Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Тема Вопросы теории развития бизнеса.

Мировой кризис

05.11.2013 18:38  

obektivist

100

ВОПРОСЫ ТЕОРИИ РАЗВИТИЯ БИЗНЕСА.

Невозможно решить проблему на том же уровне,
на котором она возникла.
Нужно стать выше этой проблемы,
поднявшись на следующий уровень...

А. Эйнштейн.

А ТАМ ЛИ МЫ ИЩЕМ ПРОБЛЕМЫ БИЗНЕСА?

Проблема, которая не поддается (или поддается с большим трудом) решению, скорее всего, неправильно сформулирована.
Бизнес, это одна из составляющих более общего процесса развития общества, в частности, развития производительных сил и совершенствования производственных отношений.
Все темы всех бизнес сайтов посвящены определенному набору тем: ориентация в динамике рынка; способы заставить производительно работать; обойти конкурентов и не дать обойти себя...
Это равносильно блужданию по лесу без малейшего представления, что собой представляет лес, где выход из него, как его найти и стоит ли это делать?
Всё более погрязая в бизнесе, как таковом, мы все менее представляем конечную цель этих устремлений и соизмеримость цены, которую придется за это заплатить.
Без осознания сущности бизнеса, как составной части развития общества – реальное (целенаправленное, осознанное, теоретическое) дело (движение) – невозможно, т.к. в природе существует только два способа развития – теоретический (ориентация в пространстве развития) и эмпирический (метод проб и ошибок). При отсутствии теории, какие бы усилия мы не прилагали для реального, возможного и необходимого рывка вперед, получится то, что было и всегда.
Всю историю формирования нашего социума, строительство шло спонтанно, не подчиняясь каким бы то ни было планам и целям, исходя только из сиюминутных задач, и только из подручных материалов. Подавляющее большинство участников современного социума не способно выполнять свои функции: администраторы - управлять, полиция – защищать, врачи – лечить, а преподаватели и родители – обучать и воспитывать. В результате получилась сложнейшая конструкция, определяемая громадным количеством переменных нелинейных составляющих, которые современная наука пытается просчитать и систематизировать. Но, с учетом существующих тенденций невозможности, неспособности и недопустимости вмешательства в процесс естественного формирования социума, решение этой проблемы традиционными методами представляется крайне сомнительным.
Самоорганизация системы, каждый составляющий элемент которой, не хочет выполнять объективно обусловленные функции – невозможна.

И ГДЕ ЖЕ ИХ ИСКАТЬ?

