Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Видео: Золотой Телёнок или размышления о финансиализации всей страны.

Мировой кризис

21.11.2015 17:40  

sverch

164

Золотой Телёнок или размышления о финансиализации всей страны.
(из неопубликованного - черновик сценария ремейка одноименного отечественного фильма)
вместо эпиграфа:
"— Почему в провинции нет никакой игры мысли? Например, вот ваша шахсекция.Так она и называется: шахсекция. Скучно, девушки! Почему бы вам, в самом деле, не назвать ее как-нибудь красиво, истинно по-шахматному. Это вовлекло бы в секцию союзную массу. Назвали бы, например, вашу секцию: «Шахматный клуб четырех коней», или «Красный эндшпиль», или «Потеря качества при выигрыше темпа». Хорошо было бы! Звучно!"
"Остап со вчерашнего дня еще ничего не ел. Поэтому красноречие его было необыкновенно.
— Да! — кричал он. — Шахматы обогащают страну! Если вы согласитесь на мой проект, то спускаться из города на пристань вы будете по мраморным лестницам! Васюки станут центром десяти губерний! "

Забавно, что сей нехитрый аргумент поклонники "либеральной экономической модели", стоявшие в первых рядах васюкинцев, все, как на подбор, госсмейстеры, профессора от экономики или, на худой конец, просто "видные представители" российской шахматной.., простите, финансово-экономической мысли, год за годом безо всякой тени стеснения втирали в уши почтеннейшей публики, невзирая на ставший уже очевидным для всех результат, наглядно выражающийся в динамике реальных доходов населения, падении курса национальной валюты, галопирующей инфляции издержек под воздействием запретительной кредитной ставки, и прочая, и прочая... на фоне чахлых темпов развития реального сектора экономики и сжатия шагреневой кожи социальных обязательств васюкинского государства. Неужели еще раз прокатит?

"— Как? — закричали все.
— Вполне реальная вещь, — ответил гроссмейстер, — мои личные связи и ваша самодеятельность"

Но в условиях сокращения кредитно-денежной массы и массового оттока капитала из страны, который, нисмотря ни на что, продолжал поощряться васюкинскими денежными властями (к слову очень тайно, под прикрытием пресловутой "изоляционистской парадигмы", которую где-то умудрился-таки обнаружить один из присутствующих шахматных мужей), несмотря на зарождающуюся фронду в рядах отечественного бизнеса и слабые протесты академиков, этой простой мысли васюкинцам, очевидно, показалось мало.
В толпе послышался недовольный ропот. Нужно было что-то срочно менять.

Ситуацию спас ведущий. Он ловко отодвинул Остапа в сторону и выпустил на сцену умудренных знаниями и опытом шахматных мужей из первых рядов, которые разом утихомирили толпу.
— Все дело в том, что мы страшно отстали от жизни, — уверенно заявили эти шахматные знатоки и, подхватив слова Остапа, наперебой бросились вещать присутствующим о загадках финансового мироздания.
На Остапа больше никто не обращал внимания . Беседа на глазах становилась все более и более оживленной, - васюкинцы были в своей привычной стихии.
На повестку дня был выдвинут новый лозунг - "О ФИНАНСИАЛИЗАЦИИ ВСЕЙ СТРАНЫ!" О-го-го! Даёшь! (Только умоляю вас не путать с "финансизацией" - надуванием финансовых пузырей!).

— Суверенитет в денежно-кредитной политике государства никак, то есть совсем никак не отвечает, я бы так сказал, извините уж за пафосность, но ценностям времени - вот именно "ценностям времени"! — заявил один шахматный муж.
— Посмотрите на себя, в чем вы одеты, такого сегодня уже никто не носит, — посетовал он на очевидную отсталость васюкинцев. — Зачем вам Маркс, читайте "антимаркса" Вебера (прим:1864-1920гг) и массово приобщайтесь к его протестантским ценностям, которые этими самыми "ценностями времени", безусловно и являются. А там уж и вся васюкинская экономика, ведомая нами – вашими просвященными собратьями, расцветет невиданным цветом — сказал, как отрезал.

