Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Неформальная информационная экономика будущего (НИЭБ)

Мировой кризис

18.03.2016 10:07  

1921084

198

Автор предлагает фундаментальную автоматизированную систему планирования и управления экономикой, способную учесть возможности государства для обеспечения необходимых потребностей населения.

Основные идеи неформальной информационной экономики будущего. Ч. 1/3

 

 

  • 3657

 

 

 

Основные идеи неформальной информационной экономики будущего. Ч. 1/3

Аннотация: Неформальная информационная экономика будущего развивается в Инновационном научно-образовательном центре Института проблем управления РАН и МГТУ им. Н.Э. Баумана как методологическая основа конкретных исследований в области организационно-экономического моделирования. Одна из ее целей — выявить основные тенденции социально-экономического развития на период стратегического планирования (на 20-30 лет) государства и крупных корпораций. В докладе рассмотрены основные идеи этой новой организационно-экономической теории, предназначенной для замены преподаваемой в отечественных вузах «экономикс» — суррогата экономической теории.
 

Введение

Неформальная информационная экономика будущего развивается в Инновационном научно-образовательном центре Института проблем управления РАН и МГТУ им. Н.Э. Баумана [1-3] как методологическая основа конкретных исследований в области организационно-экономического моделирования [4-8]. Одна из ее целей — выявить основные черты экономики будущего на период стратегического планирования (на 20-30 лет) государства и крупных корпораций. В начале доклада опишем основные черты этой новой организационно-экономической теории, предназначенной для замены преподаваемой в отечественных вузах «экономикс» — суррогата экономической теории.<cut>

СТЭЭП-факторы принятия решений. Потенциальная доступность ресурсов имеет место лишь для мелких предприятий, оказывающих «бесконечно малое» влияние на соответствующие рынки. Крупные корпорации вынуждены учитывать не только экономические, но и технологические, социальные, экологические, политические факторы. Экономика в целом – служанка общества, выполняет его требования. Экономика – часть теории управления, менеджмента.

Информационные технологии принятия решений. В начале 60-х В.М. Глушков предложил создать Общегосударственную автоматизированную систему управления экономикой страны (ОГАС), для чего, по его оценкам, требовалось как минимум 15-20 лет и 20 млрд. руб. Стаффорд Бир разработал автоматизированную систему управления национализированными предприятиями Чили «Киберсин» (президентство С. Альенде).

Современные технологии позволяют разработать и внедрить интегрированные информационно-управляющие системы, которые предназначены для решения задач, связанных с координацией людей, ресурсов, потребностей, предложений; которые позволяют объединять людей в рабочие группы по реализации экономических проектов, прокладывать прямые связи между производителями и потребителями; оптимально координировать инициативы и проекты в масштабе всего общества. К конкретным функциям в рамках экономического блока можно отнести: учет и распределение ресурсов, обмен экономическим опытом и технологиями, регистрация потребностей населения в товарах и услугах, формирование коллективов новых хозяйствующих субъектов, аккумулирование и распределение инвестиций, координация действий трудовых коллективов, публичная оценка потребителями работы хозяйствующих субъектов, ведение публичного диалога между потребителями и производителями товаров и услуг, публикация жалоб добросовестных хозяйствующих субъектов на деструктивные действия официальных и неофициальных структур, выработка схем оптимального ресурсообмена и планов экономического развития.

Математическая основа неформальной информационной экономики будущего — теория управления организационными системами, прежде всего теория активных систем и теория принятия решений.

Неформальные информационные технологии принятия решений. Новым по сравнению с временами В.М. Глушкова и С. Бира является широкое распространение Интернет-технологий, позволяющее аппаратно реализовать право граждан на участие в принятии касающихся их решений. Возрастает роль неформальной, «роевой» деятельности, как противовеса иерархическим структурам. Идеи анархизма Кропоткина и Маркса в организации народного хозяйства и общественной жизни получают техническую базу для своей реализации.

В США по инициативе ученых Массачусетского технологического института разработана интерактивная сетевая база данных GIA — Government Information Awareness, или «Информационная осведомленность о правительстве», позволяющая гражданам свободно добавлять и получать информацию, касающуюся должностных лиц и политиков.

Открытый процесс создания реальных организационных модулей системы, привлечения участников, прокладывания горизонтальных связей, осуществления операций с ее помощью можно назвать Open P2P Society — «Открытое сетевое общество». Неформальность – важнейшая черта, обеспечивающая свободу передачи информации и участие всех заинтересованных лиц и организаций в выработке и реализации решений.

