Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Снова о деньгах и Центробанках

Мировой кризис

21.06.2015 06:29  

roudoi

130

Мангуст проворнее, чем тигр, но победить тигра может только медведь

                                                                           Часть 1

Как бы ни была запутана ситуация в мире определяющие механизмы всегда одни и те же – деньги и проистекающая из них геополитика. Трудно поверить, что США настолько озаботились ситуацией в Украине, что готовы вступить в третью мировую войну во имя демократии и свободы. Резкое понижение образовательного уровня в англо-саксонском мире приводит к тому, что сокращается интеллектуальная база этой цивилизации, и если раньше можно было восхищаться бесконечным многоходовым алгоритмом международной политики США, то сегодня при всех заверениях, все это выглядит в высшей степени бестолково и безнравственно. Маята с долларом и попытка сохранить возможность паразитирования за счет эмиссии приводит к тому, что мир погрузился в экономику долга, которая требует буквального перехода в иную реальность. До начала семидесятых США удавалось чудить с собственным золотым запасом, который выступал обеспечительным залогом. Но, в конце концов, ограниченность золотого запаса США потребовала изменить ситуацию, и доллар отвязали от золота (знаменитый «Шок Никсона»). Нужно было найти замену доллару, который уже стал похож на поддельную бумажку, и такое обеспечение было найдено – нефть за доллары.

Но это все известные факты, гораздо реже анализируется суть самой долговой экономики, а она тем временем чудо чудное, ибо лишено всякого здравого смыла и похожа на одну сплошную мошенническую схему. Тем не менее, уже приличный отрезок времени она успешно работает и пытается во чтобы это ни стало продолжать работу. Любые деньги в современной экономике возникают как долг, и реализуются через кредитные схемы. Сами по себе кредиты - это изначально деньги из воздуха, потому как возникают как мультикативный эффект из  депозита умноженного на оборот. Фактически, это поддельные деньги, которые, тем не менее, вполне легальны. Человек, относящий в банк реальные деньги, взамен получает расписку банка, которая сама по себе является лишь оформленным обязательством банка, но уже не деньгами. Настоятельная попытка финансового лобби уговорить правительство перейти исключительно на безналичный расчет, суть перехода на денежные суррогаты, это позволит строить еще более изощренные схемы обмана на деньгах. Под депозит банк выдает некое количество кредитов за вычетом нормы обязательного резервирования. Количество кредитов, следовательно, превышает сумму депозита в несколько раз. Но это еще не все, кредит обременяется процентами по кредиту, что формирует нерешаемое математическое соотношение, потому что в замкнутой финансовой системе (а мировая финансовая система замкнута) денег  на погашение процентов просто не существует.

Таким образом, долгового капитала всегда больше, чем реального, а значит, чтобы уравновесить себя система должна находиться в постоянном  динамическом расширении, а для этого необходимо, чтобы рынки постоянно росли. Но в мире нет ничего постоянного, тем более постоянно растущих искусственных рынков, система обязательно будет давать сбой. И сбой этот будет оборачиваться  постоянным ростом долга. А раз в качестве обеспечения долга выступают материальные средства, то постепенно они будут перетекать в руки тех, кто придумал столь хитроумный план. Договор США  со странами ОПЕК, и прежде всего с Саудовской Аравией, о переходе на оплату нефти за доллары, позволил Америке снять ограничения на эмиссию своих частных денег, и англо-саксонский мир получил невероятные возможности эксплуатировать целый мир. Доллар приобрел возможности экспортного товара со 100% ликвидностью обмена на любой товар. Но сегодня эта схема достигла своего практического предела эффективности, как заевший моторчик, который гудит, но уже не приводит систему в движение. Однако мир привык к этому порядку вещей. Мир болеет деньгами из воздуха, и хочет обкалываться этим мусором до смертных судорог, а потому никакие разумные доводы пока не могут изменить ситуацию. Система должна разрушиться естественным образом. 