Не затрагивая вопросы реализации товара, которые являются отдельным направлением бизнеса, рассмотрим проблемы производства, как такового, и возможности совершенствования этого процесса.
Неотъемлемым звеном разработки любой теории является выявление механизмов причинно-следственных связей.
"Все события связаны. Если вырубают лес на севере, то изменяются ветры, время жатвы, искусства этой страны, нравы и образ правления. Мы не видим целиком эти цепи, первое звено которых уходит в вечность". ( Гельвеций. Сочинения. Том 2 стр. 581 "Мысль". Москва, 1974 г.)
Как утверждают представители точных наук, – закон нельзя выдумать, его можно сформулировать. Вся история развития человеческой цивилизации является не набором случайных событий, а несомненной цепью закономерных процессов. Невозможно представить себе капитализм впереди феодальных отношений, а последующей фазой развития – общинно родовой уклад.
Как бы сейчас не относились к К. Марксу, отрицать сущность и значимость роста производительных сил на развитие человеческой цивилизации могут только фанаты каких-либо течений. Яркой иллюстрацией данного утверждения является уникальный опыт нашей новейшей истории.
Как известно, Россия в момент зарождения капитализма испытала колоссальное потрясение, и все послереволюционные события очень напоминают историю развития цивилизации в ускоренном виде:
Сталинская эпоха - не что иное, как реставрация рабовладельческой системы отношений с основными ее признаками – полным отсутствием закона, за которым кто-либо мог бы спрятаться, и экономикой полностью построенным на подневольном труде.
Через переходную фазу (Хрущев Н.) сформировалась эпоха Брежнева Л., которая мало чем отличалась от феодализма – появляется элемент заинтересованности, но все сферы деятельности покрыты феодальной зависимостью.
Через очередную переходную фазу (Горбачев М.) мы сейчас мужественно строим капиталистическую систему отношений, не исключая бандитский способ первоначального накопления капитала.
Подобные аналогии можно проводить и с Китаем, проходящим этот процесс практически идентично с нами, и с Северной Кореей, система отношений в которой уж очень напоминает нашу сталинскую эпоху, и многими другими историческими примерами, начиная с французской революции и, заканчивая формационными сдвигами начала 90-х годов. Те же хаос беззакония, превалирование силы и феодальные перераспределения.
Эти смены микроформаций являются моделью глобального процесса развития общества:
Некая передовая форма отношений вызывала бурный рост производительных сил и укрепление государства. На каком-то этапе эти отношения переставали соответствовать выросшим производительным силам и начинали тормозить их дальнейшее развитие. Это приводило к лавинообразному накоплению противоречий, которые, в свою очередь, разрешались через исторические коллизии и скачкообразное совершенствование производственных отношений. Так было при переходе от рабовладельческой системы к феодальной, сопровождаемом невиданными по масштабам восстаниями рабов. Так было и при переходе от феодального способа производства к капиталистическому, при котором сто лет весь мир сотрясался от так называемых «буржуазных революций». Несомненно, все более нарастающая напряженность в современном мире определяется очередным отставанием производственных отношений от уже существующих производительных сил. Однако очевидны и принципиальные отличия.
До сих пор и производительные силы, и производственные отношения развивались эмпирическим путем, что позволяло формироваться некой, относительно гармоничной развязке. Т.е. исподволь формировалось понимание более совершенной формы отношений и соответствующее общественное мнение, которое создавало энергетический потенциал, направленный на преодоление устаревших и нерентабельных отношений.
Однако с некоторых пор производительные силы развиваются на теоретических началах, т. е. несравненно быстрее, чем социальные отношения, развивающиеся эмпирически. Можно предположить два возможных варианта развития: или будет разработана теория совершенствования производственных отношений, и в кратчайшие сроки достигнута необходимая гармония; либо дисгармония будет углубляться все интенсивнее и очень скоро достигнет критической величины. Теперь у нас нет в запасе несколько сот лет, чтобы не торопясь, сформировать понимание неминуемых изменений.
Если запоздавшая «буржуазная революция» явилась для России таким потрясением, что только через 80 лет мы вернулись на исходные рубежи формирования капиталистического способа производства, не хочется даже думать, каким потрясением явится 3-я мировая война, учитывая уровень разрыва и мировую однозначность процесса. При этом 3-я мировая война – это не возможный, а неизбежный ход событий, если мы и дальше собираемся развиваться эмпирическим путем.
Следовательно, для объективной оценки сегодняшнего состояния, исходить нужно, прежде всего, из того, что:
1. Ход истории подчиняется законам развития общества и не зависит от чьей-то конкретной воли.
2. Любой регрессивный сдвиг неизбежно возвращает все на круги своя, и последовательность событий возобновляется вновь и вновь в качественно новых условиях.
3. Управлять развитием социума можно, только осознав эти законы и воздействуя на их управляемые составляющие.
4. Управлять развитием социума можно, только ориентируясь в пространстве развития. Зная, откуда мы идем, где находимся, и доказательно предполагая, в каком направлении движемся.
5. На сегодняшний день мы не знаем, каким законам развития мы подчиняемся, каковы их составляющие, можно ли на них воздействовать и как именно.
6. Мы не способны не только предсказать будущее, не только объяснить настоящее, но и однозначно оценить прошлое.
7. Если разумение – это способность выбрать наилучший выход из множества возможных, то с точки зрения социального развития — мы не разумны.
8. Все, что происходило с человеческой цивилизацией до сих пор – эмпирическое развитие, а революции, съезды, перестройки и т. д. не более, чем оформление этого процесса.