Основные черты экономики будущего. Во всех без исключения экономически развитых странах за ХХ в. в 3-5 раз выросла роль государства в экономике. Монотонный рост, основанный на интенсивном использовании современных информационных технологий управления, в том числе на основе неформальных общественных структур, сохранится и в XXI веке. Предсказуем конец частного предпринимательства в классическом его понимании.

Неформальная информационная экономика будущего (НИЭБ-теория) находится на стыке теории управления, экономики и прогностики. Связи между предприятиями и организациями (B2B), а также во многом между предприятиями и потребителями — физическими лицами (B2C) будут осуществляться через сетевые информационные структуры, представляющими собой дальнейшее развитие современного Интернета и корпоративных сетей. Третья составляющая (наряду с производством и потребителями) – органы государственного и муниципального управления. Путем предварительного обсуждения и планирования можно будет снять проблему нерационального производства товаров и услуг. Конкурировать будут не товары и услуги, а их идеи (проекты). Магазины превратятся в выставки, в том числе электронные, товары будут производиться по индивидуальным заказам. Удастся снять противоречие между «планом» и «рынком», избавиться от недостатков, но сохранить достоинства каждого из этих подходов к организации хозяйственной жизни на основе хорошо отработанной системы принятия решений.

Одно из направлений НИЭБ-теории – выявление анализ и снятие накопившихся заблуждений. Часть из них — реликты прошедших времен или возведенных в абсолют частных случаев, другие же сознательно внедрены в массовое сознание конкурентами России с помощью «троянских технологий».

Экономическую теорию надо избавить от крена в сторону хрематистики. Экономика – это наука о том, как производить, а не о том, как делить прибыль. Основное ядро современной экономической теории – это не макроэкономика, а экономика предприятия (инженерная экономика). Преподавание менеджмента должно начинаться с «русской системы обучения ремеслам» [9, 10]. А современный этап развития организационно-экономической науки – это менеджмент высоких технологий [4, 5], контроллинг [11, 12], теория активных систем [13, 14, 15] и другие направления работ, ведущихся в ИПУ РАН, МГТУ им. Н.Э.Баумана и иных научных центрах.

Цель доклада – попытаться выявить основные черты экономики будущего на период стратегического планирования (на 20-30 лет) государства и крупных корпораций, таких, как топливно-энергетические и оборонно-промышленные. Результаты прогнозирования могут быть использованы на разных уровнях принятия решений – от личного до планетарного.

Третьему тысячелетию нужна новая организационно-экономическая теория. Именно так – менеджмент (или, если привычнее, теория управления людьми) и экономика вместе.

Наброски такой теории, разрабатываемой в МГТУ им. Н.Э. Баумана, обсуждаются ниже. Здесь мы не разгребаем кучи работ предшественников с целью поиска «жемчужных зерен» — описанию результатов подобного анализа надо посвятить многие мегабайты текста (опираясь, в частности, на информационную базу выпускаемого нами электронного еженедельника «Эконометрика» 

http://subscribe.ru/archive/science.huma<wbr />nity.econometrika/ ).

На принятом в этом программном докладе уровне обсуждения нет необходимости применять математические модели и эконометрику, они разрабатываются на следующих уровнях развития рассматриваемой концепции, посвященных конкретным задачам (ср. [6, 8]).

Для облегчения получения информации приводим адреса соответствующих сайтов. Ограничиваться бумажным источниками – отжившая традиция. Доступ к Интернет-источникам на порядок быстрее, чем к бумажным, как следствие, число читателей на порядок больше. В диссертациях и дипломных проектах МГТУ им. Н.Э. Баумана быстро растет доля ссылок на Интернет-ресурсы. Полтора десятка наших книг и более 150 статей выставлены на сайтеhttp://orlovs.pp.ru «Высокие статистические технологии». Однако правила ссылок на Интернет-источники пока не закреплены традицией, тем более нормативно. Для удобства читателей приводим ссылки на Интернет-ресурсы непосредственно в тексте, а на традиционные «бумажные» источники – в списке литературы.

Перейдем к более подробному изложению.

1. СТЭЭП-факторы принятия стратегических решений

Часто констатируют, что стратегические решения (например, о реализации инвестиционных проектов) следует принимать, исходя из совокупности социальных, технологических, экономических, политических факторов. Короче, исходя из СТЭП-факторов (в англоязычном варианте – STEP).

