслях. Мы, философы, историки, психологи — не делаем то, что, скажем, в последние 40–50 лет давно уже учитывали представители современной филологии. Для филологии (в самых различных ее школах) понятие «произведение как целое», учет целостности произведения (просто в связи с тем, что это художественное произведение) оказывается совершенно необходимым. Мы эти сцепления, связи, композицию, ритмику, поэтику произведения как целого обычно не замечаем…» («Самостояние человека», Кемерово, 1993). Можно продолжить: речь идет не только об одном произведении, но о всем творчестве автора. 

Еще продолжим: ВСЯ русская литература В ЦЕЛОМ стала основой «автохтонного» дискурса, т.е. прикидочным мерилом местной логики, зеркалом местных ценностей, местной философией. (Местной потому, например, что… стоит привести полемику анархиста Кропоткина с Тургеневым. С французами,  говорит Тургенев, очень трудно устроить интернационализм. Потому что мораль другая. В театре идет спектакль, где ребенок узнает, что его мама — вовсе ему не мама. Он гордо отвергает ее. Что бы сделал российский крестьянин, да и горожанин? Отшлепал бы и поставил в угол. А французы в театре рукоплескали! («Воспоминания» Кропоткина, прошу извинить за лень, за неточность цитирования.)
Замечательна, кстати, не то, что полемика, но обобщающая полемика — если можно так выразиться — Достоевского и Маркса в «Идиот»: а, так если кто шестерых зверски пришил, так в этом система, общество виновато, никак не он… (еще раз прошу извинить за лень).

Но есть еще одна тема: фольклор низов вошел в литературу не столько после «вдохновленного» Барковым Пушкина или полежаевской пародии на «Евгений Онегин» «Сашка». Он ворвался после 1917 года книгами Артема Веселого («Россия, кровью умытая»), Бабеля, Платонова, Пильняка, Зощенко, Замятина. Она отодвинула в сторону «классическую» ветвь русской литературы Толстого, Тургенева и, очевидно, последнего ее представителя Булгакова.
Но если начало века призвало в литературу российский фольклор, то 1991 г. вовлек в культуру Швыдкого, оправдывающего язык отмороженных олигофренов из подворотни. Представьте, что какой-то дерганый московский профессор объявил «Преступление и наказание» Достоевского повестью о том, как один пацан замочил двух старух. Это — в передаче Швыдкого «Культурная революция».

Поразительно, как власти не понимают, что вызывают ненависть к рядовым янки даже тем, что позволяют на телевидении олигофреничные «беседы» североамериканских «проповедников» с их-то афазией и с дебильным выражением глаз, да еще с идиотским переводом. Что-то напоминает… А, занюханного французишку в роли домашнего учителя…
Нет сомнений, что по мере урезания школьных программ будет выситься кришнаитский храм!

Но даже русская литература не избежала участи всех теоретических построений. О чем нелицеприятно высказалась одна из оставшихся честных представителей отечественной поэзии Юнна Мориц в «Литературной газете»: «Лежит милая в гробу, и пристроился, гребу, нравится, не нравится — терпи, моя красавица!»
Нужно ли напоминать о достоевской «слезе невинного младенца», весьма эксплуатировавшейся во время перестройки? Ныне эти звери не хуже Пол Пота или Мао готовы ради «реформ», «прав человека», «свободы личности» и права частной собственности уничтожить половину человечества, и ни одна сволочь не вспомнила о «слезе невинного младенца» на фоне «миллионов, убитых задешево» в ходе реформ, свыше миллиона смертей по сравнению с периодом Брежнева (см. также И. Бобошин). Нужно ли напоминать, что вдоль и поперек цитируемый фильм «Собачье сердце» никакого отношения к Булгакову не имеет, поскольку сам автор в ремарках отзывался о всеми обожаемом профессоре Преображенском как о человеке, «у которого дурно пахнет изо рта». 
Даже иностранную литературу не пожалели: «Зло порождает зло.» Т.е. если тебя ограбили, если ты живешь в нищете, не смей возражать! Зло порождает зло! Если богатые притесняют народ, народ не должен возражать, ибо зло порождает зло! Между тем в «Ричарде Третьем» зло одного высокопоставленного порождает его же зло. Не более.

