Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Кухарка и Государство

Мировой кризис

02.01.2014 07:35  

jolkhan

183

«Государством должна управлять кухарка!»

Что вызывает в вас это утверждение: смех или недоумение: что в этом простом, банальном высказывании может заставить смеяться? (Следует обратить внимание, что фраза, выходящая из интеллигентствующих уст, есть искажение слов Владимира Ильича Ленина. Однако и он не был первым, кто проводил сравнение между ведением домохозяйства и управлением государством.

Дальнейшие наши рассуждения представим в форме диалога.

Жила-была Кухарка; занималась своею работою, питала питомцев. И всё было бы хорошо, но вот, не сразу, однако стала она замечать, что некоторые из её питомцев, стали как-то не так на неё взглядывать; с какою-то странною усмешкою... Но, будучи всё время в хлопотах, не тотчас Кухара стала на это раздражаться.

И всё-таки решила она узнать – что же это так смешит в ней её интеллигентствующих питомцев... И объяснили ей, что смеются над нею из-за слов, сказанных кем-то – «Каждая кухарка должна управлять государством!»

Кухарка удивилась – что ж в этом смешного? Ведь управляюсь же я с работниками на кухне и со всем хозяйством? Чем же моё Домохозяйство отличается по управлению от Государственного хозяйства? И решила Кухарка обо всём расспросить само Государство...

Кухарка. Уважаемое Государство! Скажи мне, пожалуйста, отчего это им такое сравнение – умение управлять Домохозяйством и Государством – кажется смешным?

Государство. Во-вторых, в этом сравнении действительно нет ничего смешного или неправильного, а, во-первых, они даже не соизволили заглянуть в первоисточник, и насмехаются по-пустому. А сказал господин Ленин следующее: «Мы не утописты. Мы знаем, что любой чернорабочий и любая кухарка не способны сейчас же вступить в управление государством. В этом мы согласны и с кадетами, и с Брешковской, и с Церетели. Но мы отличаемся от этих граждан тем, что требуем немедленного разрыва с тем предрассудком, будто управлять государством, нести будничную, ежедневную работу управления в состоянии только богатые или из богатых семей взятые чиновники. Мы требуем, чтобы обучение делу государственного управления велось сознательными рабочими и солдатами и чтобы начато было оно немедленно, т. е. к обучению этому немедленно начали привлекать всех трудящихся, всю бедноту».

Кухарка. Ага, понятно! То есть говорится, что нужно именно обучать управлению государством, и немедленно.

Государство. Совершенно верно. Однако господа Насмешники не заметили, что здесь не сравниваются между собою управление «домохозяйством» и управление «государством». А ведь они именно над таким уравниванием смеются. Хочешь ли ты узнать – равны ли между собою «кухаркино искусство» и «царское искусство»?

Кухарка. А они равны? А ты можешь об этом рассказать? Конечно же, расскажи мне!

Государство. Вот, уважаемый и нынешними насмешниками, Платон в своём диалоге «Политик» говорит: «Большое домохозяйство или забота о малом городе – в чём здесь разница для управления? Ни в чём. Значит, для всего, что мы сейчас рассматриваем, по-видимому, есть единое знание: назовут ли его искусством царствовать, государственным искусством или искусством домоправления – нам нет ни какой разницы». Впрочем, вроде бы эти слова принадлежат не ему, а его учителю – Сократу. Вот ещё и другой ученик Сократа Ксенофонт в своих «Воспоминаниях о Сократе» пишет так: «...во главе чего бы человек ни стоял, если только он знает, что нужно, и может это добывать, он будет хорошим начальником – хором ли он будет управлять, или домом, или государством, или войском». Кстати, о войске! Грозный воитель, создавший государство «от моря и до моря», так же знал, что оба этих искусства – домохозяйство и царское – сходны: «Всяк, кто может достойно содержать свой дом и хозяйство, сможет верно распоряжаться и во вверенном ему уделе; всякий, кто может выстроить, как подобает к бою десять человек, прилично дать тому тысячу и тьму воинов, и он сможет выстроить их к бою так же хорошо». Таким образом, если в словах философов ещё можно посомневаться, то слова Чингисхана, создавшего сильнейшее государство, которое и после его смерти просуществовало не одно столетие, явно заслуживают внимания; вот у него-то можно поучиться управлению государством!

Кухарка. Но ведь и лучшему из правителей нужны помощники в деле управления государством. Каковы они, да и сам правитель?

Государство. Каковы они? Например, - «Всякий, кто может очистить свою душу от скверны, тот сможет очистить от воров и вверенный ему удел». Поэтому, когда в государстве имеются воры, грабители и насильники, мы можем сказать и каков Управитель этого государства. Верно?

