Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

О труде, о стоимости труда

Мировой кризис

28.12.2013 17:09  

jolkhan

114

В поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься. Бытие 3:19.
§ 1. Трудности с трудом
...труд не отличается... ни от какой другой органической деятельности. Н. Г. Чернышевский
И всё же Маркс излишне фетишизировал «труд».
Следующие слова могут стать неожиданным открытием для читателей, не интересующихся этимологией русского языка.
Итак! Дело в том, что исконное значение русского слова «труд» это – «болезнь»; «страдание», «тяготы». Подобное значение можно заметить, например, в слове «трудность». И одно это уже должно было насторожить всех, кто взял за основу возвеличивание труда. В марксизме много хорошего, полезного и необходимого. Но этот безосновательный упор на «труд» портит всё учение.
Человек создан не для «труда», а, в лучшем случае, для творчества. Творчество – вот поле деятельности человека; или, если хотите, - творческий труд. Ни Маркс, ни его последователи не смогли или не захотели увидеть, что «труд» можно разделить не только на производительный и непроизводительный, а необходимо провести другое разделение «труда».
Маркс всё время говорит о разделении труда. Однако то, что он понимает под этим разделением на самом деле больше всего похоже лишь на разделение производственного процесса на отдельные трудовые операции.
Истинное же разделение труда – это разделение труда на: труд вульгарис и труд экономикос.
Теперь обратимся к просвещённым экономистам – чем это нас порадуют бытописатели привычных экономических кризисов.
«Труд – это ёмкий термин, который экономист употребляет для обозначения всех физических и умственных способностей людей, применимых в производстве товаров и услуг (за исключением особого вида человеческих талантов, а именно предпринимательской способности...). Таким образом, работы, выполняемые лесорубом, продавцом, машинистом, учителем, профессиональным футболистом, физиком-ядерщиком, - все они охватываются общим понятием "труд"».
Но ведь такие «способности» могут быть использованы, а могут быть, и не использованы. «Физические и умственные способности людей» никогда не были и никогда не будут – «трудом», что и пытаются доказать авторы такого, с позволения сказать «определения».
Кроме того, «физические и умственные способности» это ни в коей мере не «труд», и даже не «способность к труду». «Труд» лишь использует «физические и умственные способности людей». Использует!
Хотя, справедливости ради, заметим, что советское определение труда хоть и более расширено, но от этого, конечно, не является более точным.
«ТРУД – процесс сознательной целесообразной деятельности людей, с помощью которой они видоизменяют предметы природы и приспосабливают их для удовлетворения своих потребностей. Труд – первое и основное условие человеческого существования».
Другими словами, советские идеологи и экономисты вообще не изучали работ своего отца-основателя. Иначе я не понимаю, как это можно не увидеть в трудах К. Маркса явного терминологического, идеологического, философского разделения понятия «труд». Тогда и не пришлось бы вводить такое количество не нужных подкатегорий труда, как – абстрактный труд, конкретный труд, прибавочный, живой и прочая, и прочая...
Вот, например...
«ПРОШЛЫЙ ТРУД – труд, овеществлённый в материальных благах – средствах производства и предметах потребления. В отличие от живого труда прошлый труд не создаёт новой стоимости, а выступает лишь условием её создания».
Но может ли прошлый труд быть «условием» создания какой-либо стоимости? Прошлый труд «не создает новой стоимости», значит, он создал «прошлую стоимость»? Но стоимость не может быть ни «прошлой», ни «будущей», ни «сегодняшней, текущей». Был ли прошлый труд лишь инструментом или основой, базой для новой стоимости или он был и остаётся главным «условием» труда, живой, сиюминутной, конкретной субстанцией?
Другими словами, все эти атрибуты труда (живой, конкретный, абстрактный и т. д.) пока не нужны, не требуют своего рассмотрения, прежде нужно выяснить, что есть сам Труд. Попутно напомним, что только труд, являющийся наёмным (это и есть подлинное – условие) создаёт какую бы то ни было стоимость (прибавочную, меновую, потребительскую – называйте, как хотите). А труд вульгарис создаёт «блага», сразу и непосредственно.
«РАБОЧАЯ СИЛА – способность человека к труду, совокупность физических и духовных сил, которыми располагает человек и которые используются им в процессе производства материальных благ. Рабочая сила является главным условием производства в любом обществе».
Вот тут можно согласиться с марксовым разделением на труд (деятельность) и на рабочую силу; т. е. на материальное и идеальное. Хотя одно лишь наличие «физических и духовных сил» нельзя назвать какой-либо «силой»; в том смысле, что «сила» есть её проявление, переход из потенциального состояния в бытийное действование. Другими словами, сама лишь «способность» не способна ничего создать, «способность» должна быть применена, использована, но тогда это уже нельзя называть «способностью»...
И всё же попробуем понять, что современные экономисты знают о «труде».
Если говорить, например, о стимулах к труду, то исследования свидетельствуют, что в результате понижения налоговых ставок одни люди работают больше, а другие – меньше13.
Понимаю, понимаю. Такие исследования тоже важны, но стоило ли и научный огород городить! Достаточно было бы вспомнить, что кричал древнеримский плебс – Хлеба и Цирка! А про работу-то никто и не кричал. Кроме того, открою вам страшную тайну – некоторых даже большое повышение зарплаты не прельщает на повышение интенсивности труда, а некоторые настолько не хотят трудиться, что их не пугает даже угроза уголовного преследования. Римский плебс (чья культура и мировоззрение лежат в основе современной европейской культуры), кстати, сам-то не хотел заниматься даже творчеством, а хотел лишь лицезреть.