Такие формулировки явно отстали от жизни. Еще в 70-е годы ХХ в. выявлена роль глобальных и региональных экологических проблем. Например, можно ли рассматривать стратегические проблемы развития отечественного автомобилестроения, не учитывая грядущее исчерпание нефтяных месторождений, эксплуатация которых экономически выгодна? По прогнозу Министерства природных ресурсов, это произойдет к 2015 г. По независимым прогнозам – еще раньше.

Очевидно, нужно добавить пятую группу факторов – экологическую, и рассматривать систему СТЭЭП-факторов (в англоязычном варианте – STEEP).

В настоящее время из-за специализации труда исследователей и преподавателей обычно отдельно рассматривают пять направлений будущего развития – технологическое (включая организацию производства), экономическое, социальное, политическое, экологическое. Каждая из пяти профессиональных групп – технологи, экономисты, социалисты, политологи, экологи – разрабатывают прогнозы (и основанные на них проекты стратегических решений) независимо друг от друга.

В результате «чистые» экономисты обычно полагают (по крайней мере в сочинениях общего характера), что любой ресурс можно купить, проблема лишь в размере цены. Однако в ряде областей России мощности электроэнергетических систем исчерпаны, поэтому невозможно подключить к ним новое предприятие, сколько бы выгодным ни представлялось его строительство.

Столь же необоснованным является предположение о неисчерпаемости кадровых ресурсов (по крайней мере на «общественно нормальном» [16] рынке труда). Такое предположение исходит из предпосылки о высокой мобильности рабочей силы. А эта предпосылка неверна, особенно для современных условий отсутствия массового голода. Сказано в Писании: «Не хлебом единым жив человек». Социологам хорошо известно, что существенная часть экономически активного российского населения предпочитает сохранение привычных жизненных условий (квартиры, социального окружения и др.) потенциальному повышению доходов на новом месте работы в другом регионе.

Идея «чистых» экономистов о потенциальной доступности ресурсов более или менее справедлива лишь для мелких предприятий, оказывающих лишь «бесконечно малое» влияние на соответствующие рынки. Крупные корпорации, которым соответствуют заметные доли рынков, вынуждены учитывать не только экономические, но и технологические, социальные, экологические, политические факторы (ср. [17]). В частности, они вынуждены заниматься не только внутренним технико-экономическим развитием, но и решением социально-экологических региональных проблем.

Наиболее очевидна роль политического фактора. Административно запрещены наиболее эффективные виды бизнеса – продажа наркотиков и оружия. Государство душит предпринимателей налогами и собранные средства тратит на содержание неконкурентоспособной части населения – пенсионеров. Но бизнесу придется смириться, поскольку экономика – служанка общества.

Из сказанного вытекает, что современная экономическая наука – лишь одна из составляющих того комплекса теоретических знаний, который необходим для стратегического управления крупными промышленными предприятиями и корпорациями. Этот разрабатываемый в настоящее время комплекс знаний обозначим термином «неформальная информационная экономика будущего», вынесенным в название статьи. Составляющие термина обсуждаются ниже.

2. От Аристотеля к экономике современного предприятия

Весьма актуальными для разработки неформальной информационной экономики будущего, сокращенно НИЭБ-теории, являются взгляды первого известного в истории науки экономиста Аристотеля. Кратко рассмотрим их, исходя из материалов книгиhttp://enbv.narod.ru/text/Econom/agapova<wbr />_iem/str/p01.html .

Напомним, что термин «экономика» в переводе означает «домоводство», т.е. наука о разумном ведении домашнего хозяйства и земледелия. Аристотель ввел специальный «хрематистика», под которой он «понимал деятельность, направленную на извлечение прибыли, на накопление богатства, в отличие от экономики – как деятельности, направленной на приобретение благ для дома и государства. При этом первую форму организации хозяйства Аристотель считал противоестественной, а его особое негодование вызывал процент, который он расценивал как самую противоестественную форму дохода». Далее, «анализируя природу денег, Аристотель настаивал на том, что деньги являются результатом соглашения между людьми и «в нашей власти сделать их неупотребительными»… Если деньги относятся к «экономике» — то это знак стоимости, обусловленный законом или обычаем, а если к «хрематистике» — то они выступают как реальный представитель неистинного богатства».

Рассмотрим развитие представлений об экономике (в смысле Аристотеля). Робинзон Крузо (согласно роману Дефо), попав на необитаемый остров, был вынужден вести свое хозяйство. Он разрабатывал методы организации производства, вел управленческий учет, прогнозировал и планировал. Робинзон управлял своим предприятием без использования денег.