Кухарка. Но быть может он не виноват в этом, быть может он ещё плохо знает, как управлять государством? Быть может у него плохие советчики?

Государство.

«Коль светлых мыслей голова полна,
Умелой пары рук она нужнее.
Коль есть на свете человек такой,
Что смыслит в государственных делах,
Так он, один-единственный, державе
Потребнее, чем тёмная толпа».
Человек, который не может подобрать себе умных, знающих, честных советчиков, уже сам по себе негоден на должность Управителя Государства.

Кухарка. Но если он сам хороший человек, разве этого не будет достаточно для Управителя?

Государство. Добрая ты душа Кухарка. Но вот только «хорошие люди потому и не соглашаются управлять – ни за деньги, ни ради почёта: они не хотят прозываться ни наёмниками, открыто получая вознаграждение за управление, ни ворами, тайно пользуясь его выгодами; в свою очередь и почёт их не привлекает – ведь они не честолюбивы». И обрати особое внимание на слова этого философа – «чтобы они согласились управлять, надо обязать их к этому и применять наказания», если они будут отказываться от этой, для толпы глупцов, вожделенной должности.

Кухарка. Но если народ при управлении, пусть и не совсем годного Управителя живёт лучше, то не искупает ли это его непригодность? Ведь нынешние Управители хвалят себя, приводят доказательства своей пригодности для этой должности.

Государство. Один мудрец с усмешкою сказал: «Странно было бы, мне кажется, если бы человек, ставши пастухом стада коров и уменьшая число и качество коров, не признавал себя плохим пастухом; но ещё страннее, что человек, ставши правителем государства и уменьшая число и качество граждан, не стыдится этого и не считает себя плохим правителем». Какой же преступник не оправдывает себя! И находит тьму оправданий в свою защиту. Но ещё страннее, что народ терпит и даже любит такого правителя.

Кухарка. Неужели всё так плохо... Я и не знала...

Государство. Увы! Но – «Пока в государствах не будут царствовать философы либо так называемые нынешние цари и владыки не станут благородно и основательно философствовать и это не сольётся воедино – государственная власть и философия, и пока не будут в обязательном порядке отстранены те люди – а их много, - которые ныне стремятся порознь либо к власти, либо к философии, до тех пор... государствам не избавиться от зол...» И сказано-то две с половиной тысячи лет назад, а воз, как говорится, и ныне там. А всё потому, что «философы не пользуются в государствах почётом»; хотя «гораздо более удивительно было бы, если бы их там почитали».

Кухарка. Значит управление государством это, в самом деле, более сложное занятие, чем домоуправление?

Государство. Вовсе нет! «Большую часть чиновников и правителей легко можно бы заменить первыми попавшимися». И даже скажу больше! «Известно утверждение Сен-Симона, что Франция понесла бы бесконечно меньший ущерб от внезапной смерти тысячи её высших чиновников или королевской семьи, чем от смерти тысячи её лучших рабочих»! Разве ты не видишь, что История повторяется и в твоей стране и все ошибки, которые совершали древние и более близкие правители, повторяются и на твоей родине? И это всё из-за глупой, безапелляционной уверенности, что царское искусство сложнее и труднее твоего искусства – Искусства Домохозяйства. А ведь – дом вести, не рукавом трясти.

Кухарка. Но что же делать!

Государство. Стать Гражданином.

Кухарка. Но мы ведь уже и так все есть граждане своего государства!

Государство. Нет. Тут ты ошибаешься. Вот бывали такие случаи. Например, в Италии – «В одном южно-итальянском городке (Ла-Кава) жалуются: еще до 1500 г. богатство города вошло в поговорку, пока там жили только каменщики и суконщики; теперь же, когда вместо принадлежностей каменщиков и ткацких станков видишь только шпоры, стремена и золочёные пояса, когда каждый стремится стать доктором прав или медицины, нотариусом, офицером или рыцарем, пришла горькая нищета». Тебе это ничто не напоминает?

Кухарка. Увы! Теперь и я «вспомнила», что творится у нас... Но разве мы не свободные люди? Почему у нас такое творится?

Государство. «Свободные»? Да ещё в семнадцатом веке русский царь Алексей Михайлович издал Соборное уложение, в котором запрещал «русским людем у иноземцев некрещенных, по крепостям и доброволно в холопстве не быть... а будет которые русские люди учнут у некрещеных иноземцев во дворех служити по крепостям, или доброволно, и тех сыскивая, чинити им жестокое наказанье, чтоб им и иным таким не повадно было так делати»...

Кухарка. Но сейчас-то...

Государство. ...а вот сравнительно недавно, даже на твоей памяти: «В цивилизованной Германии малокультурный и малоцивилизованный Гитлер пришёл к власти, сказав: Германия – для немцев! И – пожалуйста – от цивилизованной, интеллигентной, философской Германии пух только полетел, одни рожки ножки остались! И у нас выкинут этот лозунг: Россия – для русских!». И что будет с твоею страною...