«Труд производственный ...труд, который непосредственно связан с производством продукции или оказанием услуг».
Какая глубокая мысль! Могу предложить ещё такую же глубокую мысль: Дождь – это явление дождя, связанное с выпадением дождя в виде дождевой воды с неба. То есть вот что представляет из себя современная экономическая теория.
А сейчас вернёмся к Марксу. Что Основатель понимает под словом «труд»?
«Как целесообразная деятельность, направленная на освоение элементов природы в той или иной форме, труд составляет естественное условие человеческого существования, условие обмена веществ между человеком и природой, независимое от каких бы то ни было социальных форм. Напротив, труд, создающий меновую стоимость, есть специфически общественная форма труда».

«Чтобы измерять меновые стоимости товаров заключающимся в них рабочим временем, нужно свести различные виды труда к лишённому различий, однородному, простому труду, - короче, к труду, который качественно одинаков и различается, поэтому лишь количественно».

Рассматривать труд с количественной или качественной стороны, означает упускать из виду, так сказать, философскую, сущностную природу «труда», а только с этой – абстрактной – точки зрения и следует рассматривать «труд», иначе мы останемся в плену «человеческой» стороны «труда», а это путь в никуда...
И имеет ли смысл разделять труд на физиологическую и целесообразную составляющие? Инстинкт пчелы то же «целесообразен»... Но есть ли это труд в каком бы то ни было смысле?
«Всякий труд есть, с одной стороны, расходование человеческой рабочей силы в физиологическом смысле, - и в этом своём качестве одинакового, или абстрактно человеческого, труд образует стоимость товаров. Всякий труд есть, с другой стороны, расходование человеческой рабочей силы в особой целесообразной форме, и в этом своём качестве конкретного полезного труда он создаёт потребительные стоимости».
Во-первых, всякий труд признаётся «целесообразным» только тогда, когда результаты этого труда будут куплены конечным потребителем, во-вторых, как мы помним, труд не образует стоимости товаров.
«Но того факта, что в форме товарных стоимостей все виды труда выражаются как одинаковый и, следовательно, равнозначный человеческий труд, - этого факта Аристотель не мог вычитать из самой формы стоимости, так как греческое общество покоилось на рабском труде и потому имело своим естественным базисом неравенство людей и их рабочих сил. Равенство и равнозначность всех видов труда, поскольку они являются человеческим трудом вообще, - эта тайна выражения стоимости может быть расшифрована лишь тогда, когда идея человеческого равенства уже приобрела прочность народного предрассудка. А это возможно лишь в таком обществе, где товарная форма есть всеобщая форма продукта труда, и, стало быть, отношение людей друг к другу как товаровладельцев является господствующим общественным отношением».

