Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Бомба под исламским миром

Мировой кризис

25.07.2014 12:39  

ligaleto

120

События "арабской весны" почти забыты, но в исламском мире так и не устранены самые сильные источники опасностей для его стабильности.

     Недавно на весь мир прогремели события «арабской весны», которую тогда считали пробуждением всего исламского мира. Сейчас же о ней почти никто не упоминает. На самом деле, в этом регионе не было по-настоящему могучих социальных взрывов, которые бы серьезно повлияли на мир в целом. Все они или контролировались местными элитами (Иран 1979 г.), или были достаточно локальными (та же «арабская весна», когда правительства были свергнуты только в Тунисе, Ливии, Египте и Йемене). Эти взрывы были слабыми, поскольку не меняли социально-экономический строй государств региона.  Последнее не случалось даже при обретении национальной независимости в 1950 – 1960-х гг. Предпосылки для настоящего социального взрыва, который будет на самом деле страшным, поскольку, во-первых, охватит весь регион, под которым мы тут понимаем Ближний Восток и Северную Африку, будет неконтролируемым и повлияет на весь мир, складываются только сейчас. Воплотится такой взрыв в действительность или нет – неизвестно. Возможность подобных процессов кажется несущественной, а их обсуждение – неактуальным. Но точно так же неактуальными казались события современного украинского кризиса и «арабской весны» за несколько месяцев до их возникновения. Причиной подобного взрыва могут стать четыре все усиливающиеся угрозы. Рассмотрим их подробно.

* * *

      Первая угроза – комплексная: в экономике этого региона существуют  продовольственная, технологическая и структурно-отраслевая опасности. Сущность продовольственной угрозы в том, что в большинстве государств исламского мира (за исключением, например, Турции и мусульманских стран Юго-Восточной Азии) не может быть произведено достаточно продовольствия, чтобы прокормить все их население. В основном страны Ближнего Востока и Северной Африки импортируют продовольствие. За этот счет и обеспечивается социальная стабильность. В частности, сельское хозяйство Алжира и Йемена обеспечивает своих граждан продовольствием немногим более чем на 30%[i]. Не покрывают своих потребностей в пище даже государства с более благоприятными условиями для сельского хозяйства – Ирак и Египет. Последний импортирует 40% потребляемого продовольствия, в том числе 60% пшеницы[ii]. Близко к «грани» продовольственной обеспеченности стоит Иран. Эта страна экспортирует в Россию яблочное повидло, но ей приходится ввозить из нашей страны зерно. Это «нулевой» вариант, когда «ненужное» продовольствие меняется на «нужное».

Проблема еще и в том, что государства региона даже при современных технологиях сельскохозяйственного производства не в состоянии обеспечить себя продуктами питания, поскольку слишком велико воздействие природных факторов: низкого качества земли и малой ее увлажненности. Только этим можно объяснить то, что в Ливии урожайность пшеницы около 1 тонны с гектара, в Турции – примерно 2 – 2,5, в Египте же – от 7 до 10 тонн при примерно одинаковых технологиях. Для сравнения, в Германии урожайность пшеницы – около 6,5

[iii] тонн  с гектара. Значит, для исламского мира каждый неурожай грозит страшным голодом, если продовольствие не удастся ввезти.

На примере Египта произведем пусть длительный, но показательный  подсчет необходимого этой стране количества земли и продовольствия, взяв за последнее только зерно (среднюю урожайность зерновых культур в этой стране). Население Египта – около 86 млн. человек. Площадь всей обрабатываемой земли – 3,5 млн. гектар. При средней урожайности в 8 тонн с гектара можно собрать 28 млн. тонн зерна. Умножим это на два, поскольку в Египте можно получать два урожая в год, следовательно, мы имеем 56 млн. тонн в год. Условно, одна тонна зерна кормит за один  год одного человека: 400 килограмм он ест сам, а остальные 600 идут на корм домашним животным, обеспечивающим его молоком, мясом и т. д. Значит, в идеале, при существующих площадях хорошо питаться могут 56 млн. человек. Следовательно, оставшиеся «лишними» 30 млн. человек Египет сам прокормить (по крайней мере, хорошо) не может даже в идеальных условиях, когда абсолютно вся земля без остатка используется только для производства продуктов питания. Треть населения страны в любом случае лишняя. Таким образом, для нормального обеспечения продуктами Египту нужно не 3,5, а около 5 млн. гектаров (то есть дополнительные 30 %) пахотных площадей в условиях, когда сельское хозяйство производит только продукты питания. В реальной же ситуации, при выращивании технических и кормовых культур, экспорте апельсинов и прочем, требуется не менее 6 млн. гектаров. Таковы наши неутешительные подсчеты. Учитывая быстрый рост численности населения, как Египта, так и всего региона, отсутствие заметной интенсификации сельскохозяйственного производства, рассматриваемая угроза имеет тенденцию к усилению.