Любопытно наблюдать как обанкротившийся Запад, который утонул в долгах до полной потери визуального контакта, ведет себя так, словно за окном все еще 60-е годы, и они боги вселенной. Они вводят санкции, словно пытаются отстрелить себе ногу, напирают на бесконечную эмиссию денег на доверии, которые остались единственным средством, поддерживающим их в полуживом состоянии. Если проанализировать реальный прирост ВВП и вычесть из него рост долговых обязательств, то обнаружится совсем уж безрадостная картина, сокращение, к примеру, ВВП Еврозоны за период с 2009 года по 2013 составило более 25%  (по некоторым оценкам далеко за 30%). Это даже не рецессия, это обвал. Но, вы посмотрите на лица чиновников из Евросоюза, разве они похожи на озабоченных людей? Они с каким-то дьявольским умилением обсуждают антироссийские санкции, когда в их собственном доме полная экономическая разруха. Все это лишь свидетельство того, что элита оторвана от собственных государств, ей всё равно, что происходит в их зонах ответственности, лишь бы не оскудел финансовый ручеек, от которого они питаются. Теперь посмотрим на Россию.

Очевидно, что состояние экономики России просто несопоставимо и это при всей бестолковости экономической политики правительства. Если учитывать, что наша статистика отражает далеко не всю экономику, много чего по-прежнему остается в тени, то соотношение вырастет еще больше. Но дает ли это основание на праздное времяпрепровождение? Нет и еще раз нет. Ситуация с долгами в США выглядит совсем катастрофической. Но Америка страна с другими возможностями, и она доит всю глобальную систему, а потому может позволить себе любые долги. Будучи эмитентом резервной валюты, эта страна может рисовать себе любые цифры бюджета. Но и об этом давно все знают, не знают только, каким образом в совершенно не дееспособной к развитию системе получить устойчивый рост. Другими словами, «магия принтера» достигла предела и ничего кроме проблем не создает. Что может служить решением в этой ситуации? Резкое переформатирование и реструктурирование мировых рынков. Другими словами, полный передел потоков капитала и очерчивание замкнутых зон, доступ на которые будет резко ограничен. Какие риски при этом грозят России?  Вся наша экономическая политика пока построена на сырьевой интеграции в глобальный рынок. Наш бюджет образуется, как сумма доходов от экспорта ресурсов, причем не только нефти и газа, которые, безусловно, составляют большую его часть (44,1%), но и от массы другого сырья (3,26%). Не сырьевые доходы бюджета в настоящий период составляют 52,64%. Если из не сырьевых доходов вычесть доходы от таможенных пошлин, большая часть из которых это ввозные и вывозные пошлины на сырье, то бюджет внутреннего рынка составит, лишь 43,74%.

Таким образом, доходы Российского бюджета  от экспорта сырья и пошлин в текущий период составляют 56,26%. Для сравнения, в позднем СССР (1990 г) бюджет зависел от внешнего рынка лишь на 15,9%, а в период застоя и того меньше (http://refru.ru/budgets.pdf). Так что же случится, если нас отсекут от экспортных доходов, хотя бы наполовину? Мы станем жить как в Африке. Число нищих увеличится до 80%. Безрадостная перспектива. А какой у нас выбор? Собственно небольшой: либо падать ниц и проситься в обслуживающий персонал «большого брата», либо возвращаться к плановому хозяйству и самодостаточной экономике. И тот и другой выбор проблемный. Первый проблемный, потому что многого не предложат, и мы так и останемся сырьевым придатком с нищим населением. Второй - требует национализации ЦБ и полному сносу элиты, что в нынешних условиях весьма проблематично сделать. Конечно, есть и третий выбор: тихо, не привлекая внимания, восстанавливать промышленность и реформировать финансовую систему, качать мышцы и всех призывать к дружбе. Что, в принципе, сейчас и происходит. Но этот выбор никогда не приведет к радикальному улучшению ситуации, и мы так и будем барахтаться между «очень плохо» и «просто плохо», то опускаясь,  то немного приподнимаясь. А потому, мы вынужденно движемся к возврату плановой сбалансированной  экономики.

Наша власть никогда не объявит об этом вслух, но вы посмотрите, что происходит на телевидении, там сплошные фильмы из советского прошлого. А зачем их так много? Для восстановления памяти. Экономика СССР, особенно в период предвоенной мобилизации и позднего периода, называемого застойным, была не просто эффективной, а самой эффективной в мире. Решаемые с ее помощью задачи невозможно осуществить в современной России. Такая целевая концентрация промышленных и инфраструктурных  усилий при капиталистических отношениях невозможна. Уровень социальной защищенности не идет ни в какое сравнение с сегодняшним уровнем защиты населения. 

