Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

К пятилетней годовщине «дела Стросс-Кана» и президентские выборы в США

Мировой кризис

15.05.2016 08:40

foma_never

130

 

14 мая 2011 года глава МВФ Доминик Стросс-Кан был арестован в аэропорту имени Джона Кеннеди, а 16 мая ему было предъявлено обвинение в принуждении к действиям сексуального характера и попытке изнасилования горничной отеля, которая убирала его номер.

Но сначала немного предыстории

К концу 19 века американская экономика стала замедляться. Отсутствие экономического роста – главная угроза существованию банков: нет роста – нет и инвестиций, а нет инвестиций – не нужны и кредиты. Но банки без кредитов – это уже не банки, а расчетно-кассовые центры, политическое влияние которых равно нулю (как влияние председателя Сбербанка СССР на членов Политбюро).

Как известно, до эпохи великих географических открытий банков не было (или почти не было). Были ростовщики. Потому что объем инвестиций, например, в замкнутой экономике Средиземноморского бассейна, был не велик. Предложение и спрос были настолько сбалансированы веками и географически ограничены одними и теми же местами производства, рынками сбыта и торговыми путями, что оборотных денег без займов хватало на ведение и развитие средневекового бизнеса из поколения в поколение целым династиям. Заемные деньги и ростовщики были нужны скорее как страховка: утонул корабль – нужно покупать или строить новый, наводнение уничтожило посевы – нужно покупать семена у другой общины... и т.д.

Доля финансовых услуг в Средние века была несоизмеримо мала по отношению к общему товарно-денежному обороту.

Но колонизация новых земель и их освоение увеличили долю прибыли торговцев, а вместо ремесленного производства стали появляться мануфактуры. Увеличился объем выданных ссуд у ростовщиков, многие из которых уже не могли осуществлять свою деятельность в обычном частном порядке. Банки – это те же ростовщики, только уже как ЮРИДИЧЕСКИЕ лица, имеющее некие гарантии («крышу») от ГОСУДАРСТВА.

Параллельно с Великими географическими открытиями по всей Европе прокатилась не менее великая волна «буржуазных» революций (на самом деле за всеми европейскими революциями стояли не буржуи, а банкиры, так же как и за Гитлером стояли не Круппы, Боши и Сименсы, а американские и английские банки). Так банкиры средневековой Европы шагнули в Новое время и избавились от «авторитарного» и «недемократического» правления. При этом основная часть аристократов уцелела, потому что приняла новые правила игры. А правила эти были таковы, и сейчас они неизменны:

- власть денег первична, а государственная власть находится в подчинении у денежных мешков; обратный принцип объявлялся нецивилизованным, не европейским - «азиатским».

Но сила банков Западной Европы и США не столько в количестве и доли у них всех денег мира, а в том, что на эти деньги был колоссальный СПРОС. Как только спрос на кредиты падает, власть денежных мешков уменьшается («Завсклад идет - мы его не замечаем. Директор магазина - мы на него пилюем!»

).

Замедление экономики в странах «азиатского» типа, к которым западная «цивилизация» относит и Россию, не так опасно для элиты, потому что «азиатская» элита вся сидит на высших государственных должностях, а банкиры у них находятся в подчинении через государственные центробанки. В западной экономике центробанки практически отделены от государства (в России ЦБ тоже формально отделен от государства, но сделано это в качестве меры безопасности: ЦБ РФ по конституции не отвечает за действия государственных органов РФ, а государство не отвечает за действия ЦБ).

Так вот, власть западной элиты основана на сильной банковской системе. А сила банков – в кредите. А нет роста в экономике – и нет кредита. Можно, конечно, в условиях падения темпов роста навязать предприятиям кредиты для наращивания производства, и населению тоже выдать кредиты для увеличения спроса. Но потом все равно наступает довольно длительный период, когда кредиты нужно отдавать и предприятиям и населению, отчего потребление и соответственно производство замедляются еще больше (что собственно сейчас и происходит).

Европейский капитализм в 19-м и первой половине 20-го века решал проблему падения эффективности капитала за счет колоний. Но у США колоний не было. Экономический эффект от освоения Дикого Запада, аннексированных у Мексики территорий и строительства железных дорог к концу 19 века подошел к концу. Что делать? Если банки перестанут давать кредиты в прежнем объеме, то потребность в банковских услугах снизится. Это грозит банкротством всей западной системы управления через КРЕДИТ. И возврат к «азиатскому» «авторитарному» (глава государства – лидер нации) способу управления (как, не дай бог, в путинской России) со всеми вытекающими отсюда последствиями для старой банковской элиты, с выносом из музеев старого проверенного изделия доктора Гильотена (историческим деятелям иногда нравится повторное использование знаковых исторических брендов, например, таких как Компьенский вагон или дом Ипатьева).