Сущность технологической опасности состоит в том, что большинство государств исламского мира имеют сложные производства, но последние зависят от поставок оборудования и комплектующих из более технологически развитых стран. В случае дезорганизации в доставке этого оборудования или «отключения» от мирового рынка средств производства произойдет остановка множества местных фабрик, следовательно, эти страны не смогут поставлять свой продукт на мировой рынок, а как итог – покупать продовольствие. Например, в Саудовской Аравии и Алжире почти не производится сложное оборудование для бурения нефтяных скважин и перекачки углеводородов. В Саудовской Аравии хоть и есть автомобильная промышленность, но она занята исключительно сборкой машин из готовых агрегатов[iv], тогда как практически все дороги – именно автомобильные.

Сущность структурно-отраслевой опасности такова. В большинстве стран исламского мира существует высокая экономическая специализация, то есть в них отсутствует комплексное хозяйство. Государства региона зависят от экспорта углеводородов, импорта продовольствия и сложной техники. В их экономиках незначительно производство металлов и невелики объемы машиностроения. Несколько крупнее – химическая промышленность, в частности, производство удобрений, крайне необходимых в этом неблагоприятном для сельского хозяйства регионе. Большую часть их территорий составляют малоиспользуемые земли. Есть пастбищное животноводство, невелико производство технических и специальных культур, очень отстает зерновое хозяйство. Отметим, что все это гораздо в меньшей степени свойственно исламским странам Юго-Восточной Азии, чем Ближнего Востока. Значит, в рассматриваемых странах нет комплексной экономики по составу взаимодополняющих друг друга отраслей, как в промышленности, так и в сельском хозяйстве. Определенное исключение – Турция и Иран. Страны региона можно легко шантажировать отстранением от мирового рынка путем введения санкций, так как их экономики не могут в достаточной мере обеспечить потребности своего населения. Экономическая специализация опасна, но отказ от нее вызовет социально-экономический коллапс соответствующих стран.

Рассмотрим такую опасность на условном примере Алжира, против которого, предположим, некие силы применили полную экономическую блокаду. Как итог, алжирские нефть и газ не покупают на мировых рынках, значит, прекращает функционирование почти вся нефтегазовая отрасль, рабочие остаются без средств к существованию. Производства оборудования для электростанций и железных дорог останавливаются, поскольку ранее половина их мощностей обслуживала экспортные поставки углеводородов, которые исчезли. Сельское хозяйство, обеспечивающее в современности только 30 % потребностей страны в продовольствии, откажется от производства технических культур (хлопок, джут, табак) и товаров на экспорт (финики, апельсины, оливки). Осуществится переход к производству только продуктов питания, прежде всего, зерновых, бобовых и картофеля, что в итоге обеспечит не более 50 % от потребностей страны. С отказом от выращивания технических культур и при отсутствии импорта, в стране неизбежно сложится недостаток потребительских товаров – одежды, лекарств, бытовой техники и химии, ибо почти все это ранее ввозилось. В связи с отсутствием комплектующих, придет в негодность автомобильный транспорт. Значит, остатки еще производимых товаров не смогут быть доставлены в те районы, где существует их дефицит. В результате же веерных отключений электроэнергии, вырабатываемой на ТЭЦ в связи с отсутствием иностранных комплектующих, останавливается большая часть производства в городах, где люди останутся без света и воды. Отметим, что в Алжире городское население составляет около 59% населения. Уйти кочевать в пустыню они не смогут. Нетрудно представить, какой мощности будет социальный взрыв в описанных условиях. Этот сценарий пессимистичен, но вполне реален.

