Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Тема Собственность и интернет.

Мировой кризис

31.12.2015 06:21  

becck

88

Становится всё более очевидной революционность Интернета. Он оказался не просто улучшением коммуникаций, их количественно ускоренной модификацией, не просто улучшенным способом хранения, доставки и распространения информации и знаний к членам общества, и не просто улучшенными способом общения между членами общества. Интернет, до предела сконцентрировав в себе эти количественные улучшения коммуникаций и инфраструктуры, явился революционным рождением нового, ранее невиданного человечеством создания. К сожалению, а может быть к счастью, пока, возможности этого невиданного ранее создания, очень в незначительной степени познано обществом, ибо рождение его произошло так внезапно и так обыденно, что и воспринимается оно широким обществом и используется пока в основном по старому, только как простейшие коммуникации.

А между тем, интернет всё больше превращается из улучшенной системы коммуникаций в политэкономическую категорию, в неотъемлемую часть политэкономической науки и философии. И лучшее, чем «Интернет», на мой взгляд, её наименование, для использования в общественных науках, это «общественная сеть», ибо это определение, как нельзя лучше, на смысловом уровне увязывается с уже устоявшимися и широко используемыми категориями, такими, как общественные отношения, общественный характер производства, общественная собственность и пр.
Всестороннее изучение влияния общественных сетей на общественные отношения это вопрос, который ещё предстоит рассмотреть и изучить.

Но в первую очередь мы должны увидеть и осознать суть преобразования прав собственности вследствие рождения интернета и общественных сетей.
Я много раз писал об этом процессе на форумах и пояснял его суть.
Собрал переписку по поводу отношений собственности в условиях интернета в одну тему.

*
Чрезвычайно быстрое развитие коммуникаций, многосторонних, с обратными и взаимными связями, с высоким уровнем скорости и достоверности доставляемой информации, даёт основание судить о рождении нового понимания отношений собственности на общественный госмонополистический капитал. Коммуникации способствуют исключению из этой системы собственности и независимого бюрократа и чиновника и партию и любого лидера. Коммуникации дают возможность его контролировать непосредственно каждому члену общества. - А это означает что госмонопольная, общественная собственность становится частной, при сохранении её госмонопольности и общественности. - и это кардинально новое понимание собственности, критически отличающееся от старого, уже умирающего понимания частной собственности, присущее и предыдущей и сегодняшней формации.

Грубо говоря, что делает к примеру Хазин, или другой экономист публично, в сети оценивая новый бюджет или действия Центробанка?

Он пользуется частным (именно частным) правом управления бюджетом - общественным госкапиталом. И к тому же, делится с многими другими людьми своими оценками. Другие так же оценивают и делятся. Это делается не тихо, для своих, на кухне, это ведёт за собой вполне реальные и относительно масштабные последствия – это приводит к изменениям результатов управления общественным госкапиталом. И это новые отношения собственности, новое понимание управления и владения собственностью. Они за последние 2-3 года получили невероятное развитие в массах. Каждый может донести информацию до каждого и подтвердить её достоверность, и этим повлияет на состояние капитала и вообще любой собственности, повлияет на состояние собственности любого чиновника или бюрократа. Это уже не сплетни в интернет сети, это есть действительное управление и владение собственностью (Ведь владеет Хазин, да и любой человек частным правом оценивать и распространять информацию). И остановить это невозможно без страшных катаклизмов, войн, эпидемий, репрессий, отъёма у населения средств коммуникаций, тотального контроля сетей. Это и есть Революция – изменение общественных отношений по поводу собственности.

*
2013 год можно смело называть годом начала острой фазы революции. И начало ей даёт именно масштабный прогресс в общественных сетевых коммуникациях, - в их массовой доступности, в тотальном осознании технической возможности и способности любого управлять, контролировать и владеть не своей личной, а общественной и даже чужой собственностью (что есть обобществление).

Развитие в 70-х годах новых систем планирования, развития вычислительной техники, систем расчёта планов, бюджетов, спроса и пр. не могли принести качественно новых изменений, не могли принести новых отношений собственности, не могли увести от старого понимания частной собственности, не менявшегося никогда, даже при «развитом социализме». Поэтому не было на тот момент другого пути ни у СССР ни у Запада. Это были капитализмы основанные на частной собственности в старом понимании. Один более социальный, другой менее социальный. Один более госмонополизирован, другой менее госмонополизирован. Но основа была одна - частная собственность в старом общественном понимании - как ни планируй, итог один - кризис и перераспределение в пользу владельца капитала.

*
Преобразование отношений по поводу прав собственности неизменно ведёт к преобразованию классовой структуры общества и формированию нового общественного класса, имеющего иное отношение к правам собственности на капитал и иное отношение к труду. И это отношение категорически отличается от отношений привычных пролетариата и буржуазии. Я называю этот новый общественный класс неопролетариатом - классом трудящихся, владеющих госмонопольным капиталом на правах частной собственности. И частную собственность следует понимать именно в том, новом, коммуникационно-сетевом смысле частного, непосредственного, незыблемого и объективного права каждого члена общества на контроль и, вследствие этого, на владение госмонопольным капиталом. И ни в коем случае его не следует понимать в общепринятом, старом виде - в виде свечного заводика или пакета акций. И очевидно, что всеобщее коммуникационно-сетевое право частного владения по существу не отличается от привычного бумажного права владения.

