Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

24 шага по урегулированию Украинского кризиса

Мировой кризис

04.09.2014 17:41

alexs

110

Российско-украинский конфликт стал частным делом

Группа американских и российских экспертов по вопросам внешней политики, в числе которых руководство Фонда Карнеги, группы Генри Киссинджера и Института мировой экономики и мировых отношений РАН, выступили с первым в истории российско-украинского конфликта частным посредническим планом по его дипломатическому разрешениюОсновные идеи плана — прямые переговоры США и России по украинской ситуации, прекращение боевых действий и демилитаризация юго-востока Украины под контролем ОБСЕ и ООН, сохранение торгово-экономических отношений России и Украины, обсуждение вопросов экономики Крыма.

Как стало известно журналистам, совместная группа российских и американских экспертов в августе на острове Бойсто в Финляндии провела рабочие консультации для согласования положений негосударственной дипломатической инициативы по прекращению российско-украинского конфликта. Участники инициативы подчеркивают, что выступают в качестве частных лиц-экспертов по международным отношениям. Проект инициативы, публикуемый сегодня, подписан с американской стороны двумя сопредседателями — управляющим директором консалтинговой компании Kissinger Assotiates (компания экс-госсекретаря США Генри Киссинджера) Томом Грэмом и вице-президентом по научным исследованиям Фонда Карнеги Эндрю Вайсом. С российской стороны руководителем группы экспертов выступил директор Института мировой экономики и мировых отношений РАН Александр Дынкин.

В крупных международных конфликтах инициативы, аналогичные проекту «группы Бойсто», достаточно обычны. Использования официальных и неофициальных ресурсов экспертов такого уровня (среди подписавших проект, например, экс-глава Службы внешней разведки России) бывает достаточно для активизации официальных дипломатических каналов с участием посредников. «Группа Бойсто» подчеркивает, что не участвует сейчас в текущих конфиденциальных контактах руководства США и России по сложившейся ситуации. Тем не менее декларация «группы Бойсто» первая такого рода крупная инициатива с весны. Участие экспертов из ЕС в проекте обеспечено поддержкой инициативы Министерством иностранных дел Финляндии. О прямом участии экспертов от украинской стороны в «группе Бойсто» не объявляется.

Группа рассматривает украинско-российский конфликт (как следует из ее предложений) преимущественно как военный конфликт РФ и Украины (и их структур, которые в тексте не упоминаются), спровоцированный масштабными проблемами во взаимоотношениях США и России.

Соответственно, они предлагают решение именно на уровне двух этих стран при предполагаемом участии Украины в качестве активной стороны процесса и не упоминающихся в тексте структур ДНР-ЛНР как его пассивного участника — очевидно, вне какого-либо статуса. Ключевые предложения «группы Бойсто» — стандартные процедуры «отвода войск» на согласованное расстояние от зон конфликта (и российских, и украинских), прекращение участия национальной гвардии Украины (но не армии Украины) в конфликте в Донецкой и Луганской республиках, разоружение вооруженных формирований на этой территории под эгидой ОБСЕ, формирование там новой системы правоохранительных органов. В дальнейшем «группа Бойсто» предлагает комплекс гуманитарных мер, связанных с возвращением беженцев, амнистией непричастных к военным преступлениям, с восстановлением и защитой экономической инфраструктуры региона. Предусмотрена также работа по восстановлению взаимной торговли РФ и Украины в рамках так называемой углубленной и всеобъемлющей зоны свободной торговли, а также включение в переговоры РФ—Украина вопросов, связанных с функционированием Крыма.

Значительная часть предложений «группы Бойсто» на старте выглядит равно и абсолютно неприемлемыми для политической элиты США, России и Украины, что до какой-то степени свидетельствует о качестве плана и его актуальности, поскольку до старта регулярных переговоров в дипломатических конфликтах все стороны рассчитывают на достижение максимума собственных целей без дополнительных компромиссов. Тем не менее авторы инициативы «группы Бойсто» констатируют, что рано или поздно кризис все равно будет разрешен и именно дипломатическим путем — собственно, первоначальной задачей, которая обеспечит возможность дипломатических переговоров, эксперты видят достижение перемирия в зоне вооруженного конфликта на юго-востоке Украины.

Поскольку конфликт РФ и Украины, а также развитие ситуации в международном контексте имеет выраженный экономический характер, инициатива «группы Бойсто», что необычно для такого рода проектов, содержит довольно большой объем экономических пунктов. В первую очередь это предложение, выглядящее неожиданным в контексте конфликта на Юго-Востоке Украины — сохранить в рамках зоны свободной торговли сотрудничество РФ и Украины в оборонно-промышленной сфере. Судя по всему, «группа Бойсто» рассматривает историческое сотрудничество украинского и российского ВПК как сильный стабилизирующий фактор во взаимоотношениях двух стран. Кроме того, группа предлагает обеспечить взаимное сохранение текущего статуса трудовых мигрантов из Украины в РФ и наоборот — напомним, по оценкам Всемирного банка, взаимный миграционный поток России и Украины является одним из крупнейших в мире, уступая по масштабам только миграционному потоку из Мексики в США.