Кухарка. А ведь ты, Государство, не право! Я – гражданка своей страны!

Государство. Не смейся надо мною, дорогая! Только «о том, кто имеет участие в законосовещательной или судебной власти, мы можем утверждать, что он и является гражданином данного государства. Государством же мы и называем совокупность таких граждан, достаточную, вообще говоря, для самодовлеющего существования». Только тот, кто может принимать ежедневное участие в управлении своим государством может считаться Гражданином! «А не принимающие участия в управлении государством могут ли дружественно относиться к государственному строю!» Разве ты не видишь сколько таких, неизвестно как разбогатевших, твоих «сограждан» или живут, или держат свои «богатства» не в «своём» государстве?

Кухарка. Но ведь государство-то наше существует не одно уж столетие! И ничего.

Государство. И ничего хорошего.

Кухарка. Но как же без богатых людей?

Государство. Но разве все граждане не равны между собою?

Кухарка. Зато ценится добродетель!

Государство. Не говори глупости: «Раз в государстве почитают богатство и богачей, значит, там меньше ценятся добродетель и её обладатели». И – «Подобного рода государство неизбежно не будет единым, а в нём как бы будут два государства: одно – бедняков, другое – богачей».

Кухарка. Зато у нас хорошее воспитание подрастающего поколения.

Государство. У вас богатое государство? У вас имеются олигархи, т. е. – богатые люди?

Кухарка. А где ж это их нет; и где ж это их не бывало?!

Государство. Значит имеются. А ты, уважаемая Кухарка, замечала, что «в олигархических государствах не обращают внимания на распущенность, даже допускают её, так что и людям вполне благородным иной раз не избежать там бедности». Разве ты не замечаешь, каковы становятся отцы и дети? В таких государствах, особенно в которых любят на каждом углу болтать о «свободе» - «отец привыкает уподобляться ребёнку и страшиться своих сыновей, а сын – вести себя наподобие отца; там не станут почитать и бояться родителей (всё под предлогом свободы!), переселенец уравняется с коренным гражданином, а гражданин – с переселенцем... А, кроме того, разные другие мелочи: при таком порядке вещей учитель боится школьников и заискивает перед ними, а школьники ни во что не ставят своих учителей и наставников. Вообще молодые люди начинают подражать взрослым и состязаться с ними в рассуждениях и в делах, а старшие, приспособляясь к молодым и подражая им, то и дело острят и балагурят, чтобы не казаться неприятными и властными». Нет, дорогая Кухарка, всё это уже не раз случалось на моей памяти – «это не государства, а попросту сожительства граждан, где одна их часть владычествует, а другая рабски повинуется». И, не скрою, «я вижу близкую гибель того государства, где закон не имеет силы и находится под чьей-либо властью».

Кухарка. Не пугай меня, пожалуйста! Да! Чуть не забыла! А ведь у нас кроме Управителя есть ещё и Депутаты, которые дают нам законы. Они очень много издают хороших законов.

Государство. Чем же хороши твои Законодатели? Они издают хорошие законы и никогда не меняют их?

Кухарка. Вообще-то они частенько вносят в законы различные поправки. Но ведь они стараются!

Государство. Стараются! Не смеши меня – «такие законодатели всего забавнее: они... всё время вносят поправки в свои законы, думая положить предел злоупотреблениям в делах, но... не отдают себе отчёта, что на самом-то деле уподобляются людям, рассекающим гидру». Они думают, что именно они и их законы приносят благоденствие государство! Только «ремесленники своим общим трудом» доставляют государству во возможность жить в довольстве, достатке и в безопасном государстве. «Депутаты»! «Хоть и много в царском доме мышей, но нет в них нужды»...

Кухарка. Однако живём же мы в государстве; хоть ты и считаешь, что оно плохо.

Государство. «Живёте» ли или просто «выживаете»? Разве ты не знаешь, что «уверенности нет у человека, живущего в стране, где администрация дурна и суд бессилен или несправедлив. Бережливым можешь быть только при уверенности, что бережёшь для себя и своей семьи, а не для какого-нибудь хищника. Если этой уверенности нет, человек спешит поскорее растратить – хотя бы на водку – те скудные деньги, которые успеет приобрести». И не к этому ли стремится, обожаемое тобою государство, славная, глупенькая Кухарка...

Кухарка. Я не глупенькая! У нас самое лучшее государство в мире! Нашего правителя все хвалят!

Государство. Как сказал поэт:

О Клим! Дела твои велики!
Но кто хвалил тебя? Родня и два заики.


Оцените статью