9. Первым признаком нашего разумения будет общественное признание этого очевидного факта.
Вторым признаком станет возможность предсказать неминуемое социальное событие.
Только после этого появится возможность очень осторожно, оглядываясь и перепроверяя себя, что-либо изменять в грядущем развитии.
10. До тех пор, пока мы не осознаем себя как единое живое существо, мы не сможем влиять на естественный ход истории.
Любой рассудочный процесс подразумевает элемент насилия, исходя из условия, что действие должно происходить не под влиянием желания или потребности, а вопреки им, основываясь на осознанной необходимости.
Самым непосредственным образом это относится к бизнесу. Рост производительных сил, как и развитие производственных отношений – это детерминированный процесс, не приемлющий скачкообразных изменений, за исключением разрушения. Производительные силы действительно играют решающую роль в становлении цивилизации, т.к. именно они определяют "качество" человека, его познавательную способность и "качество" общества, ими образованного, а не наоборот.
Если представить совершенно фантастическую картину, что однажды вдруг исчезнут все существующие производительные силы, то при любом качестве каждого отдельно взятого человека, мы будем встречаться только на звериных тропах, обмотанные шкурами с дубинкой в руках в погоне за предметом своего питания, оперирующие соответствующим категориальным аппаратом. И наоборот, дав волю "человеческой субъективности" в отрыве от объективных условий, определяемых существующими производительными силами и производственными отношениями, которая действительно подвержена разного рода «флуктациям», неизбежно формируются социальные коллизии, ведущие к деградации существующего социума. Так было, есть и будет.
«Констатация человеческой субъективности, как осваивающей природу человеческой деятельности, воплощающей в себе единство материального и идеального начал, исключает использование в качестве критерия общественно-исторического прогресса понимаемый сугубо технически уровень развития производительных сил, от которого напрямую зависят «производственные отношения». На первый план выдвигаются достигнутые в результате всего предшествующего исторического процесса «качество» человека, прежде всего его познавательная способность и «качество» общества, степень удовлетворения материальных и духовных потребностей человека.» (Синергетика: человек, общество. М., Изд-во РАГС 2000 г., Л. И. Кондрашова. «Проблема периодизации исторического процесса с точки зрения теории формаций, модернизаций и синергетики», стр. 64)
Даже беседы в постели напрямую зависят от того, где, как и какой ценой, мы добываем продукты своего жизнеобеспечения и потому являются не более чем вариантом «производственных отношений».
Не кажется загадочным и механизм изменений действующего значения уровня сознания (см. http://www.e-xecutive.ru/community/articles/1808077/), определяемого соответствующей системой мотиваций и соответствующей смены формаций.
Любая революция начинается с лозунга: «Весь мир насилья мы разрушим...» Эта тенденция любой спонтанной революции, прежде всего, срезает «мыслящую верхушку» и, перемешав хорошенько, все остальное, черпает со дна. Так, например, образовалась сталинская эпоха и, соответствующая примитивному уровню сознания, рабовладельческая система отношений.
Динамика развития любого человека подчиняется исключительно его ощущениям: «хочу — не хочу», «хорошо — плохо». К положительным эмоциям он стремится, отрицательных переживаний старается избежать. На этом основаны все способы стимулирования человеческой деятельности.
Первый из них направлен на физиологическую сущность человека. Он не хочет работать, но он не может не хотеть жить. Работать, чтобы жить. Этот способ был реализован рабовладельческой системой отношений. Очевиден и механизм формирования соответствующей психологической атмосферы. Очень точно адресованная система воздействий активно поощряет все низменные проявления и резко подавляет все проявления высокого уровня сознания и, в конечном счете, объективность. Это продолжается до тех пор, пока данная система отношений не становится, очевидно не рентабельной. Тогда, через соответствующую переходную фазу, совокупное воздействие обращается к интеллектуальному началу - человек так и не хочет работать, но, подчиняясь основному закону природы, трансформированному в самоутверждение, он в пределе желаний, хочет иметь - ВСЁ. Этот способ стимулирования реализован капиталистической системой отношений, которая в пике своей активности тоже достигла немалых высот. Однако система отношений, при которой абсолютно все, включая представителей армии, образования, медицины и правительства делают свое дело не ради оптимальной конечной цели, а ради сиюминутной собственной выгоды, – обречена на самоуничтожение.
Несовершенен и сам механизм использования этого способа стимулирования. Эффективность его использования максимальна только в пике или – ВСЁ, или - НИЧЕГО. Неизбежная вероятность иметь все, не работая, формирует вполне реальную, определенную способностью общества их прокормить, совокупность людей, ничего не производящих, разрушающих производственный процесс и, при этом, активно потребляющих. Для социума это равносильно вирусному заболеванию организма.
Не менее неизбежно постоянное увеличение уровня производимого продукта, что не может не привести к пресыщению рынка и тогда невозможно будет обеспечить планку «ничего»
Все это сделает невозможным использование этого способа стимулирования и не может не закончиться мощнейшими социальными потрясениями. Капитализм идет на спад, и признать это придется всем. Успокаивает то, что остается третий, еще не реализованный способ стимулирования труда, направленный на эмоциональную сущность человека. Т.е. создание психологической атмосферы высокого уровня сознания, при котором человек получает положительные эмоции непосредственно от процесса труда.
Человек хочет работать.