Не только акунины и маринины, новые формы, более агрессивные, варварские идут на смену, имя этим формам — масс-культура, причем в наиболее варварском, американском варианте. Общество сознания Кришны есть часть той же американизированной масс-культуры, не имеющей никакого отношения ни к философии, ни к традиции, ни к истории, ни к литературе. Сознание Кришны имеет к ним отношение такое же, как примитивный, но модный, и потому принятый в свете китч к искусству.
Это московский образ жизни — если в голове ничего нет, в качестве защиты можно ее обрить. Если за душой ничего нет, достаточно цитат…
Однако, возвращаясь к использованию русской литературы как мировоззрения, мерила ценностей, чья мера определяется правящим режимом — понимаете ли вы, о чем я говорю?

***

Воровали у меня много, а, возможно, и по сей день воруют. Давным-давно, в 90-е, Саша Шершуков, который ныне возглавляет ФНПР, скрал у меня фрагмент из моей статьи об интеллигенции. Кто-то из московской секты анархо-синдикалистов, может, Андрюша Исаев, что ныне депутат ГД, скрал у меня название статьи: «Коммукраты и демонисты». Москвичи привыкли красть у провинциалов, поскольку сами бездарны. Москвичи воруют всё, научные идеи, статьи, даже диссертации. Один пермский ученый написал диссертацию – москвичи украли. Написал вторую – тоже украли. Третью написал – снова украли. Тогда ученый повесился.

Но ведь воруют и в провинции.

Если вы посмотрите в интернете сайт Eurasia News Faiway (ресурс президента) на ссылке
http://fairway-info.com/krishna/ ,
то увидите, что там помещена статья, что выше, но подписана Лавринским. Это не мой псевдоним. Лавринский – это Саша Грачев, который взял фамилию жены, потому что звучит по-графски. Лавринский – пермский рантье, тунеядец, хотя и химик по образованию. Самомнение у него  зашкаливает, считает себя великим специалистом в экономике, политике, социологии, химии и… даже в генетике, да-да! О себе Лавринский говорит скромно: «Я Абсолют!» Еще, начитавшись ЦРУ-шника Климова, верит, что он, Лавринский – большой шаман. Если же речь заходит о поэзии, немедленно вставляет: «Ананасы в шампанском!»
Лавринский всерьез считает себя человеком государственным, отстаивающим интересы России, русским патриотом, ненавистником либералов. Но страшно гордится фотографией, где он в группе вместе с проамериканским либералом Немцовым. Ибо – поблистал в верхах. Потому «люди государственные» насмешливо треплют его за сытую щечку…
Одно время я делился с ним нашими газетами. Он даже попросил опубликовать три его «эпохальные» статьи, обещал оплатить тиражи. Сумма для него мизерная, чуть более 10 тыс. р. Статьи были опубликованы. Но – кто может быть жаднее богатого. От всей суммы отдал 700 руб., а потом долго требовал их обратно.

Незадолго до того, как моя статья была помещена на сайт за подписью «Лавринский», у меня украли компьютер. Враги отомстили за мою публикацию о  том, как пермские власти крышуют наркомафию. В компьютере были мои работы за восемь лет. Статей за этот период было написано немеряно, и газетных, и журнальных, так что многие из них путешествуют под чужими фамилиями.
Кстати, данная статья была напечатана в одном из номеров газеты «Рабочий вестник», разумеется, с моей подписью, ее читала университетская профессура, так что проверить – легко. 

Лавринский же не читал ни одного автора, упомянутого в статье, ничего не знает ни о Храпове, ни о Гутине, ни о Бобошине, никогда не слышал Гяурова, в религиях – ни в зуб ногой… Ну, например. В статье дикая отсылка «см. также И. Бобошин». Номер «Рабочего вестник» готовили в спешке, потому пропустили. Если Лавринский сам писал, так явно должен был бы поправить. Но он не мог этого сделать. В принципе. Потому что статья Бобошина «Эссе о Никите Михалкове»  распространялась исключительно в Москве, под псевдонимом «Иона Один», а я ее поместил в 38-й номер нашего журнала «Взгляд». Вот в ней-то Бобошин и говорит о слезинке невинного младенца, довольно едко говорит.

