Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Тема А в это время в Америке...(Grabli game3)

Мировой кризис

28.05.2014 09:16

allbuld

142

А в это время в Америке...
Александр Булдаков

А в это время в далёкой Америке...
Если сегодня в Гугле набрать запрос "Украина новости" найденных результатов будет около 290 млн. записей, аналогичный запрос со словом Россия всего лишь 270 млн. записей.
Это уже не информационная война, а мочилово по беспределу. Куда же летят эти миллионы информационных снарядов? Они летят снайперски, прямо в голову мирного населения и не спасёт от этих снарядов никакая самая современная каска. А ведь каких-нибудь чуть-чуть лет назад во всех головах играла весёлая музыка: Мна-мна-джага-джага.

А в это время в далёкой Америке сидит в удобном кресле сухенький старичок, ноги в тазике, на пижаме орден Ярослава Мудрого, читает свежие донесения с Украины. Хорошие новости, все мечты и прогнозы сбываются - льётся русско-украинская кровушка славянская. Может где-то там далеко, в Евразии всё и обошлось бы по-мирному, если бы не он – Збигнев Бжезинский.

Збигнев Казимеж Бжезинский (польск. Zbigniew Kazimierz Brzezi;ski; 28 марта 1928, Варшава либо Харьков) — американский политолог, социолог и государственный деятель польского происхождения. Долгое время являлся одним из ведущих идеологов внешней политики США. Советник и член правления Центра стратегических и международных исследований при университете Джона Хопкинса. Автор книги «Великая шахматная доска: господство Америки и её геостратегические императивы».
Согласно официальной биографии, родился в Варшаве в дворянской семье польского дипломата.
По другим данным, родился в польском консульстве Харькова на ул. Ольминского, где работали родители; записан ими был родившимся в Польше.
С 1938 года жил в Канаде, в 50-е годы стал гражданином США и сделал академическую карьеру: закончил Университет Макгилла со степенью магистра и Гарвардский университет со степенью доктора политологии (1953 г.) (диссертация была посвящена «формированию тоталитарной системы в СССР»), преподавал в Гарварде, в 1961 году перешёл в Колумбийский университет, возглавил там новый Институт по вопросам коммунизма (Institute on Communist Affairs).

ОТРЫВКИ из его книжки, написанной в 1997 году.

Украина, новое и важное пространство на евразийской шахматной доске,
является геополитическим центром, потому что само ее существование как
независимого государства помогает трансформировать Россию. Без Украины
Россия перестает быть евразийской империей. Без Украины Россия все еще может
бороться за имперский статус, но тогда она стала бы в основном азиатским
имперским государством и скорее всего была бы втянута в изнуряющие конфликты
с поднимающей голову Средней Азией, которая, произойди такое, была бы
обижена в связи с утратой недавней независимости и получила бы поддержку со
стороны дружественных ей исламских государств Юга. Китай, похоже, также
воспротивился бы любого рода реставрации российского доминирования над
Средней Азией, учитывая его возрастающий интерес к недавно получившим независимость государствам этого региона. Однако если Москва вернет себе контроль над Украиной с ее 52-миллионным населением и крупными ресурсами, а также выходом к Черному морю, то Россия автоматически вновь получит средства превратиться в мощное имперское государство, раскинувшееся в Европе и в Азии. Потеря Украиной независимости имела бы незамедлительные последствия для Центральной Европы, трансформировав Польшу в геополитический центр на восточных рубежах объединенной Европы.