Жюль Верн в романе «Таинственный остров» рассказал о том, как успешно вели хозяйство инженер С. Смит и его товарищи. Они вышли на современный им научно-технический уровень, не обращаясь к хрематистике, поскольку само понятие прибыли было их коммуне чуждо.

В современных условиях в основном экономике посвящены такие научно-образовательные дисциплины, как «Экономика предприятия» и «Организация производства», а в основном хрематистике – «Экономическая теория». На основе своего опыта преподавания этих дисциплин констатирую, что «Экономическая теория» почти не нужна для рассмотрения проблем управления реальным предприятием.

Один из основоположников научного менеджмента Анри Файоль так формулировал основные функции управления: «Управлять – значит прогнозировать и планировать, организовывать, руководить командой, координировать и контролировать» (см. гл. 1.2 учебника «Менеджмент»http://orlovs.pp.ru/econ.php#ek2 и [18, 19]). Здесь ни слова о деньгах. Метафорой предприятия является семья, поскольку исходной формой является семейное хозяйство. Разве нужны деньги, разве извлекают прибыль внутри одной семьи?

Уточним. Внутри менеджмента выделяют финансовый менеджмент, но последний составляет лишь небольшую часть всей дисциплины. В сталинском СССР финансовые инструменты управления использовались, но играли подчиненную роль. В «Экономических проблемах социализма в СССР» И.В. Сталин  дал прогноз: «… когда вместо двух основных производственных секторов, государственного и колхозного, появится один всеобъемлющий производственный сектор с правом распоряжаться всей потребительской продукцией страны, товарное обращение с его «денежным хозяйством» исчезнет, как ненужный элемент народного хозяйства» (http://www.geocities.com/CapitolHill/Par<wbr />liament/7231/ec_probl.htm). Затем были известные споры «товарников» и «нетоварников»… [20].

Суть дела проста. Если цель поставлена, то для ее достижения можно и нужно разработать оптимальный план (в натуральных единицах измерения) и отследить его выполнение. Теоретические разработки и практические методы многообразны. Например, на уровне государства в ЦЭМИ РАН была разработана Система оптимального функционирования экономики (СОФЭ).

На уровне предприятия или корпорации никто не отрицает необходимость планирования и контроля. Взгляды основоположника А. Файоля вполне созвучны современной концепции контроллинга [11, 12]. Однако на уровне государства многие сейчас считают эффективным «рынок», т.е. анархию производства, при которой решения отдельных субъектов экономической жизни не требуют согласования между собой [20].

3. «План» или «рынок»?

Итак, имеем противоречие между «планом» и «рынком». Менеджмент организации исходит из необходимости плана. Казалось бы, всю страну (в перспективе – всю планету) можно рассматривать как одно большое хозяйство, а потому планировать и контролировать глобальное развитие. Почему же говорят об эффективности рынка?

Более того, объявляют о том, что цель фирмы – получение прибыли (так даже записано в Гражданском Кодексе РФ), т.е. от экономики переходят к хрематистике. А вот что писал основоположник Генри Форд в книге «Моя жизнь. Мои достижения»:

«… Задача предприятия – производить для потребления, а не для наживы или спекуляции… Работу на общую пользу ставь выше выгоды…» http://www.improvement.ru/bibliot/ford/f<wbr />ord001.shtm

Аналогичны и взгляды П.Ф. Друкера. Он подчеркивал, что эффективное управление предприятием невозможно при использовании лишь идеи о максимальной прибыли [21, 22, 23]. Мы развиваем эту идею, обращая внимание на взаимодействие крупной промышленной корпорации с окружающей природной и социальной средой.

На наш взгляд, есть два основания для парадоксального утверждения о превосходстве рынка над планом.

Первое – трудности целеполагания. Механизмы планирования и контроля запускаются, когда сформулирована цель. Для организации (предприятия, корпорации) цель определяет небольшая группа руководителей (например, Совет директоров). Для государства цель иногда бывает четко заданной, например, в военной обстановке. Хорошо известно, что в случае войны все государства мобилизуют ресурсы для победы с помощью плановых и контрольных управленческих структур (т.н. «мобилизационная экономика»).

А как быть в мирное время? Реализованы два крайних вида решений. Либо цель страны определяет сравнительно узкая руководящая группа. Либо реализуется основной принцип рыночной анархии производства – каждый товаропроизводитель делает что и как хочет.

Почему не реализованы те или иные принципы принятия коллективных решений? Потому что для этого не было и пока нет доступных дешевых технологий. Действительно, голосование лишь по одному достаточно простому вопросу – выбору президента страны – требует затрат заметной доли национального дохода.