Оставил на сайте комментарий, дополнительно послал на сайт письмо. Разумеется, не последовало ни ответа, ни изменений на сайте.

Собственно, зачем всё это пишу.

Беда в том, что Лавринский украл незаконченную статью. Это же заметно! В таком виде и тиснул. А продолжение – в дополнительном, под индексом «1», номере газеты, которого Лавринский не видел. Вот это окончание.

- Многие заметили, что не так уж не связаны между собой «ранние» кришнаиты и современные. Ведь «ранние» тоже пользовались тем же самиздатом. И характер отштампованности тот же. Но речь не о конспирологии, не о том, откуда у кого задолго до Горбачева выросли ноги. Речь о другом.

Религия является архаичной, пещерной формой идеализма. То, что она пришла в Россию и прижилась, означает только одно – резкое снижение общего уровня мышления. Это снижение произошло вследствие краха промышленности. Потому население тяготеет не только к американским или иным сектам, чьё содержание упрощено до предела, но и к ранним формам религии – анимизму, фетишизму, тотемизму.

Вспомните, как боролись с религией в тот период истории человечества, когда на смену феодализму шел прогрессивный капитализм, требовавший не чепуховых догм, не мифов и сказок, а науки. Как низводили религию такие выдающееся умы, как сенсуалист Локк, объявивший движение существенным свойством материи Толанд, дуалист, но по сути последователь материализма Эпикура Гассенди, механицисты Леруа, Кабанис, Ламетри, как тщетно пытался примирить науку с религией Лейбниц, какие удары ей наносили дуалисты Декарт и Гоббс, механицисты Гельвеций, Дидро, Гольбах, один из создателей теории эволюции Чарльз Дарвин. Ньютон был верующим, да ведь именно его, Гука и Лейбница работы стали базой критики религии, предтечей современного детерминизма. И Спиноза верил в бога, только именно он сформулировал: materia enim est causa per se, материя – причина самой себя. И даже «солипсист» Юм терпеть не мог религию. 
Пока же не вызрели условия, ни усилия Сигера Брабантского, Коперника, Галилея, ни героизм Джордано Бруно, Джулио Ванини и других не могли сломить всесилие церковных догматов.

Зачем же религия современному капитализму, да еще в ее самой примитивной, варварской форме?

То, что касается России, попавшей под разграбление ведущими странами, утратившей большую часть своих производств – тут всё понятно. Но ведь и на Западе религиозные службы принимают ту же нелепую форму шоу. Религия уже забыла, что власть ее использует для подавления, она стремится приспособиться под модерн… И, как мы видели на примере кришнаитов – под расхожие, но замшелые идеологические штампы. Может, это конкуренция с другими инструментами подавления масс? Плохо получается, французы называют монахинь воронами из-за черных клобуков, да еще устроили две общенациональные забастовки, бога не спросили…

Нет, неверно. Из года в год средняя продолжительность обучения возрастала. В СССР она достигла 11-ти лет, в Чили – 13 (до прихода Пиночета), в США – 16-ти лет. И мы знаем, что уровень развития капитализма определяется тем, насколько наука стала производительной силой. Однако произошел распад СССР. С этого момента начались резкие изменения во всем мире. В Японии, где не было безработицы вследствие повсеместного института пожизненного найма, к 2001 году безработица достигла 5%. В США отменили вэлфер и снизили минимальный размер оплаты труда. В Великобритании отменили бесплатную медицину. Во Франции государство перераспределило средства из доступных государственных школ в недоступные частные, Ширак попытался свернуть социальные программы и повысить пенсионный ценз.

Но главное – везде были резко сокращены образовательные программы, в Великобритании – даже профсоюзные. То есть, не только СССР - весь мировой капитализм в своем развитии откатился назад.


Оцените статью