Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Частные деньги как способ выхода из мирового финансового кризиса

Мировой кризис

04.01.2015 07:05  

gregbar

124

ЧАСТНЫЕ МУЛЬТИВАЛЮТНЫЕ ТОВАРНЫЕ ДЕНЬГИ СО СТОПРОЦЕНТНЫМ РЕЗЕРВИРОВАНИЕМ, как способ выхода из мирового финансового кризиса.

Экономика мне нравится тем, что очень часто экономическое  исследование означает просто «очищение» предмета изучения от массы нелепиц, надуманностей и заблуждений, которыми он оброс. Часто, сумев отбросить предвзятости и предрассудки, сразу осознаешь экономическую суть явления. «Вылущивание» сущности из массы догм и глупостей  – это и есть понимание. И это так здорово, когда ты после длительных размышлений вдруг осознаешь: «Так вот же! Все просто!»

Одно из таких «прозрений» у меня произошло, помню, когда я осознал, наконец, суть денег. Сколько шелухи отпало! Монополия государства на эмиссию, «презренность» ростовщичества, сложность, «сакральность» и «дьявольская сущность»   денег -  все вдруг рухнуло. Обнажился простой и ясный смысл. Хочется изложить эту простоту смысла денег. И сделать выводы (мне кажется,  достаточно серьезные), которые из этого понимания следуют.

(Замечу в скобках, что,  как это почти всегда бывает, такое осознание  оказалось  изобретением велосипеда; экономисты,  в особенности «австрияки», все это давно знают.)

Начнем отбрасывать заблуждения. По пунктам.

Презренность ростовщичества.

Во многих религиях мира и, прежде всего, во всех трех монотеистических религиях ссуда под процент осуждается в большей или меньшей степени. Поэтому и современное общество относится к банковской деятельности с двояким чувством. С одной стороны всем понятно, что современная экономика не может существовать без использования заемных средств,  и потому банковская деятельность – важная часть современной экономики. С другой – какой-то изъян в банковской деятельности многие интуитивно ощущают. По моему мнению, изъян в банковской деятельности действительно есть. Причем, изъян настолько существенный и принципиальный, что именно на него следует возлагать ответственность, как на главную причину сегодняшнего глобального экономического кризиса. А его исправление восстановит нормальный  экономический порядок в мире.   Я поясню ниже, в чем состоит реальный изъян банковской деятельности. Но он точно не в ссудном проценте. Просто большинство людей с давних времен и до нашего времени не умели ясно осознать этот изъян и перенесли свое презрение на банковский процент. А презрения заслуживало нечто другое.

Чтобы оправдать банковский процент надо сначала просто задать себе вопрос: в чем смысл вообще деятельности любого предпринимателя? Предприниматель,  бизнесмен может ведь и не управлять своим бизнесом непосредственно, не вести дело. Он может для этого нанять толкового менеджера.  Он может не быть автором изобретения, давшего жизнь его бизнесу (например, чтоб производить ай-фон, не обязательно быть его изобретателем).  Предприниматель может купить все необходимые для бизнеса  патенты у их авторов. И уж точно предприниматель практически никогда не трудится "за станком", производя новое изделие своим трудом непосредственно.  В чем же смысл, суть собственно предпринимательской деятельности? Суть – в принятии на себя риска. Предприниматель должен рискнуть своими деньгами, попытавшись создать что-то настолько полезное для общества, чтобы оно принесло прибыль.  В случае успеха он выиграет, но и общество получит что-то полезное. В случае неуспеха  предприниматель потеряет свои деньги.  Общество же не пострадает. Вот такая полезная функция лежит на любом предпринимателе.


   (Кстати, именно поэтому нельзя считать  бизнесом основную сегодняшнюю деятельность кормящихся от государства фирм, живущих по принципу: «распил - откат -занос», они ничем не рискуют.)

Банкир, ссужая деньги, также рискует. Поэтому он, как любой предприниматель, вправе надеяться получить прибыль, если ему повезет. Кредит ведь не всегда возвращают. Иногда не возвращают потому, что просто не могут, кредитуемый бизнес «провалился» и «унес» все деньги.  И в случае такой неудачи банкир понесет убытки. Как любой предприниматель. Вот почему нет порока в ссудном проценте.  Банкир рисковал, он реальный предприниматель, и он имеет право, в случае удачи, на свою прибыль.