— Нужно идти "вперед, к новому равновесию!", — вторил ему другой шахматный муж. — Процесс длительный, долгий, займет 10, 15, может быть 20 лет, а еще, говорят, нам предстоит встретиться с какой-то "очень серьезной технологической революцией", не ко сну будет помянута, которая изменит облик и производства, и потребления, и финансов.
— Неужели в то время, когда все дружно "заливают" собственные экономики деньгами – и США, и ЕС, и Япония, и даже, ну как же так, наш друг Китай (какая неприятность!), очевидно по недальновидности своей желая поучаствовать в той самой технологической революции, для чего эти деньги им, скорее всего, и понадобились, мы со всеми нашими Васюками будем отдуваться за всю остальную двадцатку и, нисмотря ни на что, укреплять мировую "финансовую стабильность"? — вопрошал он. — И "это все в режиме с колёс", поскольку классические, проверенные временем, финансово-экономические рецепты уже месяцев 6-8 как не работают. Даже Китай растет темпами меньше 7% ежегодно, причем с высокой базы - какой ужас! И куда только смотрит МВФ?
— Да ни за что на свете! Это вам не какая-то эвакуация на Восток! – продолжал сокрушаться ученый муж о недоразвитости васюкинской финансовой системы.
— Протрите глаза, реальность-то уже другая! Появились Биткойны! — рубил глаголом васюкинский шахматный гуру. — Можно впаривать их пачками (байтами) собственным гражданам и жить так же, как мы и жили до этого – просто, "на доверии", как Манька Аблигация, и без всяких хитрых штучек, чинно сбывая билеты МММ, приватизационные чеки, акции "народных" компаний, те же рубли!. Зачем же опять суетиться? — А если будет шухер, отключим этим лохАм Интернет или тихо поменяем все их пароли и логины. В общем, устроим "лох-чейнс" ("цепи из лохов"), - профессионалы меня поймут! И обязательно под полным публичным контролем!

Все замерли... "Ослепительные перспективы развернулись перед васюкинскими любителями. Пределы комнаты расширились. Гнилые стены коннозаводского гнезда рухнули, и вместо них в голубое небо ушел стеклянный тридцатитрехэтажный дворец шахматной мысли. В каждом его зале, в каждой комнате и даже в проносящихся пулей лифтах сидели вдумчивые люди и играли в шахматы на инкрустированных малахитом досках. Мраморные лестницы действительно ниспадали в синюю Волгу. На реке стояли океанские пароходы. По фуникулерам подымались в город мордатые иностранцы, шахматные леди, австралийские поклонники индийской защиты, индусы в белых тюрбанах — приверженцы испанской партии, немцы, французы, новозеландцы, жители бассейна реки Амазонки и, завидующие васюкинцам, — москвичи, ленинградцы, киевляне, сибиряки и одесситы. Автомобили конвейером двигались среди мраморных отелей."

Дискус плавно перерастал в митинг. "Некоторые" особо красноречивые, но тоже умудренные опытом грандиозных шахматных побед васюкинские мужи, предложили еще больше усилить роль государства в финансовых отношениях, а для этого разменять ядерный щит Родины на новый финансовый щит..., ааа нет, мощный финансовый центр, который в условиях открытых васюкинских границ послужит привлечению невиданных доселе инвестиций в отечественную экономику, позволит финансиализировать все и везде, и навсегда, а говоря простым языком, "усилить роль финансового сектора в экономических отношениях". Умозримые (в отсутствии таковых в аудитории) последователи вульгарного марксизма, которые по простоте душевной должны были в этот момент заявить, что финансовый сектор это пузыри и ничего больше, тут же заочно, для профилактики, были подвергнуты обструкции и отправлены на свалку истории. Внимание публики было умело сосредоточено на "долгосрочных и объективных процессах, которые предопределяют" и создают "принципиально новую ситуацию" в виде новых "финансовых техологий взаимодействия" реципиентов и тех лиц, которые эти финансы реципиентам дают, причем по всему миру.