Возникшая на сегодня ситуация, в связи с кризисом на Украине, дает нам уникальный шанс. Не вызывая излишней раздраженности у «Большого брата», а якобы лишь как реакция на санкции, полностью модернизировать экономический базис, а с ним и всю социальную структуру государства. Вернуть порядок и стабильность в страну, уйти от тотальной сырьевой и продуктовой зависимости от внешних рынков,  создать социальную модель, которая бы могла достаточно комфортно пройти переход к шестому технологическому укладу, создать оборонный комплекс, который не оставлял шансов даже на минимальный военный конфликт и вообще исключить понятие бюджетного дефицита.  Что касается финансовой политики и неэффективного ЦБ, то существует простое решение этой проблемы. Создать двухконтурную финансовую модель. То есть, создать, как это было в СССР, два контура оборота финансовых ресурсов. Внутренний на основе государственных казначейских билетов, которые будет выпускать государственная казна, и внешний,  – в котором деньги ЦБ обмениваются на валютные ресурсы без ограничений. Системы будут существовать параллельно. По сути деньги ЦБ это будут псевдо деньги, как и сегодня, а государственные деньги станут основой финансирования собственной экономики. Безусловно,  для перехода на подобную систему очень важно будет осуществить необходимые реформы, и в первую очередь, закрыть, как предлагает Глазьев, нелегальный отток капитала и в разы сократить импортозависимость. Но в целом, мы избавимся от губительной политики «Валютного комитета» и экономика получит дешевые и длинные деньги. 

В свое время, когда мир активно переходил на золотой стандарт, Мексика оказалась в стороне от этих процессов (говорят, ее правительство было просто не в курсе). Неожиданно ее экономика подскочила на 7%,  и страна стала активно развиваться. Лучшие «друзья» тут же указали Мексике на «важные» финансовые процессы, происходящие в мире. И уже через год ее экономика скатилась в рецессию, а потом и в кризис, из которого не вылезает до сих пор. Очень полезно иногда чего-то не знать.

http://malchish.org/index.php?option=com_content&task=view&id=565&Itemid=31

                                           Часть 2

Мангуст проворнее, чем тигр, но победить тигра может только медведь.

  В условиях нарастания кризиса монетарной модели экономики глобальную систему трясет как никогда. Порой совершенно непонятно, что происходит и куда все это растрескавшееся здание движется, разбрасывая вокруг отколовшиеся черепки. Самое поразительное в этом растущем хаосе, что не предпринимаются никакие шаги по исправлению ситуации, напротив система загоняется в тупик. Прежде я думал, что представителям монетарной школы мешает слабое знание экономики. Непонимание простейших зависимостей между деньгами и товаром, непонимание сути отраслевого баланса, значимость многоукладности для социальных задач, что есть инвестиции, а что спекулятивный капитал, почему фондовый рынок не решает задач эффективности капитала, но все оказалось много проще, и в тоже время сложней. Значимость монетарной экономики для элиты в ее целевой задаче. Она всегда работает на капитал и никогда на общество. Если внимательно посмотрите, как структурирована монетарная модель экономики, то станет очевидным, что максимальные выгоды получает тот, кто генерирует значительный поток капитала. Но, ни это является самым важным элементом. Самым важным является свободный переток капитала через границу. Это и есть скрытая цель монетаризма. При открытых границах возможность грабить любую страну ничем не ограничена. Послушайте наше правительство и президента и вы поймете, почему наши проблемы с таким трудом решаются.