И опять неразбериха! И опять не были с достаточной полнотой представлены экономические категории. То рабочая сила трактуется как простая механоподобная составляющая, то она превращается в целесообразную деятельность. Однако не зря же говорят, что труд отупляет и оглупляет. Можно возразить, что тут имеется в виду монотонность, однообразность труда. На это следует ответить, что отупляет всякий труд, просто монотонный труд делает это за несколько часов или дней, а разнообразный труд делает то же самое за несколько лет. Вот и вся разница.
Вот у Маркса правильное определение труда! Есть ведь предпосылки к пониманию и различению двух категорий этой целесообразной деятельности! То есть Маркс вполне мог сделать небольшой шаг и разделить целесообразную деятельность на два вида: Труд (экономический) – это рабочая сила, вступившая в общественно обусловленное взаимодействие со средствами труда (создающая «товар», как общественное признание труда), и Труд (vulgaris) – целесообразная деятельность, направленная на изменение формы веществ природы, каких-либо объектов или предметов, служащая средством и целью сохранения жизни индивидуума. Поэтому такой труд (труд обыкновенный), взятый сам по себе, т. е. вне экономической среды, не может быть источником богатства (капитала). Труд же экономический (oiconomicos) есть целенаправленная общественно (?) полезная деятельность, определяемая общественными экономическими (сиречь – товарными) условиями, основанными (в безусловном порядке, в абсолютной степени) на той или иной форме принуждения к этой экономической деятельности.
Общественно необходимый труд, как его можно обозначить сегодня, - есть определение, характеризующее производительность косного механизма, или человека, когда его определяют как instrumentum vocale (орудие, одарённое речью); в отличие от животного, которое есть instrumentum semivocale (орудие, одарённое голосом); однако всё более и более человек приближается к тому, чтобы превратиться в instrumentum mutum, или – немое орудие (что видно на фордовском конвейере). Но тогда его дешевле заменить роботом.
«Следовательно, труд как созидатель потребительных стоимостей, как полезный труд, есть не зависимое от всяких общественных форм условие существования людей, вечная естественная необходимость: без него не был бы возможен обмен веществ между человеком и природой, т. е. не была бы возможна сама человеческая жизнь».
Следует признать, что труд вульгарис, т. е. труд, создающий потребительные ценности для себя, отличается от труда экономикос, т. е. труда, создающего ценности для других.

§ 4. Труд и стоимость
Труд есть субстанция и имманентная мера стоимостей, но сам он не имеет стоимости. К. Маркс.
«Во-первых: стоимость, или цена, рабочей силы приобретает видимость цены, или стоимости, самого труда, хотя, строго говоря, стоимость и цена труда представляют собой бессмысленные термины.
Во-вторых: хотя оплачивается только часть дневного труда рабочего, а другая часть остаётся неоплаченной, и хотя именно этот неоплаченный, или прибавочный, труд образует тот фонд, из которого образуется прибавочная стоимость, или прибыль, однако кажется, будто весь труд является оплаченным трудом».