МОЖЕТ ЛИ ТАКОЕ БЫТЬ?

Пока нам еще трудно представить себе механизм реализации этих отношений, тем более что неизбежны ассоциации с извращенными представлениями марксизма по этому поводу. Естественно, они не имеют никакого отношения к «общему одеялу», «манне небесной», «отмене экономики» и прочим нездоровым трактовкам. Не буду приводить недвусмысленные высказывания К. Маркса и Ф. Энгельса, но если капитализм действительно совершенная форма отношений, может ли кто-нибудь представить ее в монастыре – несомненном критерии духовности? Может ли кто-нибудь представить, что утром послушники принимают не благословение на работу, не награждение любой работой, а участвуют в поощрительном распределении наиболее легких, выгодных, престижных форм труда? Может ли кто-нибудь представить, что великие творцы культуры ваяли, писали и сочиняли не то, что переполняло их душу, порой рискуя своей жизнью, а то, за что больше бы заплатили?
«Счастье людей заключается в том, чтобы любить делать то, что они должны делать». К. А. Гельвеций.
Трудно представить себе горизонты, которые открывает этот способ производства. Недостаток у него только один – мы до него очевидно не доросли. Уже сам тот факт, что подобные идеи не витают в воздухе, говорит о том, что количество и организованность представителей высокого уровня сознания недостаточны, чтобы ожидать их скорейшего и эффективного влияния на текущую политику естественным путем.
Вышеприведенная цепочка мотивации констатирует всего три вида воздействия как на отдельно взятого человека, так и на социум и обусловлены они природными началами любого отдельно взятого индивида:
1. Любой человек, прежде всего, является физиологической системой, продуктом деятельности которой является определенный запас биологической энергии.
2. Данная система имеет согласующее устройство с окружающей средой. Среда воздействует на соответствующие рецепторы, и система реагирует адекватно воздействию.
3. При всем совершенстве эмоциональной системы, она реагирует только на непосредственные воздействия, а это воздействие может оказаться неадекватным возможностям организма. Для достижения достаточной безопасности системы, природа (или Бог) на одном из витков развития изобрела мозг как инструмент, который способен моделировать ситуацию и может подготовить систему к воздействию или избежать его.
Иными словами, все многообразие и неповторимость человеческой личности сводится всего к трем образующим: – физиология, эмоциональность, интеллект. (см. http://www.e-xecutive.ru/community/articles/1808077/)
Апеллирование именно к этим трем началам и ограничивает все способы мотивации любого вида деятельности людей. Все остальные применяемые воздействия – материальные и нематериальные, поощрительные и принудительные – являются не более чем вариациями и производными трех вышеуказанных причинных величин.
С точки зрения взаимоотношений, можно выделить три соответствующие формы (которые, кстати, как и формы стимулирования, никогда не проявляются сами по себе, а только в пропорциональном взаимодействии): – это насилие, договор и желание. Любое нарушение этих первичных форм, например, попытка, заставить выполнять действия, не подтвержденная необходимым энергетическим потенциалом, нарушение договорных обязательств и представление, что кто-то должен хотеть что-либо для вас сделать, – называется претензией, которая утопична по своей сути, т.к. выражает лишь пожелания, не подтвержденное реальной возможностью его исполнения. Естественным следствием неудовлетворенности является неизбежная и, чаще всего, агрессивная реакция. Именно неспособность осознать этот закон, а никак не "биологическая предрасположенность" человека, определяет все существующие в природе конфликты, начиная с межличностных отношений и заканчивая глобальными проблемами человеческой цивилизации, главным выражением которых является – бизнес. Возможность «...ликвидировать конфликты во имя всеобщей гармонии и единообразия...» это не есть «... утопическая цель...», а условие способности быть последовательным и разумным, объективным, а, следовательно, — богатым.