Предложение экспертов включить в рамки будущих дипломатических переговоров отдельные вопросы, связанные с Крымом, являются, наряду с предложением подтвердить «внеблоковый» статус Украины, одним из самых неудобных и для Украины, и для России пунктов инициативы. Напомним, текущей дипломатической позицией РФ в вопросе Крыма является декларация полного суверенитета России на территории полуострова и вывод всех вопросов, связанных с Крымом, за пределы любых переговоров — де-факто РФ объявляет это внутренним делом. Соответственно, Украина после принятия в июле 2014 г. закона о временно оккупированных территориях рассматривает Крым и Севастополь как территории, де-факто находящиеся под российским военным управлением, а все вопросы двух регионов готова рассматривать только на стыке своего суверенитета и международного права. «Группа Бойсто», исходя из инициативы, предлагает уйти де-факто от прямого обсуждения вопроса статуса, тем не менее, вынудив и Россию, и Украину обсуждать «юридические вопросы, связанные со статусом Крыма», а также обеспечить возможность участия украинских компаний в разработке нефтегазовых месторождений крымского шельфа. Очевидно, за последним предложением кроется возможность обсуждения временных вариантов разработки шельфа с участием компаний США и ЕС на компромиссных принципах — сейчас «Роснефть» и «Газпром», главные претенденты на фактический доступ к крымскому шельфу, не имеют возможности привлечения к таким проектам не только украинских, но и западных компаний. По сути, обсуждение этих пунктов может открыть возможность дискуссии об условиях, на которых Украина может быть теоретически готова в какой-то версии соглашения удовлетвориться долей от разработки крымских энергоресурсов в обмен на смягчение позиций по статусам Крыма и Севастополя в целом.

Наконец, политически болезненным, но довольно перспективным для Украины и для России является предложение «международного контроля» за отбором транзитного газа из газотранспортной системы Украины. Напомним, Украина исторически отказывалась от такого рода мер, считая посягательства на операционную политику государственного «Нафтогаза Украины» попыткой атаки на госсуверенитет страны. В свою очередь, «Газпром» также традиционно устраивали взаимоотношения с «Нафтогазом», позволяющие в нужный момент «переводить» отношения в газовой сфере из международных в межкорпоративные и обратно — сообразно конъюнктуре. Но перевод операций «Нафтогаза» под международный контроль в неявной форме, в принципе, был заложен в инициативах 2007-2013 годов по созданию газотранспортного консорциума Украина-ЕС или Украина-Россия и является обсуждаемым вариантом для ЕС — это даст Еврокомиссии возможность интегрировать принципы Европейской энергохартии в правила работы транзитных газовых систем в регионе.

 Наконец, идея вывода «газовых споров» за рамки двухсторонних конфликтов РФ и Украины может обеспечить поддержку других пунктов инициативы «группы Бойсто» со стороны бизнес-игроков на Украине и в ЕС: в отличие от РФ, вопрос энергоснабжения и тарифной политики в энергетике является ключевым негативным фактором инвестклимата Украины.

Источник публикации
26 АВГУСТА 2014 
A 24-Step Plan to Resolve the Ukraine Crisis
http://www.theatlantic.com/international/archive/2014/08/a-24-step-plan-to-resolve-the-ukraine-crisis/379121/?single_page=true​
 

BOISTO WORKING GROUP

American Participants

  1. Thomas Graham–Co-chair of the Boisto Group; managing director of Kissinger Associates; former special assistant to the president and senior director for Russia on the National Security Council staff (2004–2007)
  2. Andrew Weiss— Co-chair of the Boisto Group; vice president for studies at the Carnegie Endowment for International Peace; former director for Russian, Ukrainian, and Eurasian affairs on the National Security Council staff (1998–2001)
  3. Deana Arsenian—Vice president of the International Program and director of the Russia Program at the Carnegie Corporation of New York
  4. Rajan Menon—Anne and Bernard Spitzer professor of political science in the Colin Powell School at the City College of New York/City University of New York
  5. Robert Nurick—Senior fellow at the Atlantic Council
  6. Jack Snyder—Robert and Renée Belfer professor of international relations in the Political Science Department at Columbia University

Russian Participants

  1. Alexander Dynkin—Co-chair of the Boisto Group; director of the Institute of World Economy and International Relations (IMEMO); advisor to the prime minister of Russia (1998–1999)
  2. Aleksey Arbatov—Head of the Center for International Security at IMEMO; deputy chairman of the Defense Committee of the State Duma of the Russian Federation (1995–2003)
  3. Vyacheslav Trubnikov—Ambassador extraordinary and plenipotentiary; member of the IMEMO board of directors; director of the Russian Foreign Intelligence Service (1996 – 2000); first deputy minister of foreign affairs of Russia (2000–2004); four-star general, awarded with Hero of the Russian Federation medal
  1. Victor Kremenyuk—Deputy director of the Institute of U.S. and Canadian Studies
  2. Artem Malgin—Vice rector of the Moscow State Institute of International Relations (MGIMO University)
  3. Feodor Voitolovsky—Deputy director of IMEMO
  4. Andrey Ryabov—Editor in chief of the World Economy and International Relations monthly journal

Сcылка >>


Оцените статью