   Капитал не должен с такой легкостью пересекать границу, это должна быть сложная забюрократизированная процедура. Экономика царской России рухнула сразу, как только открыли границы для перемещения капиталов. Министр финансов Витте, был Кудриным при царе Николае II, результатом его работы стали огромные долги царского правительства и развал экономики. И когда говорят, что если бы не революция то Россия активно развивалась, то говорящие совершенно не понимают, что Россия активно наращивала долги, и отдавать их было нечем. По расчетам к 1925 году страну пришлось бы продавать с молотка. В монетарной модели экономики долга преимущества всегда будет иметь тот, кто в состоянии создать концентрацию капитала в необходимой отрасли или в биржевой динамике. В современном обществе, чтобы создать спрос необходимо создать серьезное давление на сознание, а это доступно только при наличии серьезных денег. Крупный капитал, так или иначе, контролирует практически весь крупный и средний бизнес в мире. В монетарной модели экономике деньги решают все, и для достижения целей перераспределения материальных благ очень важно, чтобы доминирование крупного капитала в экономике было стабильным. А это может обеспечить только либеральная модель общества. Поэтому либерализм и монетаризм жестко связаны с друг другом и одно без другого существовать не сможет.

Переход промышленного капитала во власть монетарного капитала осуществлялся мелкими шажками, но движение это было неотвратимым. В определенный период времени доходность промышленного капитала достигла минимума и экономика стала переходить на рельсы монетаризма. Либеральное общество удивительным образом принимает товарные неудачи, и банкротство товаропроизводителей, но возврат денег считает непререкаемым условием. Другими словами, чтобы с вами не происходило деньги вернуть вы обязаны. Однако сам ссудный капитал возникает как надбавка к основному заемному капиталу в виде оплаты за пользование деньгами. Что противоречит математической закономерности баланса денег и товара, то есть отдать кредит вы можете только за счет будущих прибылей, что, в свою очередь, порождает потребность постоянного роста производства. Иметь постоянный рост невозможно, ни для каких отраслей материального производства, следовательно, для каждого производителя обязательно возникнет момент, в силу разных обстоятельств, когда прибыль получить будет невозможно. При отсутствии прибыли вы не можете отдавать кредит. В этом случае рост долговой нагрузки неизбежен. Монетаризм предлагает несколько вариантов решения подобной проблемы и все они в пользу капитала. Просрочки, пени, реструктуризация долгов, непропорциональный арест активов, дисконтирование ниже рынка и масса еще всего, что просто вынуждает должника расстаться со своим имуществом, отдав при этом серьезные деньги. Это фактически легализованное мошенничество.

Либерализм это постоянное стремление к сокращению любого контроля со стороны государства. Спросите себя, кому это выгодно, неужели людям, которые страдают от монопольного беспредела на рынке? Это выгодно исключительно капиталу. В либеральном обществе выборы всегда «свободные». Вы в это верите? Можно ли сегодня избираться на самую захудалую государственную должность без денег? Конечно, нет, а кто тогда управляет выборами? Капитал.

И, тем не менее, еще совсем недавно капитал мог конкурировать и противостоять друг другу на рынках. Сегодня в монетарной экономике идет полное слияние и концентрация капиталов. Компании и корпорации сливаются в огромные концерны, которые впоследствии реорганизуются в центры управляющие активами. Это позволяет монополизировать рынок в глобальных масштабах и диктовать рыночные условия. Но в рамках монетарных принципов управления система неизбежно приходит к кризису по одной из самых очевидных причин - в монетарной экономике постоянно происходит изъятие капитала, что приводит к хроническому дисбалансу товара и денег. Процесс восстановления работоспособности системы происходит через наращивание долга. Это, в свою очередь, приводит к потере или сокращению спроса и росту кредитной задолженности, которая, в конце концов, приводит к банкротству и перераспределению собственности в пользу монетарных структур.

Но проблема подобных перестроений не в том, что меняется собственник, а том, что новый собственник из финансовых структур в силу объективных причин не может управлять полученной производственной собственностью эффективно, он попросту не знает, как это работает. Для решения этих задач привлекается наемный персонал. Но, наемник не обладает ментальностью реального собственника, интересы наемного менеджера бывают прямо противоположны интересам предприятия. Даже, если наемный менеджер является высококвалифицированным специалистом, он не обладает стратегическим виденьем собственника, который создавал эту собственность с нуля. В результате в глобальных масштабах мы имеем низкоэффективную систему управления производственными ресурсами. В чем это проявляется? Прежде всего, в низкой финансовой эффективности предприятия. Это легко иллюстрируется простым примером. Если отсекается кредитное финансирование предприятия, то оно очень быстро приходит к банкротству. Подавляющее количество управляющих менеджеров не умеет работать без кредитной поддержки.