Где-то между 2005 и 2010 годами Украина, особенно тогда, когда она
добьется значительного прогресса в проведении реформ внутри страны и тем
самым более четко определится как страна Центральной Европы, должна быть
готова к серьезным переговорам как с Европейским Союзом, так и с НАТО.
Тем временем франко-германо-польское сотрудничество с ЕС и НАТО будет,
вероятно, значительно расширено, особенно в области обороны. Это
сотрудничество могло бы стать своего рода западной сердцевиной любых более
широких европейских мер по обеспечению безопасности, которые в конечном
счете могут распространяться как на Россию, так и на Украину. Учитывая
особую геополитическую заинтересованность Германии и Польши в независимости
Украины, вполне возможной представляется такая ситуация, при которой Украина
постепенно будет втянута в особые франко-германо-польские отношения. К 2010
году франко-германо-польско-украинское сотрудничество, которое будет
охватывать примерно 230 млн. человек, может, видимо, превратиться в
партнерство, углубляющее геостратегическое взаимодействие в Европе (см.
карту XIII).
Вопрос о том, будет ли вышеизложенный сценарий развиваться в таком
неопасном русле или в контексте нарастания напряженности с Россией,
представляется чрезвычайно важным. Россию необходимо постоянно заверять в
том, что двери в Европу открыты, как и двери для ее окончательного участия в
расширяющейся трансатлантической системе безопасности и, вероятно в будущем,
в новой трансъевразийской системе безопасности. Для придания обоснованности
таким заверениям следует обдуманно и взвешенно способствовать развитию
связей между Россией и Европой в различных сферах. (О взаимоотношениях
России с Европой и о роли Украины в этом аспекте более подробно мы поговорим
в следующей главе.)
Если Европа преуспеет, как в процессе объединения, так и в процессе
расширения и если Россия тем временем успешно справится с процессом
демократической консолидации и социальной модернизации, то в определенный
момент Россия также может стать подходящей кандидатурой для установления
более органичных взаимоотношений с Европой. Это, в свою очередь, может
сделать возможным окончательное объединение трансатлантической системы
безопасности с трансконтинентальной евразийской системой безопасности.
Однако вопрос об официальном членстве России как о практической реальности
до определенного времени не будет подниматься, и это, помимо прочего, еще
одна причина для того, чтобы бессмысленно не захлопывать перед ней двери.
Потеря Украины явилась не только центральным геополитическим событием,
она также стала геополитическим катализатором. Именно действия Украины -
объявление ею независимости в декабре 1991 года, ее настойчивость в ходе
важных переговоров в Беловежской пуще о том, что Советский Союз следует
заменить более свободным Содружеством Независимых Государств, и особенно
неожиданное навязывание, похожее на переворот, украинского командования над
подразделениями Советской Армии, размещенными на украинской земле, -
помешали СНГ стать просто новым наименованием более федерального СССР.
Политическая самостоятельность Украины ошеломила Москву и явилась примером,
которому, хотя вначале и не очень уверенно, затем последовали другие
советские республики.
Например, даже главный советник Ельцина Дмитрий Рюриков, которого
процитировал "Интерфакс" (20 ноября 1996 г.), считает Украину "временным
феноменом", а московская "Общая газета" (10 декабря 1996 г.) сообщила, что
"в обозримом будущем события в восточной части Украины могут поставить перед
Россией весьма трудную задачу. Массовые проявления недовольства... будут
сопровождаться призывами или даже требованиями, чтобы Россия забрала себе
этот регион. Довольно многие в Москве будут готовы поддержать такие планы".
Озабоченность стран Запада намерениями России явно не стала меньше из-за
притязаний России на Крым и Севастополь и таких провокационных действий.
Решимости Украины сохранить свою независимость способствовала поддержка
извне. Несмотря на то что первоначально Запад, и особенно Соединенные Штаты,
запоздал признать важное с точки зрения геополитики значение существования
самостоятельного украинского государства, к середине 90-х годов и США, и
Германия стали твердыми сторонниками самостоятельности Киева. В июле 1996
года министр обороны США заявил: "Я не могу переоценить значения
существования Украины как самостоятельного государства для безопасности и
стабильности всей Европы", а в сентябре того же года канцлер Германии,
невзирая на его мощную поддержку президента Ельцина, пошел еще дальше,
сказав, что "прочное место Украины в Европе не может больше кем-либо
подвергаться сомнению... Больше никто не сможет оспаривать независимость и
территориальную целостность Украины". Лица, формулирующие политику США,
также начали называть американо-украинские отношения "стратегическим
партнерством", сознательно используя то же выражение, которое определяло
американо-российские отношения.
Как уже отмечалось, без Украины реставрация империи, будь то на основе
СНГ или на базе евразийства, стала бы нежизнеспособным делом. Империя без
Украины будет в конечном счете означать, что Россия станет более "азиатским"
и более далеким от Европы государством.

Однако более важное значение имеет Украина. В связи с расширением ЕС и
НАТО Украина сможет в конечном счете решить, желает ли она стать частью той
или другой организации. Вероятно, для усиления своего особого статуса
Украина захочет вступить в обе организации, поскольку они граничат с
Украиной и поскольку вследствие происходящих на Украине внутренних перемен
она получает право на членство в этих организациях. Хотя для этого
потребуется определенное время, Западу не слишком рано - занимаясь
дальнейшим укреплением связей в области экономики и безопасности с Киевом -
приступить к указанию на десятилетний период 2005-2015 годов как на
приемлемый срок инициации постепенного включения Украины, вследствие чего
уменьшится риск возможного возникновения у украинцев опасений относительно
того, что расширение Европы остановится на польско-украинской границе.

Бжезинский, З. Великая шахматная доска: господство Америки и его геостратегические императивы = The grand chessboard: American primacy and its geostrategic imperatives — New York : Basic books, October 1997 / Пер. с англ. О. Ю. Уральской. — М. : Международные отношения, 1998.

Как у этого польско-американского старичка всё умно – с точки зрения своей умной задницы в тёплом креслице. Империя, Украина, Европа, Азия, ПРО ЛЮДЕЙ В ЭТОЙ КНИГИ НЕТ НИ СЛОВА – ПЕШКИ НЕИНТЕРЕСНЫ, главное где-то там "дурачки мочат друг друга".

Конечно, шахматы – уважаемая, древняя, интеллектуальная игра, НО:

1. Шахматы – национал-социалистическая игра по признакам:
- белые воюют против черных;
- фигуры прячутся за спинами пешек и пешки первыми приносятся в жертву военных действий;
- ни одна шахматная партия не возможна без жертв, всегда присутствуют возле доски трупы, даже в случае ничейного результата;
- в редких случаях, выжившая пешка получает статус ферзя и никогда не становится королём;
- фигурам можно на доске выделывать фортеля, а пешка всегда тупо идёт навстречу своей смерти ради благополучия короля;
- всегда чьи-то руки двигают фигурки по доске, не учитывая желание самих фигурок.

2. Либо игра в шахматы продолжается до гибели класса шахматистов, ЛИБО:
пешки, вопреки всему, в начале игры делают шаг назад назло шахматам З.Бжезинского и по новым правилам ходят так, как предусматривают новые справедливые законы природы социальной обоснованности и братства народов, со временем становятся одного цвета, верят в одну веру, работают одну работу, говорят на одном языке, радуются одной жизни ... У кого их много (не в обиду буддистам) да, заради бога.

ПЕШКА, ПОКА ЖИВА, НЕ ЖДИ КОГДА ТВОЮ ЖИЗНЬ ПОЖЕРТВУЕТ ЗЛОЙ УМНЫЙ ШАХМАТИСТ,ДЕЙСТВУЙ ВОПРЕКИ СМЕРТЕЛЬНЫМ ПРАВИЛАМ, ИНАЧЕ ТЕБЕ КРАНТЫ!

НАД ПРОПАСТЬЮ НЕ РЪЖИ!
Сcылка >>

закрыть...

Сcылка >>


Оцените статью