Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

За какое будущее стоит бороться?

Мировой кризис

16.03.2015 07:54  

dmitry_012

85

За какое будущее стоит бороться?



Вчера меня попросили свести в некий единый документ те мысли, которые оказались размазанными по нескольким последним текстам.
Попробую это сделать — благо есть немного свободного времени.

1. Данные мысли касаются не «абстрактно-идеального» будущего, а наиболее реального грядущего сценария, который скорее всего, и будет реализован. То есть — это не то, что «мне любо и по нраву», а то, что случится с наибольшей вероятностью.

2. В 1991 году очередная реинкарнация Евразийской империи попала в жестокий цивилизационный кризис. В силу того, что предыдущий кризис (1917-1922 годов) был разрешён переходом от классической имперской идеи к построению «многонациональной, равноправной страны» — линии разлома прошли именно по национальным границам и созданным после 1922 года национальным идентичностям.

3. СССР проиграл этот цивилизационный раунд и, как следствие, был лишён территорий и населения, потеряв около половины жителей и около трети территорий. Национальные симулякры, выстроеные в период 1917-1922 годов и укрепившиеся за всё время СССР — сыграли роковую роль в этом процессе. С этой точки зрения — бесполезно искать виноватых в катастрофе 1991 года, как и пытаться каким-то образом делить вину («Россия хорошая — Украина плохая», «Крым хороший — Донбасс плохой»). Катастрофу 1991 года пережили все вместе — и каждый в отдельности. И, в любом случае, Беловежские соглашения подписали не вы.

4. Выбор России и Украины, сделанный в 1991 году, оказался одинаково неудачным — при всей различности дальнейшего цивилизационного пути осколков Российской Империи и СССР. Украина так и не смогла построить «унитарную, мононациональную страну», а Россия не добилась никакого «равноправия со странами Запада». Каждый получил то, что мог получить в реальных условиях (это — к вопросу, изложенному в пункте 1, о том, что реальность и желаемое — разные вещи), а не в своих мечтаниях.

5. Ни один из получившихся осколков не оказался самостоятельным в рамках современного мира. Самостоятельным и имеющим свою судьбу мог быть СССР, а не современные Украина или даже Россия. Слишком малы оказываются эти осколки для создания собственной судьбы в современном мире — и они вынуждены проживать чужую судьбу. Это главное, если что. Если вас устраивает отсутствие свободы воли — для вас есть действующий западный проект. И, возможно, кто-то из вас даже добьётся в его рамках какого-то личного успеха. Но уже — на его условиях и по его правилам, и при полном развоплощении до абстрактного «Смирноффа».


Этот простой, но неизбежный факт был использован другими мировыми игроками по-полной: за прошедшие 24 года были созданы если не противоположные, то уже и достаточно малосвязанные общности условных «россиян» и «украинцев» — при полном миксе фактических языковых, культурных, религиозных и этнических факторов внутри. Чужая судьба, навязанная нам, оказалась судьбой страданий, междуусобиц, деградации и потерь. Хороший пример даёт нам история Индии и Пакистана, но в случае России и Украины — это ещё и происходит при полном отсутствии религиозного фактора.

6. Заменой религиозного фактора в случае Украины и России стали современные редакции национализма, которые с разной степенью успешности пытались (и пытаются) раскрутить на Украине и в России. На Украине это получается сделать гораздо проще (страна архаизируется до националистического уровня очень быстро), но и в России, к сожалению, процесс идёт по нарастающей. Конечную остановку «национального проекта» уже, в общем-то, наглядно демонстрирует нам Украина, но и попытки построить «Россию для русских» столь же ожидаемо приведут к «Великой России от Тулы до Твери». С неизбежным Московским автономным округом.

7. Национальная идея в её узко-националистической ипостаси оказывается наилучшим разрушителем сколь-либо устоявшихся общностей, уже прошедших внутри себя этнический этап развития. Ну а если у двух противостоящих общностей ещё и две националистические идеи — то эта музыка будет вечной.