Зачем нужна приватизация государственных предприятий? Для увеличения доли частной собственности на средства производства. Почему либералы так яростно агитируют за приватизацию? Потому что в этом случае открывается дорога к монополизации рынков, то есть опять преференции крупному капиталу. Монопольная экономика всегда кризисная, но самым большим ее недостатком является низкие и сверхнизкие темпы роста экономики. Монетарная экономика это всегда догоняющая стратегия, а это неприемлемо для государства опережающего развития. Пока в России властвует монетаризм, никаких приемлемых темпов роста не будет. Есть простая зависимость между скоростью роста экономики и средневзвешенной ставкой по кредиту. Скорость роста экономики должна опережать скорость роста долга. Сегодня средневзвешенная ставка превышает 20% по кредиту, а рост экономики отрицательный. Лукавая цифра падения ниже цифры реального падения, примерно в 10 раз. Вот вам и либеральная экономика.

Но будущее грозит серьезным изменением характера производственных отношений, частная собственность, приобретенная как материальный объект, потеряет свою актуальность, потому что не сможет гарантировать процесс накопления капитала. Слишком быстро устаревают технологии, и вновь созданное производство перестает генерировать прибыль в очень коротком временном горизонте, по причине того, что к моменту начала производства рынок успеет предложить новый более эффективный продукт. Устаревающее производство невозможно модернизировать, так как это потребует почти полную замену технологических цепочек. Частный капитал, как первоисточник начала любых хозяйственных процессов попадает в ловушку, так как его невозможно будет окупить. По этой причине теряется всякий смысл инвестирования, раз нельзя вернуть затраченный капитал. С другой стороны, не инвестировать также будет невозможно, в этом случае капитал не сможет воспроизводиться. Но кто в таком случае сможет быть инвестором? Только одна организация – ГОСУДАРСТВО. Но, в таком случае это уже не капитализм, тем более либеральный.

Ну, а что наш Центробанк? ЦБ проводит внутри себя непонятные реорганизации, существенно сокращает персонал, укрупняет свои региональные отделения, экономит на офисной мебели, не закупает новую оргтехнику, словом делает все, будто наш ЦБ не эмиссионный центр, а банальное коммерческое предприятие. Непонимание Набиулиной, что собственно представляет собой ЦБ, ведет к неэффективной банковской политике государства. Набиулина строго следует рекомендациям МВФ, ведь это не наш ЦБ придумал отпустить курс доллара и поднять ставку до 17%, а также открыть еще шире ворота для утечки капитала. Это все рекомендации МВФ, последствия которых мы сегодня ощущаем. У нас потребительский спрос упал в большинстве отраслей на 70%, а Путин считает, что ЦБ ведет эффективную финансовую политику. Нет никакой политики у Центрального Банка России, есть лишь подобострастное исполнение чужих рекомендаций, которые валят нашу страну эффективней, что все санкции и низкие цены на нефть, вместе взятые. Суть МВФ лишь в одном – не допустить ограничения движения капитала по миру. Никаких других задач у МВФ нет, и никому помогать он не собирается. Правильно Греф сказал – наша главная проблема некомпетентность управления. А потому, опять по Грефу, начинать какие бы то ни было реформы смерти подобно. Прав банкир. Хотя и оставлять все как есть, нет возможности.

P.S. От  Пользователя Мировой кризис Alexander Schmidt:
http://www.isqe.ru/030312-a1-ISQE.doc
...Следующий пример, уже по Германии: в 1970-м году было получено государством в долг $64 млрд., а в 2009-м году – уже $1.658 млрд., разница $1.594 млрд. С другой стороны, в тот же период времени, с 1970-го года по 2009-й год, Германией было потрачено на выплату процентов по кредитам всего $1.562 млрд., т.е. разница в $32 млрд. (2%), что получила Германия за 39 лет, в качестве дополнительных кредитов по номиналу, а остальное (98%) ушло на обслуживание процентов по старым долгам...

Сcылка >>


Оцените статью