Но это только в случае, если он действительно ссудил реальные деньги. А если представить себе, что нечестный банкир ссудил под видом денег фальшивки? Тогда он просто мошенник, а не предприниматель. Он ведь ничем не рисковал. Он не вложил своих реальных денег.  И поэтому он заслуживает не прибыли, а тюрьмы. Как же понять, реальные ли деньги он ссудил? Для этого надо сначала  понять, что такое вообще  деньги. И какие из них реальные.

Что такое деньги?


Тут надо сказать, что под деньгами понимали сначала одно, потом это одно и одновременно с ним еще и нечто другое, а в настоящее время – только другое. И нас этими, незаметными невооруженному глазу,  переименованиями настолько запутали, что мы сегодня с большим трудом осознаем такую простую вещь, как деньги. Вот почему за словом «деньги» многим начинает мерещиться нечистая сила, дьявол с бесенятами и прочая мистика. Между тем, деньги не только никакая не мистика, а очень простая вещь. Давайте разбирать завалы.

Итак: сначала деньги были только товарные. Деньги – это был товар. Гвозди, золото, зерно. Никакой мистики, правда? И никаких мировых финансовых кризисов не было тоже. И не могло быть в принципе.

Затем, наряду с товарными, стали появляться и бумажные деньги. Это были обязательства, долги. Что такое долг? Это обязательство, обещание выполнить что-то или отдать что-то в будущем. И тут тоже все просто и понятно. Любой хозяйственный договор, например, -  это обязательство. Ты обязуешься заплатить исполнителю, когда он выполнит оговоренную работу. В чем проблема с обязательством? Она в том, что обязательства не всегда исполняют. Вот покрасил вам работник стены в квартире, а вы ему не заплатили, допустим. Не выполнили обязательство, вот и все. Чтоб такого не было, существует, разумеется, гражданский суд. И судебные приставы, чтоб принудить должника выполнить свое обязательство или выплатить свой долг. Но, все равно, иногда обязательства не исполняются и долги не гасятся. Тут все тоже понятно. Одно дело, реально заплатить – отдать товар за другой товар или услугу, а другое – написать бумажку, пообещав в ней что-то.  Во втором случае есть вероятность нарушения.  Другими словами, такая бумажка  (

бумажные деньги) уже, выражаясь современным языком, содержит в себе признаки виртуальности (нереальности, иллюзорности) обмена.

Первые банки в мире появились еще в эпоху товарных денег. Они за плату принимали на хранение товарные деньги у желающих. Банки выполняли функцию склада (кроме других функций), имели надежные хранилища. Принимая товарные деньги, банки выдавали владельцу расписку (вексель, банк-ноту) о том, что принято у такого-то на хранение столько-то реального товара  (обычно, золота или серебра).  И, мол, по первому требованию владельца банкноты банк немедленно ему этот товар возвратит. За хранение бралась плата.  Тоже все просто, правда?

(Кстати, замечу в скобках, сейчас банки с вас не возьмут плату за хранение ваших денег, наоборот, еще немного заплатят вам. Странно, правда? Они для вас выполняют  работу по хранению, а с вас не требуют оплаты. Как же так? Что-то здесь не чисто. Видимо, у них какая-то другая выгода, о которой нам не сообщают, что тоже подозрительно.) 

Далее, эти банковские расписки-банкноты получили самостоятельное хождение при обмене на рынке. С этого момента и начались проблемы человечества. Потому что обязательство можно ведь и не исполнить. Эта маленькая деталь сегодня разрослась в мировую проблему. Сегодня обязательства просто уже невозможно исполнить, даже при всем желании. Но давайте по порядку.