В 1906 году Банк Англии повысил процентную ставку с 3,5 до 6 процентов. Это спровоцировало отток денег с американских рынков и привело в 1907 году к краху Нью-Йоркской биржи, нехватке ликвидности у крупнейших банков и рецессии в экономике страны. Затем кризис перекидывается на Европу, где больше всего последствия ощущаются в Англии, Франции, Италии. В это время в США еще не было центрального банка. Да, да – ФРС была основана только в 1913 году, но идея ее создания появилась сразу после кризиса 1907 года. Тогда доллар был всего лишь региональной валютой по отношению к фунту стерлингов, как примерно сейчас юань к доллару, хотя экономики США и Великобритании с колониями в начале 20 века были примерно равными.

По итогам «тридцатилетней войны», как ее называют некоторые историки и политологи, 1914-1945 годов, США получили статус сверхдержавы, контролирующей больше половины мировой торговли. Чего хотели – того и получили. Вот с этого момента начинается не только рассвет, но и закат новой империи, потому что

Америка допустила глобальный стратегический просчет.

В 1944 году в Бреттон-Вудсе закладывались основы нового мирового порядка, в основе которого лежала новая мировая финансовая система. Английская делегация во главе с Джоном Кейнсом предложила для проведения расчетов между странами создать международную клиринговую палату с наднациональной денежной единицей под названием «банкор». Но жадность американских банкиров не знала предела. Они предложили в качестве международной валюты свою национальную валюту – доллар США.

Можно предположить, что глава английской делегации Джон Кейнс, выдающийся экономист 20-го века («Кейнсианство» - это его него), рассказал своему американскому коллеге Гарри Уайту, что доллар в качестве международной валюты, это только в начале хорошо. Первые 10, максимум 20 лет, ФРС США получит астрономические доходы, продавая резанную бумагу по цене золота. Но потом неизбежно наступит обратка, и зеленые фантики вернутся обратно домой - в США, чтобы опустошить золотой запас страны. Так и получилось: до 1972 г., когда доллар был вынужденно отвязан от золота, из США было вывезено более 60 % золотого запаса в обмен на бумажные доллары (кроме де Голля и Франции там были и другие участники этого обмена).

Но и отмена золотого обеспечения не была решением главной проблемы доллара, которая заключалась в его двойственности как национальной валюты для расчетов внутри США, так и в качестве наднациональной валюты для расчетов по всему миру. Дело в том, что оборот современных национальных валют – это оборот в основном безналичных и бумажных денег. Если с помощью налогов и прочих фискальных мер не изымать из оборота примерно около трети (для разных стран может быть больше или меньше) денег со счетов фирм и кошельков граждан, то инфляция составит ровно ту сумму, которую государство и муниципалитеты (консолидированный бюджет) тратят на свои нужды – те же 30 плюс-минус процентов.

Так вот, доллары внутри США обложены весьма обширными налогами. А оборот долларов за пределами США налогообложению в пользу США не подлежит. Если, например, московская фирма получила выручку по иностранному контракту в долларах, то она заплатит налоги в свою территориальную ИФНС в рублях и только в рублях. А доллары останутся у нее на валютном счете, пока она не решит, что с ними дальше делать. И нет никаких способов у ФРС изъять эти доллары со счетов нерезидентов, кроме как по суду или как у Хусейна с Каддафи.

Но нельзя сказать, что Америка не предпринимала никаких шагов для изъятия своих же долларов по всему миру, чтобы они, не дай бог, не приплыли обратно, как 1965 году от де Голля, только уже не за золотыми слитками, а на внутренний рынок США, обрушив в инфляционном потоке и национальную валюту - доллар США, и наднациональную валюту - тот же самый доллар США.

Чтобы связать и вывести из оборота хотя бы часть иностранных долларов, американские финансовые регуляторы придумали «currency board» – в переводе с английского биржевого разговорного – «валютная панель управления». Суть данного «валютного управления»: центробанки всех стран (кроме США) должны осуществлять эмиссию своих национальных валют строго под обеспечение валютного резерва (в основном долларов США). А если какой-либо ЦБ попытается выпустить «необеспеченный» долларами объем денежной массы, то против этой страны и ее руководства запускается весь репрессивный механизм всего «мирового сообщества». Таким образом, значительная часть долларов США остается на счетах американских банков как валютные резервы стран мира и никак не влияет на инфляцию.

Но если мировая экономика не растет, то и резервы тоже не растут, а скорее уменьшаются, чтобы покрывать дефициты государственных бюджетов и прочих национальных расходов. А «лишние» доллары за пределами США нужно связывать. Но поскольку экономика не растет, и новых товаров для лишних долларов нет, то такие «товары» нужно придумать. Например, постоянно растущий фондовый рынок США. Каким то чудесным образом акции американских корпораций росли последние несколько лет примерно на 18% в год. Экономика не растет – а акции стабильно растут! По крайней мере, до середины 2015 года этот рост был стабилен.