«Благоразумный видит беду и укрывается, а неопытные идут вперед и наказываются» (Притч.27,12)
Мы оцениваем человека по бесконечному числу признаков и никогда по основному – способности быть Человеком, способности направлять свои помыслы и деяния на благо организма, неотъемлемой частью которого мы являемся. Мы создали целую науку, призванную сгладить всё возрастающее множество, всё более угрожающих нам конфликтов и во всей этой науке нет ни одного слова о первопричинах происходящего, о нарушениях законов бытия. Мы перемыли косточки всем более или менее видным историческим деятелям и так и не поняли, что не Ленин, не Сталин, не Горбачев и даже не К. Маркс устраивают исторические коллизии. Это социальная атмосфера выдвигает на ведущие посты тех, кто наибольшим образом соответствует взаимодействию существующих производительных сил и форме производственных отношений.
Общественные отношения любого социума изменяются ровно настолько, насколько изменяется действующее значение уровня сознания, и насколько оно соответствует существующим производительным силам.
Это объясняет причину неудач любого социального начинания, от революционных переворотов — до невинных нововведений. Отсутствие понимания механизма социальных изменений, принципиальной возможности и пути достижения той или иной цели вновь и вновь приводит к попыткам решить проблему механическими перестановками социальных акцентов путем изменения законодательной базы. Всегда и везде этим занимаются государственные люди, т.е. представители вполне определенного уровня сознания, подобно любым политическим и религиозным лидерам, неизбежно несущие в себе сумму догматов. В отличие от ученых, изначально ориентированных на сомнения и поиск, стоящие у руля абсолютно убеждены в своей правоте и не приемлют коррекции своих указаний.
Учитывая, что объективность подразумевает творческий потенциал и целостное мировоззрение, наверняка отличающееся от «властного», практически исключается вероятность «безропотного» исполнения чужой воли представителями передового уровня сознания. Таким образом, «...интеллектуалы оказываются отстраненными от принятия решений», т. к. в глазах сильных мира сего они являются непредсказуемыми и «ненадежными», что во все времена не приветствовалось в институтах власти, и используются лишь в качестве основной производительной силы. В результате исполнителями верховной воли становятся, в лучшем случае, аморфные существа, всегда согласные и всегда готовые, но реализующие эту волю только так, как способны – убого и примитивно. Еще хуже становится, когда за дело берется антитеза. Получив в свои руки реальную, подтвержденную всей государственной мощью власть, выраженную в конкретных законодательных актах, она умело и последовательно использует любое нововведение, прежде всего в своих корыстных целях и во вред государству.
Подобным образом формируется весь управленческий персонал. Именно таким людям на откуп отдан колоссальный полигон социальных воздействий и воспитания, начиная с детских садов – этапа формирования личности, заканчивая парламентом и правительством и, естественно, бизнесом.
Следствием таких «благих намерений» становится ухудшение социальной обстановки, в зависимости от степени воздействия — замедляющей или обращающей вспять рост уровня сознания, а это неизбежно приводит к уменьшению производительности труда и прироста производительных сил, со всеми вытекающими последствиями. В конечном итоге реализуется очень модная сегодня формула: «хотели как лучше, а получилось как всегда».
Любое спонтанное социальное начинание несет в себе идеолого-утопическую дисфункцию, исключающую возможность непосредственного улучшения социальных условий.
В зависимости от конкретных условий этот процесс или усугубляется вплоть до лавинообразного накопления или выправляется при достаточной энергетике тезы.
«Проницательность ума не обитает под золочеными крышами и не очень - то пользуется признанием у большинства людей». (К. А. Гельвеций)
А также:
«Спасение утопающих – дело рук самих утопающих»