Человек шел на рынок, имея в кармане банкноту-расписку на реальные товарные деньги. Обычно –  это золото или серебро, просто потому, что они наиболее удобны в хранении и обороте, но товарными деньгами может быть и совершенно любой товар. Покупатель показывал продавцу того товара, который ему приглянулся на рынке, свою банкноту в доказательство, что у него есть реальные товарные деньги (реальный товар в банке). И они заключали сделку: продавец отдавал покупателю свой товар, а покупатель передавал продавцу банкноту, написав на обороте банкноты поручение своему банку выдать такому-то реальные товарные деньги - золото или серебро. В те времена еще человечество не было одурачено. И все понимали, что реальные деньги – это товар в банке, а расписка – это просто бумажка, которую надо побыстрее превратить в настоящие деньги. Банкир, получив банкноту с письменным указанием ее прежнего владельца на выдачу данному лицу определенной суммы, либо выдавал реальные товарные  деньги (золото) предъявителю банкноты, либо, если того желал предъявитель, выдавал ему расписку-банкноту уже на его имя, что теперь у него есть в банке столько-то реальных товарных денег. Смотрите, здесь возник первый интересный факт: реальные товарные деньги иногда не покидали пределов банка. Просто одна банкнота заменялась на другую. Со временем банкноты стандартизовали: сделали их обезличенными и с фиксированным номиналом. Теперь на банкноте было написано, скажем, 15 унций золота. Владелец этого золота указан не был, у кого банкнота  на руках – тому банк и выдавал по его требованию реальные 

товарные деньги – золото или серебро (или другой товар, находящийся в банке на хранении). Но такие банкноты стали все чаще переходить из рук в руки при покупках уже без захода в банк для получения реальных товарных денег. Так было проще. В это самое время банкиры заметили, что им совсем не обязательно теперь иметь товара на все расписки-банкноты. Можно выдать необеспеченную товаром банкноту, этого никто не заметит.

(Я в этом описании опустил сознательно несколько малосущественных для данного рассуждения деталей. Например, в какой-то момент бумажные деньги получили имя, и, например, вместо слов «0,05 унций золота» стали говорить «один доллар».)

Частичное резервирование.

Важно, что приобретя некоторое удобство от хождения обезличенных банкнот, человечество потеряло принципиальное качество (именно в этот момент человечество свернуло на кривую дорожку греха): бумажные деньги стали обращаться вместо товарных. Это предоставило  банкирам возможности для мошенничества. Они могли выпустить больше банкнот, чем у них лежало на сохранении реальных товарных денег. И стали реально это делать. Во все возрастающих масштабах. Рассуждая так: все ведь не придут враз забирать свой товар из хранилищ. А подлог обнаружится только в случае, если все придут враз. Зачем банкирам мошенничать? Затем, что они теперь могли заработать на платных ссудах, выданных банкнотами, под которые у них не было реального товарного обеспечения, реальных товарных денег.

Какая разница - скажут некоторые – реальные товарные или бумажные деньги обращаются на рынке? Ответ: разница огромная! Товар – продукт труда, продукт человеческой деятельности. В том числе, и товарные деньги – золото и серебро – тоже продукт труда. В тот момент, когда банкир вместо банкноты, обеспеченной реальными товарными деньгами выдавал банкноту, ничем не обеспеченную, он становился вором. Например, покупая что-то, он на товар, в который вложен человеческий труд, обменивал простую бумажку, за которой труда не было. Он воровал продукт деятельности людей мошенническим путем.

Но не только банкиры ведь воруют, скажет кто-то. В любую отрасль деятельности может затесаться вор. Да, но воров стараются поймать. В других отраслях деятельности. Их сажают. И в любом случае, эта деятельность признается обществом противозаконной.  А только что описанное поведение банкиров, получившее название частичного резервирования, странным образом не преследуется законом.   Если банк напечатал банкнот (обязательств вернуть товар) в объеме, в несколько раз превышающем реальные объемы этого товара на «складе», то это, оказывается, не обман, а разрешенная законом деятельность. Она называется частичным резервированием. А в случае с любым другим складом – не банком, кладовщика посадят. Странно, правда?