Здесь мы переходим ко второму основанию – недостаточной отработанности механизмов принятия и реализации плановых решений. Достаточно вспомнить отсутствие гибкого реагирования на изменяющиеся условия и предпочтения потребителей, методы «планирования от достигнутого» и борьбу за «перевыполнение плана», чтобы констатировать, что система управления хозяйством в СССР была далека от идеала плановой [20]. (В плановой системе не может приветствоваться перевыполнение плана. Отклонение от заданного значения как в сторону уменьшения, так и в сторону увеличения – это невыполнение плана, такие отклонения должны минимизироваться.) Причина несоблюдения системой управления народным хозяйством в СССР принципа плановости – опять в отсутствии доступных дешевых технологий принятия коллективных решений.

4. Информационные технологии принятия решений

Как известно, база разработки таких технологий – кибернетика (вспомним Н. Винера [24, 25] и Н.Н. Моисеева [26]). В послевоенные годы в нашей стране, как и во всем мире, разрабатывались различные типы автоматизированных систем управления. Так, в начале 1960-х годов академик В.М. Глушков предложил правительству СССР создать Общегосударственную автоматизированную систему управления экономикой страны (ОГАС), для чего, по его оценкам, требовалось как минимум 15-20 лет и 20 млрд. тогдашних рублей, однако выигрыш стоил того: ОГАС давала реальный шанс построить самую эффективную экономику в мире [27]. В.М. Глушков писал:

«Отныне только «безмашинных» усилий для управления мало. Первый информационный барьер или порог человечество смогло преодолеть потому, что изобрело товарно-денежные отношения и ступенчатую структуру управления. Электронно-вычислительная техника – вот современное изобретение, которое позволит перешагнуть через второй порог. Происходит исторический поворот по знаменитой спирали развития. Когда появится государственная автоматизированная система управления, мы будем легко охватывать единым взглядом всю экономику. На новом историческом этапе, с новой техникой, на новом возросшем уровне мы как бы «проплываем» над той точкой диалектической спирали, ниже которой, отделенный от нас тысячелетиями, остался лежать период, когда свое натуральное хозяйство человек без труда обозревал невооруженным глазом».

Идея ОГАС поначалу была встречена с полным пониманием, было получено принципиальное согласие председателя Совмина СССР А.Н. Косыгина, но этот опередивший свое время проект по ряду причин нетехнического характера, на которых не будем здесь останавливаться, реализован не был (http://corpsys.ru/History/CorpSys/Russia.a<wbr />spx).

«Своеобразная ОГАС, хотя и куда более скромная по масштабам, была введена на практике в другом уголке Земли – в Чили, во время президентства Сальвадора Альенде, — пишет А. Самарский (http://www.communist.ru/root/future/sama<wbr />rskiy). — В Чили был приглашен один из основоположников кибернетики Стаффорд Бир, который, разработал автоматизированную систему управления национализированными предприятиями Чили. Проект получил название «Киберсин». Он представлял собой автоматизированную систему сбора и обработки информации, которая состояла из четырех основных компонентов: «Кибернет» — сеть, осуществлявшаяся с помощью телексной связи, «Киберстрайд» — компьютерные программы, «Чико» — математическая модель чилийской экономики — и ситуационная комната – главный «мозговой центр», из которого велось управление. Последняя представляла собой зал с экранами, на которых отображалось в виде графиков и схем состояние экономики Чили. Отсюда можно было управлять производством всей страны в реальном времени, сразу же видеть результат принятых решений и при необходимости вносить поправки. Кроме того, были предусмотрены настоящие рычаги демократии, так называемые алгедонические приборы. В каждом населенном пункте предполагались «опросные пункты», где производился автоматизированный опрос населения по поводу принимаемых мер. Эти центры были включены в систему «Киберсин», и правительство быстро узнавало реакцию населения на очередное нововведение». Работы Ст. Бира [28, 29] в настоящее время активно обсуждаются специалистами (см., например, 

http://www.computerra.ru/2006/635/264927/<wbr />,http://www.ototsky.mgn.ru/it/lessons_sou<wbr />rce.htmhttp://community.livejournal.com/ru_cybe<wbr />rsyn/http://community.livejournal.com/ru_marx<wbr />ism/48582.html#cutid2). Они дают прообразы для следующего этапа развития информационных систем управления предприятиями [30, 31, 32] и их объединениями – интегрированными производственно-корпоративными структурами [4, 5], а также регионами – муниципальными образованиями, субъектами федерации, РФ в целом, международными объединениями, Землей в целом [27].

Сcылка >>


Оцените статью