"Но деньги! — застонали васюкинцы. — Им же всем деньги нужно платить! Много тысяч денег! Где же их взять? — Все учтено могучим ураганом! — Деньги дадут сборы! — Кто же у нас будет платить такие бешеные деньги? Васюкинцы... — Какие там васюкинцы! Васюкинцы денег платить не будут. Они будут их по-лу-чать! Это же все чрезвычайно просто."

Шахматный муж явно был в ударе и вспоминил про китайских крестьян. Остап услышал в его голосе знакомые интонации и напрягся.

Но какой-то там китайский крестьянин, со своими кровно-заработанными деньгами, очевидно, совсем не интересовал почтенных шахматных мужей. Видимо потому, что этот самый крестьянин уже вложил все свои деньги в какой-то бразильский проект, причем через английского брокера, а теперь, уподобясь святому Франциску, бегал со своей китайской тяпкой в поисках американского инвестиционного банкира, который все это секьюитизировал. Зато этих мужей почему-то упорно интересовали сами васюкинцы и их уникальная страна. По доле финансовых активов в накоплениях населения эта страна была если не на последнем месте, то на последнем месте среди стран, где такой показатель считается.

— "Если мы сделаем опору на маленького человека, который обладает своей маленькой копеечкой и заставим, чтобы....ммм.. не заставим, а создадим условия, чтобы эта копеечка понеслась в финансовый сектор, в инвестиции" — продолжал вещать тот же оратор, — то случится чудо - все эти маленькие копеечки, слившиеся в едином полноводном живительном денежном потоке вместе со своими старшими собратьями, большими бюджетными рублями, вдруг превратяться в аккуратные стопки зелёных бумажек с портретами заграничных президентов и. дружно потекут сквозь широко распахнутые нашим центробанком двери на оффшорные счета других наших сограждан, поднаторевших в протестантской вере. Или на счета ФРС, а уж они то найдут как правильно распорядится этими бумажками... Озолотимся все! — "И здесь не надо делать ссылку, что у нас население бедное, что денег нет", ведь есть еще пенсионные накопления, государственные пособия, частные воспомоществования, гробовые, заначки от жены, в конце концов, — горячился шахматный муж.

Тут выступающий ударился во все тяжкие, вспомнил о том, что заставлять получалось лучше всего при сталинизме, опять вспомнил про Маркса, довесил про Ленина, и в итоге, видимо сбившись с мысли, предложил организовать сбережения васюкинского населения таким образом, чтобы они шли не на покупку долларов и не на надувание пузырей на рынке недвижимости, а чтобы эти деньги конкретно шли в нашу реальную оффшорную экономику и экспортировались живьем, в мешках и коробках, поддонами и штабелями, и даже просто навалом. — Заграница нам поможет! Ей позарез нужны рубли, а еще больше нужны ваши медные копеечки. Перекуем же мечи на орала...! Даешь пенсионные накопления! Даешь!

Остап пытался было что-то возразить, напомнить про шахматный гений, про ту самую ванную, дырку в которой, если соседи по коммуналке спёрли пробку, таки следует затыкать большим пальцем ноги, чтобы не вытекла вся вода, если хочешь, наконец, помыться, но его уже никто не слушал... Толпа бурлила, изливаясь в восторге.

"— Нью-Москва становится элегантнейшим центром Европы, а скоро и всего мира. — Всего мира!!! — стонали оглушенные васюкинцы. — Да! А впоследствии и вселенной."

Остап грустно сплюнул, кое-как выбрался из беснующейся толпы, и уныло побрел в направлении города Арбатова по дороге, выложенной желтым кирпичом...

Настречу ему брели Ильф и Петров.
Смеркалось...

Сcылка >>


Оцените статью