Вопрос: что происходит с банкиром в случае, когда он не может выполнить требование пришедших к нему клиентов оплатить все свои обязательства?  В описанном случае сам банк станет банкротом, но банкир не будет считаться уголовным преступником. Потерпевшие не получат удовлетворения - ни материального, ни морального - в отличие от подобной ситуации в других областях человеческой деятельности.  Можно было бы долго перечислять уловки, к которым прибегают власти и экономисты, чтобы объяснить «законность» частичного резервирования,  и можно разоблачать эти уловки одну за другой. Но это уведет нас в сторону от основной темы. Гораздо более интересен вопрос: а для чего государство, в других случаях бескомпромиссно борясь с ворами и мошенниками, в случае с банкирами обнаруживает странную расслабленность?

Центральные банки.

Дело в том, что государство «в доле». Государство в определенный момент отобрало у банков право на выпуск банкнот, присвоив это право исключительно себе в лице специально созданного Центрального Банка (ЦБ) страны. Так поступили все страны одна за другой в период с начала 19-го века (единственный ЦБ - Банк Англии был создан еще на век раньше). С появлением Центральных Банков производство фальшивых, не наполненных реальным товарным содержанием денег было монополизировано государством.  Причем в 1973 году было принято вообще эпохальное решение – с этого времени объем выпускаемых ЦБ (любой страны) банкнот стал вообще никак не связан с наличием или отсутствием у этого ЦБ реальных товарных денег или вообще какого-либо реального товара. И с этого момента деньги окончательно потеряли свое первоначальное экономическое значение  как средства обмена. Они полностью перестали быть товарными деньгами. Словом «деньги» сегодня называют не товар, как это было во всю предыдущую историю человечества, а банкноты, валюту, бумажки, не имеющие экономического смысла, поскольку они не являются результатом труда. (Конечно, производство бумажки тоже чего-то стоит, но эта сумма совершенно несопоставима с ее номиналом.) Неудивительно, что именно с этого времени мировая экономика начала погружаться в кризис невиданных ранее масштабов. Произошло это, прежде всего, потому, что центральное место в экономической системе заняла фикция: на место реальных товарных денег  пришла не имеющая реальной стоимости купюра, банкнота, валюта.

Выводы.

1.       Словом «деньги» исторически обозначались две совершенно разные вещи: реальные деньги – товар, который мог служить  для обмена на другие товары, поскольку был результатом труда (обладал реальной стоимостью), и бумажные обязательства банков вернуть принятые на хранение товарные деньги.  Со временем первое понятие денег было полностью искоренено. А банкноты из обязательства вернуть товарные деньги превратились просто в бумагу с цифрами, в абстрактный знак. И, тем не менее, именно эти абстрактные бумаги стали средством обмена реальных товаров. Продукт труда стали менять на абстракцию.  В мировых масштабах.  Деньги превратились в мистику: в обязательство без предмета обязательства. Поскольку обязательство вернуть то, незнамо что, не является обязательством вообще, то деньги как бумажка, как валюта стала экономически бессмысленной категорией. И это запутало понимание простого смысла денег. Реальный экономический смысл имеют лишь настоящие, товарные деньги. Которых сегодня нет. (Заметим в скобках, что в периоды полного расстройства денежной системы в той или иной стране люди стихийно переходят на бартерный обмен, возвращаясь к товару, как к реальной экономической основе обменных операций.)

2.       Взимание процента или любой другой вариант участия кредитора в прибыли заемщика (как в исламских банках, например) – это нормальная предпринимательская деятельность. Мошенничеством является выпуск необеспеченных товаром обязательств. Причем, неважно в бумажной или электронной (безналичной) форме эти обязательства выпущены.
3.       С появлением Центральных Банков деятельность по выпуску фальшивых долгов – банкнот – была централизована в масштабах государства. А поскольку она стала монопольной, выбора у рядового обывателя не стало вообще. В эпоху частных денег, когда каждый банк выпускал банкноты, обыватель мог хотя бы выбирать заслуживающий  доверия банк-эмитент. Для поддержания солидного имиджа каждый банк старался мошенничать хотя бы в меру. ЦБ этого не требуется. Он монопольный эмитент. Обывателю просто не из чего выбирать.
4.       Деньги – это не талоны, не право на получение определенного объема товаров, это не мера труда и это не измеритель вклада данного индивида в общественное благосостояние. Это просто товар. Обычный товар. Все перечисленные благоглупости приходят людям в голову только потому, что государство полностью исказило простой смысл денег, назвав этим словом совершенную бессмыслицу: обязательство (долг) без обеспечения (без предмета задолженности).

