Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Денежная масса vs инфляция, Россия vs США.

Мировой кризис

13.03.2015 11:13  

saava

156

Краткие рассуждения на тему, зависит ли денежная масса от инфляции (с примерами).

Классическая экономическая теория ставит инфляцию в прямую зависимость от прироста денежной массы, этой же точки зрения придерживаются монетаристы. В то же время существуют данные, что никакой зависимости между объемом денежной массы и инфляцией нет. Есть даже экономисты, говорящие, несмотря на инфляцию, о необходимости повышения монетизации ВВП в России, т.е. роста денежной массы по отношению к ВВП. 

Чтобы докопаться до истины, я первым делом сравнил денежную массу и ВВП России и США. Сразу оговорюсь, что разделяют несколько видов денежной массы – агрегаты М0, М1, М2 и М3, но сопоставлять данные я буду только по М1 – для наших целей этого вполне достаточно. 

В этой таблице приводятся данные официальной статистики, данные в рублях пересчитаны в доллары по курсу на 01.01.2014. Я намеренно не брал данных за 2014 год, когда рубль обесценивался по отношению к доллару, а остановился на стабильном 2013. Итак, мы видим:
1)      Агрегат М1 в США превышает Российский в 5,7 раза, в то время как ВВП – в 8,2 раза. Я бы не назвал данное расхождение не то что критическим, но даже статистически значимым. Проблемы России явно не в монетизации ее ВВП
2)      Рост денежной массы наблюдался и в США, и в России, причем с практически одинаковым темпом (данные за январь 2013 не нашел, но думаю февраль к февралю вполне сгодятся). Но при этом годовая инфляция в США 1,5%, в России – 6,5%. Как это понимать? 
Для начала разберемся, что такое инфляция. Собственно инфляция – это снижение покупательной способности национальной валюты, но в качестве основного индекса инфляции и у нас, и в США используют индекс роста потребительских цен. Что за товары и услуги выбраны для учета в индексе, можно посмотреть на сайте госкомстата, но в целом это самые простые товары и услуги - те, что обычно относят к базовым потребностям. Эти потребности имеют свойство насыщаться, что на определенном этапе развития экономики будет означать, что рост благосостояния потребителей перестанет увеличивать спрос на них. Вполне возможна ситуация, когда в данном сегменте экономики цены стабильны, но растут, например, в сегменте престижного потребления. Сложность статистического учета цен на престижные товары состоит в частой смене моделей и персонализации продуктов и услуг, так что сложно подобрать товар, сохраняющийся неизменным на протяжении многих лет для сравнения цен на него. Но даже многие товары из списка базовых не учитываются индексом.


Например, недвижимость. В то время, как статистическая служба США рапортует о том, что уровень инфляции за 60 месяцев (5 лет), рассчитанный по индексу потребительских цен, составил 9,16%, цены на недвижимость успевают совершить головокружительные взлеты и падения.

Собственно, в России картина отличается ненамного (для большей убедительности взял индекс в долларах).

Такие же скачки мы можем наблюдать на фондовом рынке. Конечно, акции не потребительский продукт, но если сегодня в целом по рынку те же самые акции стоят в два раза дороже, чем год назад, это тоже падение покупательной способности денег - только в инвестиционном сегменте.
Получается, что если население страны достигло определенного уровня благосостояния, можно эмитировать деньги без оглядки на индекс потребительских цен - все 
«лишние» деньги уйдут в другие сегменты экономики, такие как фондовый рынок и рынок недвижимости. Правда, излишек денег там приводит к инвестиционным пузырям, но надуваться эти пузыри могут достаточно долго, радуя инвесторов сказочными доходностями. 
Вывод первый: те данные, которые нам преподносят как показатели инфляции, на самом деле относятся к весьма незначительному сегменту рынка и, мягко говоря, далеко не полностью отражают реальную картину обесценивания денег.
Но почему все же у нас потребительские цены растут, а в США нет? На рынке потребительских товаров США сильна конкуренция производителей. Более того, массовый перенос производства в дешевый Китай привел к затовариванию рынка ширпотреба в США. При этом китайские фабрики, заинтересованные в сбыте, заваливают магазины в Америке своими товарами просто в обмен на доллары. В результате накопленный дефицит торгового баланса за 23 года (с 1985 по 2007 гг) составил 8 трлн долларов (и это только объем товара, поставленного американским потребителям по сути в обмен на зеленую бумагу, т.е. БЕСПЛАТНО), около трети этого дефицита приходится на Китай. 
Жесткая ценовая конкуренция требует как минимум не увеличения себестоимости той продукции, которая по-прежнему производится в США. Как следствие, уже больше двух десятков лет в США не растут зарплаты  у основных потребителей продуктов массового сегмента - линейного персонала компаний (рабочих, ИТР, продавцов и пр.). Если в период с 1979 по 1999 год трудовые доходы среднего работника выросли на 22 %, за следующее десятилетие они увеличились лишь на 2 %. 

В итоге происходит утечка рабочих мест в страны с дешёвой рабочей силой (в 1945 году почти 50 % всего мирового производства приходилось на США; в 1990-е годы — лишь 25 %). Глобализация и свободная торговля оставляют очень мало возможностей американской промышленности, а наличие огромных товарных запасов приводит к агрессивному потребительскому кредитованию населения (в ситуации стабильных цен зарплаты повышать нельзя – вырастет себестоимость и внутреннее производство станет убыточным, а товарные запасы постоянно растут, их нужно продавать). Похоже, система идет в разнос, и как ее остановить, никто не знает. Поэтому когда мы говорим о «нефтяной игле» для России, неплохо понимать, что есть «иглы» и похлеще – например, эмиссионная.

И про рост цен на рынке потребительских товаров в России. Даже беглый анализ дает понять, что основная его причина – рост себестоимости производства, поддержанный ростом покупательской способности населения. Что себестоимость растет, видно по тем данным, которые можно найти на сайте госкомстата: рост стоимости электроэнергии для населения (с 2004 по 2013 - в 3,25 раз) и тарифов на грузовые перевозки (2,64 раза за тот же период). Что растет спрос, можно догадаться по росту зарплат (по официальным данным, с 2004 по 2013 год зарплата выросла в 4,4 раза, при этом рост зарплаты за 2013 год – на 11,9% - почти в 2 раза выше официальной инфляции). При таком росте зарплат можно было бы ожидать рост цен на потребительском рынке как минимум на уровне роста денежной массы, но тут, по-видимому, сыграла свою роль значительная доля импорта – при неизменном курсе валюты (в период 2004-2013 годы курс был стабильным - около 30 рублей за доллар) импортные товары дорожают только на логистическую составляющую, так что в среднем суммарный рост цен оказывается вдвое меньше возможного. Напротив, после девальвации рубля в 2014 году как минимум вдвое подорожавшие импортные товары не сильно повлияют на индекс госкомстата – для статистики всегда найдется дешевый аналог, и мы снова видим, что публикуемый индекс инфляции – в лучшем случае нижняя граница реального роста цен.

Отсюда вывод второй: инфляция в измерении через индекс потребительских цен действительно не определяется ростом денежной массы напрямую, но при определенных условиях 
прослеживается корреляция между ростом денежной массы и обесцениванием денег.

Сcылка >>


Оцените статью