Вторая угроза для исламского мира такова: постоянно существует опасность прихода к власти религиозных радикалов, то есть перехода под их контроль части территорий тех или иных стран Ближнего Востока и Северной Африки. Религиозные фундаменталисты имеют в каждом государстве региона существенную поддержку. Как правило, это молчаливое одобрение значительной части бедного сельского и городского населения, сопровождающееся очередями добровольцев для вступления в число «воинов джихада»[v]. Часто радикалы спонсируются правительствами исламских стран. В частности, Катар, как сообщается, финансировал правительство Мухаммеда Мурси в Египте[vi]. Разумеется, далеко не всегда исламисты оказываются совсем «дикими» радикалами. Например, тунисские мусульмане из партии «Ан-Нахда» относительно умеренны и выступают за совмещение исламских ценностей с либерализмом[vii]. Правда, в идеале, это неустойчивое сочетание. 

Третья угроза состоит в том, что нарастает недовольство народа условиями жизни в этих государствах. Тут два аспекта. С одной стороны, существует возмущение огромных масс бедняков, вызванное ухудшением их социально-экономического положения. С другой стороны, усиливается протест значительной части образованного, зажиточного и во многом европеизированного населения против стесняющих его традиционных норм жизни, социально-политических порядков, а также отсутствия улучшения экономического положения. Как вариант последнего – студенческие волнения, когда молодые, принадлежащие к «среднему классу» люди, не имеют перспектив увеличить свое материальное благосостояние. Именно эта группа «начала революции» в Тунисе 2010 – 2011 гг. и Египте 2011 г

[viii]. Такое массовое недовольство воплощается как в поддержке радикальных политических и религиозных сил, так и в массовых выступлениях,  увеличивающих политическую нестабильность, а также дезорганизующих экономическую жизнь. Последнее выражается в остановке мелких производств, перебоях в перевозках товаров первой необходимости, что еще больше усиливает народное недовольство.

Четвертая, последняя угроза состоит в том, что в исламском мире, за исключением Ирана и Турции, очень низка вертикальная социальная мобильность. В разных странах степень такой мобильности неодинакова. Очевидно, что самая низкая она – в Бахрейне, Катаре, Кувейте, ОАЭ, Омане, Саудовской Аравии. Заметно выше она в Иордании и Марокко[ix]. Также не самая высокая, но, тем не менее, не самая низкая она была в Египте и Сирии, а также, может быть, в Ливии, до событий 2011 – 2012 гг. Еще выше социальная мобильность в Турции и Иране.

Например, в Саудовской Аравии правящий клан Саудитов столь многочисленнен, что пронизывает собой всю властную вертикаль в стране, но полного единства в нем нет[x]. В Египте и Ливии это были до недавнего времени семейства Мубараков и Каддаффи, а также поддерживавших их групп. Еще один «изысканный» вариант – диктат относительно светской власти над массой радикально настроенного населения. Это случай современного Афганистана.

В некоторых случаях низкая социальная мобильность связана и обусловлена «лоскутным» характером соответствующих стран, будто «сшитых» из отдельных кланов, этносов и религиозных групп. Управление такими «кусочными» объединениями неизбежно тяготеет к иерархической модели: кланы и группы выстраиваются в «пирамиду», верх которой образуют сильные и влиятельные, допущенные ко всем благам. Низ же ее составляют гораздо более бедные и слабые группы. В таких социальных системах вертикальная мобильность становится крайне незначительной. Это закрывает для множества значимых групп доступ к благам, что вызывает их недовольство.

На смену монархическим и авторитарным режимам могут прийти относительно демократические власти, но они все равно будут тяготеть к замкнутой иерархической структуре управления, если страна в целом имеет лоскутно-клановое деление. В конце концов, организация «Свободные офицеры», совершившая переворот в Ливии в 1969 г., в результате чего пришел к власти Муаммар Каддафи, вовсе не была авторитарной, но стала таковой.