(Замечу в скобках, что банкноты или записи на банковских счетах – безналичные деньги – это еще  не все виды денег. Есть, так называемые, агрегаты М2, М3. Что это такое?  Из предыдущего изложения нетрудно понять, что всевозможные векселя, банковские сертификаты, расписки и другие бумажки, все, что можно передать другому лицу без передачи самих товарных денег, все это также является разновидностью бумажных денег.)

Как спасти мир от финансового кризиса?

Итак, начиная с 1971 года (отказ Никсона от обмена долларов на золото для кого бы то ни было) и особенно с 1973 года (отказ от Смитсоновского соглашения) бумажные валюты всех стран окончательно перестали быть связаны с реальным товаром, а их эмиссия (выпуск) определяется лишь волевым  решением властей.  С этого момента мировая экономика вступила в фазу полного распада. Судите сами, все товары и услуги в мире, которые являются результатом человеческой деятельности, результатом труда, обмениваются на бумажки или электронные записи, которые создают некоторые лица по своему усмотрению  безо всякого труда. Вопрос: куда переместится все богатство, созданное человечеством, через несколько десятилетий такой практики? Правильно, в карманы мошенников, делающих вид, что они покупают, а фактически отбирающих товар у его создателей, подсовывая им взамен фикцию, мираж, бумажку о долге без указания, долг чего (какого объекта) эта бумага означает. Кто хочет проследить процесс в цифрах может погуглить, насколько изменилась доля финансового сектора в мировом ВВП за последние 50 лет.


Каков же выход? Как вернуть экономике ее реальное содержание?

Мое предложение:


1.       Центральный банк страны лишается права денежной эмиссии. У него остаются только контрольные функции: выдача лицензий на право эмиссии  собственной валюты для коммерческих банков и контроль полного резервирования товарной массой всего объема выпускаемой каждым лицензированным банком собственной валюты. То есть, проверка того, что каждая выпущенная «бумажка» полностью покрыта товаром, расположенным в хранилищах данного коммерческого банка или другим способом зарезервированного. Например, резервирование может осуществляться закладными на товар, находящимися в собственности банка, но регистрируемыми в обычном порядке уполномоченными на то органами. Также важной функцией Центробанка является стандартизация и подробное описание процедуры превращения того или иного товара в товарное обеспечение бумажной денежной массы, выпускаемой банками.

2.       Чем больше банков будут обладать лицензией на эмиссионную деятельность, тем лучше. Надо, правда, проверять их на «финансовую солидность», чтоб у них было достаточно товарной массы в хранении. 

3.       Чем больше товаров введено в стране в качестве возможного денежного обеспечения, тем лучше. Надо, правда, разрабатывать процедуры, позволяющие рассматривать каждый из этих товаров, как однородный, делимый, хорошо исчисляемый и долго хранимый без потери качества. Такими товарами являются не только известные золото и серебро, но и практически любой, так называемый, биржевой товар. Дело в том, что биржи давно стандартизовали основные сырьевые товары. И, скажем, нефть марки «Brent» (или другой марки, главное – стандартного качества) вполне подходит на роль денежного обеспечения валюты. То же можно сказать, например, о пшенице известных марок и других подобных стандартных товарах.