После кризиса 2008 года появилась идея спасения рядового Доллара не за счет США, а за счет всего мира. Идея заключалась в том, что на основе МВФ создается так называемый центробанк центробанков и новая международная валюта, в которую будут переведены резервы всех ЦБ, предварительно выведенные из долларов США, в том числе и из трежерис. И ведущие страны мира были готовы пойти на это. Доллар бы снова стал только национальной валютой, экономика США, освободившись от груза внешних долгов и расходов на свою гегемонию, получила бы мощный импульс развития. Но те, кто тогда стоял за госсекретарем Х. Клинтон, решили пойти другим путем, и спасать доллар традиционным для 20-го века способом – войнами и «управляемым» хаосом. А после «дела Стросс-Кана» с горничной о центробанке центробанков уже никто не вспоминал.

Казалось бы, весь мир готов помочь США спасти свою экономику. Почему же Америка отказалась? Почему она вновь и вновь пытается проводить политику «сдерживания» через «управляемый» хаос с помощью цветных революций и террористов по всему миру? Все просто: ответ в начале этой статьи. Возврат к политике изоляционизма невозможен без смены элит. Около половины, если не больше, богатейших американских семей, имеют свой основной доход с расходов гегемона на свою исключительность: военные базы по всему миру, НАТО, операции в Афганистане, Ираке и Ливии, ЧВК, ВПК, «мировое сообщество», СМИ, НКО, несистемные оппозиции, пятые колонны, цветные революции и т.д. и т.п. Это очень большие деньги, для управления которыми были созданы крупнейшие в мире инвестиционные фонды, такие как Vanguard Groupр и BlackRock, капитализация которых сопоставима с ВВП ведущих стран мира.

Да, доходы от американской исключительности уже давно не перекрывают расходов на нее. И тут ситуация примерно такая же, как на Украине: если при Януковиче воровали с прибыли, то при Порошенко воруют даже с убытков.

Есть и еще один момент, который очень хорошо понимают американские глобалисты: возврат к изоляционизму - это еще и возврат к крепкой патерналистской государственной власти с одновременным понижением влияния денежных мешков («равноудаление олигархов»). Вот чего так боятся противники политики изоляционизма.

И в заключение несколько слов о президентских выборах в США. После катастрофических провалов команды глобалистов, которую сегодня представляет Х.Клинтон, - провалов в России в 2011-12 годах (Болотная), на Украине (Крым и Донбасс) и на Ближнем Востоке (Сирия), - старая ведьма («страшная, как моя жизнь» – Джон МакКейн) в Белый дом уже не попадает. Вся ее политика на посту президента заранее просчитана и обыграна. Кроме как наломать еще больше дров она ничего не предлагает. А другой команды, кроме команды разрушителей, у нее нет. Дональд Трамп более компромиссная фигура, чем Клинтонша. Потому что за Трампом нет никакой команды, он не политик, и команду для него соберут самые влиятельные кланы Америки. Трамп хоть и не политик, но как крупный бизнесмен, хорошо понимает американскую политическую кухню и чувствует, куда дует ветер перемен. А ветер перемен дует уже так сильно, что нужно срочно что то делать: либо дальше продавливать Россию, либо договариваться с ней. Третьего варианта здесь не дано. После неудачных попыток давления на Россию остается вариант «договариваться». Как раз по этому поводу Трамп уже и успел высказаться:

«Мы хотим жить в мире и дружбе с Россией и Китаем. У нас серьезные разногласия с этими двумя странами. Мы должны трезво их оценивать, но нам необязательно быть противниками. Мы должны стремиться к взаимопониманию на основе общих интересов.

Россия, например, тоже столкнулась с ужасом исламистского терроризма. Я считаю, что снижение напряженности и налаживание отношений с Россией – исключительно с позиции силы – возможно, определенно возможно. Здравый смысл подсказывает, этому порочному кругу, этому ужасному порочному кругу враждебности должен прийти конец и, желательно, скоро, что пойдет на пользу обеим странам.

Некоторые говорят, что русские не будут вести себя разумно. Я намерен, узнать, сможем ли мы при моей администрации достичь соглашения. Соглашения, которое будет великолепным, не хорошим, а великолепным для Америки, но также хорошим и для России. Тогда мы быстро встанем из-за стола и уйдем. Это так просто. Мы узнаем.»

И как знать, может быть Трампу-президенту напомнят о проекте Стросс-Кана - центробанк центробанков. Это был бы самый сильный и мощный инструмент разрушения партии глобалистов, глубоко враждебной и антагонистической партии изоляционистов…

 


Оцените статью