8. Многие хотят сегодня «откатить» ситуацию на уровень 2013 года (ну, пусть независимая Украина снова станет пророссийской...) или же провести декомпозицию назад, к рубежу 1991 года (ладно, если не получится, то сделаем снова УССР по образу и подобию 1922 года). К сожалению, это не сработает. Пытаться сейчас создать снова «новую Украину» или же «улучшенную УССР» — утопия. Это приблизительно то же самое, что восстанавливать Российскую Империю на Всесоюзном съезде Советов в декабре 1922 года. И попутно — приглашать на царство Романовых. Тех, что не убили в Екатеринбурге и Перми.
Именно такой «финт ушами» и пытается сейчас реализовать современная московская элита, пытаясь «посадить на царство» всяких мурзилок типа Азiрова и прочих, которые якобы должны создавать новую, «технократическую Украину». Субстантивно, хуле. Но не работает.
Варианты создания «пророссийского правительства» из нынешнего киевского серпентария я и вообще не рассматриваю. «Мышки, станьте ёжиками!». Ага, ага.

9. Реальный путь в этом случае диктуется послевоенной историей Германии и Японии. Которые были разобраны странами-победителями буквально «до бетонного основания», а весь перегной немецкого национализма и японского милитаризма был вычерпан до дна — и на ровном, пустом месте были созданы эффективные и жёсткие

оккупационные структуры. При этом предыдущая идеология была настолько дискредитирована, что в какой-то промежуток времени (крактий, но болезненный) быть «немцем» и «японцем» стало невыносимо больно и стыдно, вплоть до полного неприятия собственной идентичности.



Денацификация в Германии. Женщины под Нюрнбергом хоронят жертв массовых растрелов, 1945 год, зона действия 3-й американской армии.

10. В реальности нынешние соседи Украины не могут произвести оккупацию её территории. Это — грустный факт нынешнего мира, поскольку в условиях «несостоявшегося государства» это лишь множит жертвы, производя ненужные разрушения и затягивая конфликт.
Россия пока ещё сама барахтается в каких-то невнятных цивилизационных концепциях («суверенная демократия», «властная вертикаль», «евразийское партнёрство» и т.п.), которые совершенно нереально распространить на что-то за пределами фактических границ страны, а Запад пока не готов брать Украину под свою прямую ответственность — текущая ситуация с разделённым народом, описанным в пункте 6, вполне решает его задачи из пункта 5.

11. Исходя из вышесказанного — процесс социальной и культурной деградации Украины продолжится до тех пор, пока страна не сравняется в своём социальном и культурном уровне с такими «передовыми» африканскими странами, как Сомали, Судан или Ливия, поскольку пока ни среди внешних, ни среди внутренних участников сюжета не просматривается тех, кто мог бы брать стремительно хаотизирующуюся территорию под своё крыло и ответственность.

12. Выход из ситуации создающейся де-факто «новой Руины» подсказывают две предыдущие: в том случае, если Россия захочет спасти «украинство», как это случилось в 1922 году — оно будет спасено, с использованием сил и ресурсов большой России. В том случае, если реинтеграция остатков Руины будет идти по старым, имперским лекалам и Россия будет настроена к украинской элите исключительно в плане ресурсов для восстановления Евразийской империи — «украинство» будет на долгие века запрещено в публичной и политической плоскости, оставшись лишь в виде народной традиционной культуры, коей оно и является по факту. Исходя из современного уровня развития производственных сил, могу даже предположить, что украинский шрифт на компьютерах запрещать никто не будет, как и будут поддерживаться детские секции вышивания народных узоров.

13. Поживём — всё увидим сами. Пока, к сожалению, задачи, которые могут решать 99,9% читателей этого текста — это спасение отдельных жизней и судеб людей, которые попали в неумолимые жернова истории, которые с громадной силой перемалывают остатки того, что ещё в 1991 году было одним из самых ценных осколков единой цивилизации.

Сcылка >>


Оцените статью