«КУДЫ Ж ПОДАТЬСЯ?...»

Исходить будем из следующего соображения (прошу прощения) т. К. Маркса:
«Жизнь есть процесс производства, при котором все мы вступаем в какие-то отношения между собой и к средствам производства».
При всем многообразии современных философских течений и их трактовок, не удалось найти более доказательную и стройную систему, чем марксистское представление развития цивилизации — как взаимодействие растущих производительных сил и совершенствующихся производственных отношений.
Как известно, производительные силы не могут остановиться в своем развитии. Это как езда на велосипеде: можно ехать бесконечно медленно, но не медленнее скорости, необходимой для поддержания равновесия. Критически малый рост производительных сил неизбежно приводит к крушению государства и наоборот.
Можно предположить, что регрессивный формационный сдвиг России в 1917 г. имел в своей основе именно экономическую причину. Предельно маленький прирост производительных сил времен Первой Мировой войны и последующей Гражданской, подобно судорожному вздоху задыхающегося человека, требовал резкого увеличения производительности труда. В условиях действующего тогда уровня сознания, именно рабовладельческий способ производства был наиболее эффективен. Нельзя забывать, что именно этот способ производства определял развитие человеческой цивилизации в течение 5-ти тысяч лет. Нечто подобное происходит с нами и сейчас – очередные революционные изменения социума в начале 90-х годов в очередной раз привели к резкому снижению действующего значения уровня сознания и, как следствие, уменьшению производительности труда (прироста производительных сил).
Образно экономику можно сравнить с башенным краном, стоящим на двух колесах и сохраняющим равновесие только за счет манипуляций стрелой. Нельзя поворачивать стрелу произвольно в желаемом направлении. Нельзя получить экономическое превосходство на пустом месте.
Все 80 лет советской власти, как и последние десятилетия «революционной капитализации», рост производительных сил не только не прекращался, но достигал порой рекордных величин, учитывая, что из аграрной страны мы превратились в мощную космическую державу. При этом уровень жизни неоднократно изменялся: от практически полной социальной обеспеченности — до полуголодного существования. Следовательно, вся проблема в коэффициенте их использования – производственных отношениях, что очень может быть, поскольку этот вопрос не рассматривается вообще. Формы стимулирования труда, еще недавно обеспечивавшие могущество Советского Союза, устарели безвозвратно, научиться капиталистическому способу производства за считанные годы, все тем же законодательно–указательным путем еще никому не удавалось, а более совершенные формы отношений пока еще считаются нонсенсом.
Очередной раз, утверждая возможность и необходимость скорейших социальных изменений, приходится уточнять, что речь идет не о «манне небесной», не о «чудесном спасении», а о разумном осознании причин протекающих процессов.
Упростив до предела задачу, можно сказать, что началом всего являются человеческие побуждения, а конечной целью – активная деятельность на благо развития социума.
Идеальное, с точки зрения эффективного развития общества, соотношение базисных величин - это форма распределения, активизирующая максимально доступное действующее значение уровня сознания, определяющее максимально доступную скорость прироста производительных сил.
Никто не может запретить представителю высокого уровня сознания подобрать общество себе подобных и таким образом создать мощную психологическую атмосферу, способную защитить себя снаружи и изнутри. Если идея верна, внутри этого созданного социума самоорганизуется уже упоминавшаяся система отношений, при которой человек будет получать положительные эмоции непосредственно от процесса труда, при этом, производительность труда должна достигнуть величин, не доступных всем остальным. Это автоматически снимет вопрос о хлебе насущном и вынудит скептиков подражать, но не воевать. Иными словами, необходимо искусственно моделировать процессы, которые произойдут, независимо от нашего к тому отношения и которые уже неоднократно повторялись в естественном развитии исторического процесса. Так, в результате ста лет «буржуазных революций» выигравшим оказался Г. Форд, который «изобрел» новую систему отношений и получил громадное экономическое превосходство, примеру которого все и последовали.
Природа мудра и совершенна. Формы этого совершенствования оттачивались тысячелетиями. Даже сам механизм физиологического старения направлен именно на эволюционное совершенствование вида, т. к. ослабевая физически, вероятность выживания выше у тех, кто лучше способен противостоять негативным воздействиям, тех, кто умнее.
В бизнесе механизм такой же. Тот, кто окажется умнее остальных, кто сможет разобраться во всех этих хитросплетениях, которые не так уж хитры, когда в них разберешься, тот и поведет за собой бизнес, оказавшись на самом верху.
Отличительным признаком бизнеса, основанного на этих принципах, является невозможность его отнять. Т.е. захватить-то его можно, но в тот же момент он прекратит приносить прибыль, исходя из условия. Если бы захватчик обладал должным уровнем сознания, он не стал бы заниматься подобным промыслом, а при отсутствии оного, он не в состоянии поддержать необходимую психологическую атмосферу.