4.       Бумажные деньги, которые эмитирует конкретный коммерческий банк, не должны иметь названия. Слова «доллар» или «рубль» не допустимы. На банкноте должен быть указан товар-обеспечение и его количество. Например, может быть банкнота «5 грамм серебра» или «4 галлона нефти «Brent». При выпуске своей валюты коммерческий банк регистрирует в Центральном Банке страны проспект эмиссии, в котором указано, сколько товарной массы и какого товара резервируется под этот выпуск. И именно столько выпускается бумажных денег. Представитель Центрального Банка осматривает, взвешивает, проверяет качественные характеристики товара и дает, скажем, положительное заключение, что под обеспечение этого товара банк имеет право выпустить соответствующее количество бумажных денег. Данной эмиссии присваивается уникальный номер. Банк фиксирует и передает в ЦБ сведения о том, купюрами какого номинала с какими номерами он будет производить эмиссию. На купюрах пишется номинал в единицах товара. Например, «двадцать грамм золота», «пять литров нефти марки «Brent» и указывается банк-эмитент. Кроме того, на купюре указывается уникальный номер купюры и уникальный номер эмиссии, присвоенный ЦБ. Никакого другого названия, как, например, "доллар" или "рубль" не допускается. Банкнота именуется только обеспечивающим ее товаром.



5.       ЦБ в любой момент может проверить сохранность запаса товара, под обеспечение которого произведена эмиссия. Нарушение принципа полного резервирования является уголовным преступлением на уровне фальшивомонетничества. Любой гражданин или фирма, имеет право в любой момент предъявить банку-эмитенту купюру к оплате реальным товаром. Если написано на купюре «20 грамм золота», банк обязан немедленно выдать предъявителю соответствующее количество данного товара в обмен на купюру. При этом купюра «гасится» и подшивается в файл погашенных купюр. Об этом делается запись в книге регистрации погашенных купюр. Данная купюра больше никогда не может участвовать в обороте.

6.       Обменные курсы между купюрами, номинированными в разных товарах, устанавливаются в процессе свободного обмена на валютной бирже. Информация о текущих валютных курсах является общедоступной. Никто, ни ЦБ, ни правительство, не имеют права устанавливать какие-либо фиксированные курсы обмена разных валютных товаров или разных банков-эмитентов. Все курсы являются свободно плавающими.

Все. Экономика вновь возвращается к нормальному функционированию взамен того ужаса, который мы все сейчас переживаем. Мировой финансовый кризис заканчивается. Навсегда.

Итак, суть предложения моего в нескольких словах: ЧАСТНЫЕ МУЛЬТИВАЛЮТНЫЕ ТОВАРНЫЕ ДЕНЬГИ СО СТОПРОЦЕНТНЫМ РЕЗЕРВИРОВАНИЕМ.

Что все это даст?

1.       Никогда никакой банк не может стать банкротом, у него всегда и в полном объеме хранится то, что, что обеспечивает хождение купюр. И он всегда готов обменять «бумажку» на реальный товар, который на ней указан.

2.       Нет никакой инфляции и дефляции. Курсы товарных валют плавают свободно на рынке в зависимости от соотношения спроса и предложения на данный товар по отношению к спросу и предложению на другие товары, цена которых разная в единицах измерения разных «денежных товаров». Например, сегодня, диван, который изготовила фабрика, может стоить 12 грамм золота или 5 литров нефти, а завтра 13 грамм золота и 4,8 литров нефти. Кто-то продает диван на нефтяные купюры, а кто-то – на золотые купюры. Но если покупатель дивана предлагает именно и только нефтяную купюру, то продавец может и принять ее по курсу золото/нефть, действующему на сегодня, и тут же, если хочет, поменять на золотую купюру по тому же курсу на валютной бирже.

3.       По сути дела, предложенная валютная система сводит операции купли-продажи почти к бартерному обмену. С двумя маленькими исключениями. 

Первое: все же некоторые товары выступают в качестве обменных, денежных, валютных. На них, в основном, и меняют все остальные товары. И таких валютных товаров не так уж много. Сюда годятся только те, которые обладают некоторыми важными свойствами: простая делимость на части, однородность, стандартность (любые две части одинакового объема или веса имеют одинаковую ценность). Второе: чтоб не носить на рынок сами товары – что неудобно - они заменяются «бумажками», которые строго привязаны к товару и в любой момент на него обмениваются.