* * *

Разумеется, все эти четыре угрозы только создают опасность социального взрыва, но не гарантируют то, что он обязательно случится. «Искрой», способной подорвать такой «пороховой погреб» может стать только одно – выход стран исламского мира из мирового разделения труда, иначе говоря, прекращение международной торговли с этими странами вследствие блокады или иных причин. Это ситуация, когда они не смогут обменивать на мировом рынке свои товары, прежде всего, продукты легкой промышленности, нефть, газ, фрукты на продовольствие и машины (сложное оборудование). Масштабы такого социального взрыва можно подсчитать. До половины экономики региона обслуживает экспортные отрасли. Значит, до 50 % занятых останутся без средств к существованию. Около 30 % населения региона не обеспечено продовольствием, что означает для них голод.

Механизм подобного социального взрыва тоже ясен. Причиной послужит разрыв экономических связей с иными регионами мира. Далее последует кризис с продовольствием и технологиями, что повлечет резкое ухудшение условий жизни людей. После чего последует всплеск массового недовольства. В ответ не него правительства должны будут принять какие-то меры. Это будет или попытка вытолкнуть лишнее население вовне, что означает неизбежные войны, или попытка подавить выступления, что обычно кончается гражданскими войнами, или же попытка накормить всех голодных, что невозможно.

Можно предположить, что отрыв стран исламского мира от мировой торговли – дело совершенно невозможное, а высокую экономическую специализацию имеют все регионы и страны мира, то есть они не способны сами обеспечить себя всем необходимым. Отметим, что иные регионы планеты имеют все же меньшее количество потенциально «лишнего» населения и не такие жесткие природные условия.

А отстранение от мировой торговли может вызвать, прежде всего, уменьшение платежеспособного спроса развитых стран, что подтвердил случай настоящего кризиса. Также – усиление существующих тенденций к мировой экономической регионализации, появление новых дешевых возобновляемых источников энергии, недопроизводство удобрений в мире. А также – крушение доллара как «мировых денег», которые принимают все, ведь если не будет доллара, то продовольствие придется закупать в странах, которым товары государств исламского мира могут быть и не нужны. Допустим, Алжир будет пытаться продать нефть Канаде в обмен на пшеницу, но в Канаде есть своя нефть, так что пшеницу она не продаст.

Следовательно, с ростом численности населения региона и сохранением  основ его экономического устройства, масштаб потенциального социального взрыва только нарастает.

 

[i] Страны мира / авт-сост. Ч. М. Адамчик. – Минск, Харвест. 2007, с. 165.

[ii] Рогова М. Они делают это впервые. Часть 4. - http://ru.journal-neo.org/2013/02/11/rus-egipet-oni-delayut-e-to-vpervy-e-chast-4/

[iii] Производство пшеницы в мире - http://protown.ru/information/hide/3562.html

[iv] Страны мира. Указ. соч., с. 209

[v] Туроу Л. Будущее капитализма. Как сегодняшние экономические силы формируют завтрашний мир. Новосибирск, Сибирский хронограф. 1999, с. 278.

[vi] Падение Мохамеда Мурси в Египте является ударом для катарского руководства                                                        -

[vii] Кагарлицкий Б.Ю. Восстание среднего класса. М., Алгоритм : Эксмо. 2012, с. 170.

[viii] Пожидаев Е. Средний класс в условиях мятежа - http://www.russ.ru/pole/Srednij-klass-v-usloviyah-myatezha

[ix] Политические режимы арабских монархий. Классификация разновидностей монархического правления - http://islam-today.ru/politika/politicheskie_rezhimy_arabskix_monarxij_klassifikaciya_raznovidnostej_monarxicheskogo_pravleniya/

[x] Яковлев А.М. О современной элите в Саудовской Аравии - http://middleeast.org.ua/research/sa3.htm

Этот текст публиковался мной ранее - http://rabkor.ru/likbez/2014/07/25/bomb


Оцените статью