Не странно ли – человек, которого обвиняют в том, что он «создал» свою теорию в «угоду рабочему сословию», отказывает этому классу в ценности его труда, считая, что «стоимость и цена труда представляют собой бессмысленные термины»? И непонятно, почему К. Маркс отказался от термина «неоплаченный труд»?
И всё-таки есть у Маркса более точное определение «стоимости труда». Ведь он знает и, во-первых, и, во-вторых. Отправимся на поиски этой «имманентной меры».
«Мы исходили из предположения, что рабочая сила покупается и продаётся по своей стоимости. Стоимость её, как и стоимость всякого другого товара, определяется рабочим временем, необходимым для её производства».
Маркс, почему-то, всё время скатывается на рабочее время. Но определять стоимость рабочей силы количеством затраченного рабочего времени, может быть и практично, но никак не логично, тем более, никак не идеологично.
И «время» это только фактор длительности распоряжения, владения чужой рабочей силой, чужой способностью к труду, но не сам труд.

Но всё-таки очень хочется понять, что же является стоимостью рабочей силы? Какое время? Время зачатия, время вынашивания, время рождения или последующего выращивания? Или только физиологическая норма, обусловливающая ежедневное восстановительное пропитание? Кстати, надеюсь, мы всё время помним, что стоимость есть соотношение, а не время...

Понятно, что всякий труд, оплаченный постфактум, является беспроцентным, бессрочным, и как быстро выяснилось в отечественной действительности, необязательным к возврату кредитом, который рабочие выдают своему талантливому бизнесмену.

«Всякое рабочее время совершенно равноценно: рабочее время тачечника, как и рабочее время архитектора. Таким образом, рабочее время, а, следовательно, и самый труд имеют стоимость. Но ведь труд есть созидатель всех стоимостей. Только он один придаёт предметам, находимым нами в природе, стоимость в экономическом смысле. Сама стоимость есть не что иное, как выражение овеществлённого в каком-либо предмете общественно необходимого человеческого труда. Следовательно, труд не может иметь никакой стоимости. Говорить о стоимости труда и пытаться определить её – это всё равно, что говорить о стоимости самой стоимости или пытаться определить вес не какого-нибудь тяжёлого тела, а самой тяжести».
И как говорится – снова здорово! То труд имеет стоимость, то не имеет, а ещё тут появилась, наконец-то, «стоимость в экономическом смысле», в каком смысле надо было значительно раньше начинать рассматривать все экономические категории. Ах, если бы Карл Маркс не путал экономику с домохозяйством. Но что дальше?
А оказывается, что...
«...решающее значение имела специфическая потребительная стоимость этого товара, его свойство быть источником стоимости, притом большей стоимости, чем имеет он сам».
То есть – неоплаченной стоимости, неоплаченного труда.

Раз уж мы согласились, что труд (как товар) это единственная реально существующая стоимость, то и логика понимания должна быть несколько иной.
«В стоимости этих жизненных средств дана стоимость его рабочей силы, в стоимости его рабочей силы дана величина его необходимого рабочего времени. Но величина прибавочного труда получается путём вычитания необходимого рабочего времени из всего рабочего дня».
Но, может быть, стоимость труда равна всей произведённой этим трудом стоимости (стоимость труда, но не рабочей силы)? Это вытекает хотя бы из того, что капиталисты отнимают (вычитают) «необходимый труд» из «полного труда» (то есть труда рабочего за отчётный период), с целью получить так называемые «прибавочный труд» и «прибавочную стоимость», которые, справедливости ради, следует называть – «неоплаченный труд» и «неоплаченная стоимость». А то, что труд рабочего оплачивается исходя из стоимости жизненных средств или, как сейчас говорят, исходя из минимального прожиточного уровня, это всё определяется лишь в силу общественного договора, который в свою очередь, определяется лишь силой борьбы, давления рабочего класса на своих благодетелей, своих эксплуататоров.
«Заработная плата определяется враждебной борьбой между капиталистом и рабочим».
Но нечто противоположное, нечто удивительное сообщает специалист, получивший советское образование!
«Заработная плата, или ставка оплаты труда, представляет собой сложившуюся [то есть эта цена определяется не экономическими законами, а... чем? Кто «сложил» эту цену, на чём она основана, какой силой она удерживается на этом уровне? – В. Д.] на рынке цену рабочей силы, выплачиваемую работодателем за использование труда наёмного работника. ...Оплата труда представляет собой вознаграждение, доход или заработную плату, получаемые работниками за предоставление своей рабочей силы».
Если заработная плата это вознаграждение, то её могут выдать, а могут и не выдать, так как вознаграждение дело добровольное, для выдающего его. И следует ли понимать так, что «зарплата» это «вознаграждение», а не то, что бесспорно принадлежит рабочему. Ведь «награда» (вознаграждение) это то, что не имеет обязательного характера, награду выдают за то, что человеком совершено сверх его обязательств.