ИТОГ

Нет человека, который сознательно желал бы себе безвыходные ситуации, трудности, опасности, одним словом – отрицательные эмоции. При этом можно по пальцам перечесть тех, у кого уровень отрицательных эмоций носит приемлемый характер, и кто может считать себя удовлетворенным. Разница между первыми и вторыми, это объективный критерий нашей глупости.
«Свобода личности – есть возможность выбирать уровень и вид положительных эмоций. Уровень выбора – есть критерий культуры, что в свою очередь есть результат воспитания». (Истмат, с. 244, 245) (!). Существует несомненная связь между развитием личности, количеством получаемых положительных эмоций и его физическим состоянием, определяющим интенсивность и продуктивность его общественной деятельности, в конечном счете – производительности труда.
Все социальные проблемы, возникающие в человеческом обществе и называемые конфликтами — это проблемы Авеля и Каина, это проблемы взаимодействия тех, кто хочет прожить за чужой счет и тех, кто этого очень не хочет. Никаких других социальных проблем не существует. Все законы, написанные человеком, это законы иерархии, определяющие, кто — за чей счёт может жить и — на каких условиях.
Насколько бы ни были важны и определяющи законы выживания в природе, общее для всех бедствие - засуха или пожар - отменяют их и объединяют всех, и соперников и противников. Человек, очевидно, слишком далеко ушёл от природы. Способность к абстрактному мышлению, определяющая его исключительное положение, абстрагировала его даже от чувства самосохранения. Уже нет сомневающихся в пагубности человеческой деятельности вообще, в любом из её проявлений. Но нигде и никогда вы не услышите попытки обсуждения принципиального решения этой, несомненно, зловещей тенденции в пределе имеющей единственный итог – прекращение жизни на Земле. В любом из возможных вариантов обсуждаются квоты членовредительства, будь то истощение природных ресурсов, совершенствования форм насилия или физического уничтожения себе подобных, способные только продлить агонию, но не вылечить смертельно больной организм.
Разум человека всегда ограничен, глупость его безмерна. Все законы, придуманные человеком, направлены не против тех, кто разрушает этот мир, а тех, кто мешает это делать. На всех уровнях от примитивного бюрократа до президентов крупнейших государств, ВСЕ участники процесса общения думают одно, говорят другое, делают третье, разделяя личный интерес, посильный анализ происходящего и попытку "сделать хорошую мину при плохой игре".
Очевидное или очевидно — и тогда должны быть люди, видящие то же самое и именно с их помощью можно что-либо изменить, или еще не пришло время все это увидеть, но об этом лучше не задумываться. «Наблюдение открывает какой-нибудь новый факт, делающий невозможным прежний способ объяснения фактов, относящихся к той же самой группе. С этого момента возникает потребность в новых способах объяснения, опирающаяся сперва только на ограниченное количество фактов и наблюдений. Дальнейший опытный материал приводит к очищению этих гипотез, устраняет одни из них, исправляет другие. Пока, наконец, не будет установлен в чистом виде закон. Если бы мы захотели ждать, пока материал будет готов в чистом виде для закона, то это бы значило приостановить до тех пор мыслящее исследование, и уже по одному этому мы никогда не получили бы закона» К. М., Ф. Э., т. 20, с. 555.
Как бы ни казалась невероятной идея реализации справедливого социального общества, где все его участники ХОТЯТ РАБОТАТЬ – это не идеалистическая фантазия, а логический итог целого ряда доказательных взаимосвязанных предпосылок. Нельзя не попытаться реализовать эту возможность, тем более, что это единственная альтернатива гораздо более неприятным последствиям нашей жизнедеятельности.

закрыть...


Оцените статью