4.       Может ли таких товарных денег «не хватать» для нормального развития экономики? Нет. Как не может не хватать товаров при бартерном обмене. Действительно, представьте себе, что денег нет. Все товары обмениваются, а не покупаются за деньги. Как может не хватать денег, если их нет? Предлагаемая система дает то же  преимущество, но вносит ряд удобств в процедуру обмена. Существуют несколько (устанавливает их число и ассортимент ЦБ) валютных товаров. На них можно всегда обменять (купить) любой другой товар. И не надо носить на рынок бочки с нефтью, скажем, непосредственно. Существует "нефтяная" валюта: бумажки, которые вполне представляют этот товар и всегда могут быть на него обменены. Соотношение цен (как между разными «денежными товарами»,  то есть, взаимными курсами товарных валют, так и между ними и другими, простыми товарами), регулирует в динамике рынок соотношением спроса и предложения в процессе свободного обмена. Все цены колеблются на рынке, но не синхронно, как бывает при инфляции или дефляции, а совершенно в разные стороны. И наличие множества различных валютных товаров – большое благо в этом смысле. Оно снимет зависимость от «дефицита» какой-то одной валюты (золота, например). То, что «денег всегда хватит», легко понять, если представить себе, что покупатель несет на рынок не бумажные деньги, которые в данном случае полностью покрыты соответствующим товаром и всегда могу быть на него обменены, а сам этот товар. Представьте себе это. Как теперь может «не хватать денег»? Одних не хватит (золота, например) – есть другие (нефть, уголь, пшеница, масло подсолнечное). Просто цены все время будут колебаться. Одни – расти, другие – снижаться. Никакой катастрофы для экономики. Наоборот, эти колебания цен являются важным индикатором для производителей, чего сегодня требуется больше, а чего меньше. И если какой-то предприниматель не будет обращать повышенного внимания на эти колебания, то он просто вылетит в трубу. Что тоже хорошо для экономики: ей нужны предприниматели, которые зорко следят за динамикой рынка и соотношением спроса и предложения, отражающемся в изменении цен (можно сказать, обменных курсов) на различные товары.
5.       Отметим важный момент: как только товар становится валютой, на него возникает дополнительный спрос и он частично «вымывается с рынка», так как из него формируются резервы банков под выпуск банкнот. Например, когда золото стало деньгами, его стали запасать в резервы различные банки. И кроме его основного назначения – быть сырьем для ювелирной промышленности и микроэлектроники – на него появился дополнительный спрос в качестве резервного валютного товара. И не малый. Поболе, чем для ювелирки. Вот почему один единственный валютный товар – это плохо. Он часто становится дефицитным и вымывается с рынка в резервы. Вот почему хорошо, чтоб валютных товаров было много. 


6.       Другое преимущество товарной мультивалютности – отсутствие инфляций/дефляций за счет свободного плавания цен на валютные товары.

7.       Третье преимущество товарной мультивалютности – отсутствие перекоса в прибыльности и динамике роста между финансовым сектором и остальной реальной экономикой, который так мешает развитию сегодня. Финансы занимают в такой экономической системе подобающую им роль: экономическая подсистема, обслуживающая реальную экономику. Отсюда тянется еще один приятный вывод – отсутствие «пузырей» на рынке, которые являются «проклятьем» современной экономики и которые связаны с эмиссией больших масс необеспеченных товаром бумажных денег.

8.       Деньги получают реальную цену. Никогда кредит, выданный товарными деньгами, не может стоить ноль процентов или около того. Такое возможно только сейчас от переизбытка необеспеченной товаром денежной массы.

Предлагаемая «парадигма» защищает экономику от проблем, которые мы наблюдаем сегодня. Она выводит экономическое развитие из плена «шальных денег», основывая его на реальном товарном обеспечении. И, как показано выше, такая система - я бы назвал ее «экономика, базирующаяся на частных мультивалютных товарных деньгах с полным резервированием» - никогда не приведет ни к нехватке, ни к переизбытку денег.



(Замечу в скобках, что вышеприведенные достаточно простые рассуждения приходят в голову не мне одному, разумеется. Думаю, большому числу профессионалов очевидны и эти рассуждения, и эти выводы. Почему же такой вариант выхода из кризиса не обсуждается широко? Почему он не предлагается на мировых экономических форумах? Это отдельный вопрос. И ответ на него не является, конечно, чем-то особо сложным. Предоставлю читателю возможность самому сделать выводы.)
 


Оцените статью