Все «зарплаты» в мире суть – жалование. Что барин пожалует, то рабочий и получит.

Любая форма заработной платы рабочего выгодна только капиталисту; лишь бы она давала прибыль.
«...на заработную плату обменивается непосредственно не труд, а рабочая сила...»
Интересно, вахтёру платят за «рабочее время» или за «рабочую силу»? Токарю платят за «рабочее время», «рабочую силу» или за «количество произведённой продукции»?
«Правда, рабочий получает деньги, но лишь в их определении монеты; т. е. лишь как само собой снимающее и мимолётное опосредствование. То, что он получает в обмен, есть, таким образом, не меновая стоимость, не богатство, а жизненные средства, предметы для поддержания его жизнедеятельности, для удовлетворения его потребностей вообще, физических, социальных и т.д.»

Другими словами рабочий получает за свой труд даже не деньги (ведь деньги, в нынешних экономических условиях, только золото), а некие «банковские билеты», «банковские обязательства» (БОСО; откуда возможно и следует вести происхождение слова «босота»). Хотя назвать эти «денежные знаки» «обязательствами» это... как-то уж слишком смело... А цену этих банковских фантиков просто без затей, легко и с неумолимостью природной стихии, показывает даже лёгкий финансовый кризис (мы уж молчим о дефолте).
Кстати, а чем является рабочая сила для нанимателя?
«Труд – такой же товар, как и всякий другой, и цена его определяется теми же законами, как и цена всякого другого товара».
Однако это не так! И даже очень не так.

«...чем проще какая-нибудь работа, чем легче ей научиться, чем меньше издержек производства требуется для её усвоения, тем ниже падает заработная плата, потому что заработная плата, подобно цене всякого товара, определяется издержками производства».
Как должно ласкать слух теоретика-эконома это словосочетание – «издержки производства»! Но мы вроде бы выяснили, что «цена» это результат «добровольного договора» между продавцом и покупателем, а здесь вдруг оказывается, что всё дело в издержках!

«Что вы считаете правильным и справедливым, это к вопросу не относится. Вопрос заключается в том, что является необходимым и неизбежным при данной системе производства. После всего сказанного ясно, что стоимость рабочей силы определяется стоимостью жизненных средств, необходимых для того, чтобы произвести, развить, сохранить и увековечить рабочую силу».
Данное определение ясно показывает, что для капиталистов человек это всего лишь «машина», «инструмент», к тому же «машина», которую не нужно содержать. Кроме того, в данной цитате подразумевается, что о таком определении зарплаты рабочих думает или, по крайней мере, так должен думать капиталист; ведь ему абсолютно всё равно жив рабочий или мёртв; на смену одному голодному работяге, почему-то всегда находится другой голодный; и это всё без всякого участия, без всякой заботы, без всякого беспокойства со стороны обладателя «особого» предпринимательского таланта.

И я считаю, что стоимость рабочей силы не определяется стоимостью жизненных средств, а лишь оправдывается. Оправдывается, естественно, капиталистами, и ими же настолько это всё вбито в головы трудящихся, что избавиться от такого заблуждения не помогают даже революции.

Бывает – проснёшься, как птица,
крылатой пружиной на взводе,
и хочется жить и трудиться;
но к завтраку это проходит.
И. Губерман


Оцените статью