*
В рамках старой формации, технический прогресс мы можем рассматривать (и мы его наблюдали весь 20-й век) только как количественные изменения – его следствие, это увеличение производительности, снижение трудоёмкости, издержек и пр. - но не изменение отношения собственности. Однако технический прогресс сегодня дорос до качестенных изменений. И сегодня это не просто станок, заменяющий и высвобождающий 200 человек. И это не компьютер, способный заменить целый штат Пенсионного фонда вместе с Минфином. И станки и компьютеры произвели качественно новую технику – общественные сетевые коммуникации и персональные коммуникаторы, объединившие каждое частное лицо. Эта техника уже перестаёт прямо увеличивать производительность, и не только заменяет человека на рабочем месте, а дополняет человека, становится ничем не остановимым механизмом и частного и в то же время общественного (каждым частным лицом) владения, управления и станком и компьютером и Минфином и Центральным банком - со всем его штатом и членами их семей, и их имуществом и далее и далее и далее...

*
Что касается управления чужой частной собственностью.

Обобществление не такая уж и приятная для нас, привыкших к старым отношениям вещь. У истинного обобществления очень зыбкие границы между частным, личным, коллективным, общественным. Контролируя чиновника, (что, конечно, значит управляя бюджетом, ибо чиновник его неотъемлемая часть), нельзя не контролировать его частную собственность (которую он изымает из бюджета в виде различных благ)- т.е. контролировать собственность чиновника, это и есть контролировать чужую частную собственность. Обществу же, до настоящего момента, втюхивали – чиновника можешь контролировать, а его собственность не трожь. А это взаимоисключающие задачи.

Описание блогером в красках дворцов чиновников в интернете, т.е. для всего общества, -есть частное управление чужой частной собственностью - что есть обобществление.

Описание для сего общества блогером в интернете дорогих часов патриарха - есть управление не просто частной, а даже личной собственностью. Вследствие этого описания патриарх перестаёт носить, а вероятно и приобретать часы. То есть сетевое общество заставило, т.е. практически распорядилось их снять, спрятать, подарить, продать...

И это проявление новых отношений собственности. - Это пока первые робкие попытки составить этот кардинально новый общественный договор об отношении к собственности и управлении ей. Конечно госмонопольный капитал будет в первых строках этого договора, а каждый член общества будет частным его владельцем, непосредственным его управляющим и контролёром, но не выходящим за пределы интересов общества.

*
- Сомневаетесь, в том, что сетевые коммуникации дают права контролировать чужую собственность?
Право владеть, контролировать ту или иную собственность, дают (или не дают) формальные, «бумажные» законы и правила, установленные правящим общественным классом и иногда согласованные с обществом (как правило, в ходе активной фазы революций). Сетевые коммуникации же, это то, что ослабляет и далее, вообще ликвидируют понятие кем-то установленного, навязанного, оформленного в закон права, в том числе имущественного. В первую очередь, того права, которое противоречит требованиям большей части общества. В настоящее время это большинство формируется сетевыми коммуникациями. Развитые сетевые коммуникации подавляют угнетающий, неэффективный для общества закон. Они устанавливают главенство эффективного, логичного (по мнению сети конечно), человеческого, общественного, рождаемого в сети, в обществе, а не в парламенте сформированным главенствующим общественным классом или группой. Чем более развиты и свободны коммуникации, тем менее исполнимы «законные» требования права собственности, установленные группой собственников частной собственности. Если хорошо укрепившемуся сетевому обществу (а это уже не старое общество, а общество иное, качественно преобразованное) будет необходимо использовать чью-то собственность в интересах всей сети, оно даже не вспомнит такие слова как "право частной собственности" - она просто примет выгодное ей решение. И никто не сможет остановить этого. Для развитых коммуникаций нет преград, и если они будут возникать, они будут сметены.

Это очень напоминает то состояние общества, когда указ правителя не мог противоречить вполне справедливому и искренне принятому обществом «закону божьему». Только в современном случае это «слово божье» будет рождаться, утверждаться и гибко меняться, а также его исполнение будет контролироваться всем обществом и использоваться в интересах всего общества, а не в интересах пастырей и попов.

Идеи об обобществлении капиталов и передача их в собственность народу, в его прямое и в тоже время общественное управление, до сегодняшней поры, действительно имело черты религиозной веры, ибо не имело технологической (производственной, научной, коммуникационно-сетевой) основы. И капиталы действительно приходилось передавать в управление представительным органам, вождям, лидерам, пастырям, позднее неизменно становившимся распорядителями и владельцами капиталов.

Последние 5-10 лет коммуникационного прогресса кардинально перевернули такие понятия как собственность, владение, управление. Прогресс в коммуникациях и технике, а также массовое распространение в массах этой коммуникационной техники дали не только идейную, но и реальную основу обобществлению и капиталов и вообще любой частной собственности. И эта коммунистическая «религия» нежданно получила реальную невиданную до сих пор материальную основу, методы, материально-техническую базу. Социалисты (безосновательно назвавшие себя коммунистами) ждали от технического прогресса только, грубо говоря, результатов в части автоматизации производства, повышении производительности, в качестве планирования, распределения и т.п. – т.е. замене человека машиной. А оно вон как оказалось... Человек же не просто освободился от тяжкого труда, но и получил орудие удалённого управления, владения. Он получил возможность не только слушать, что ему скажет частный собственник, но и ответить ему, смог впервые за тысячи лет высказать и доказать всему обществу (а не своей бабе на кухне) неэффективность частного владельца капитала, что значит сформировать общественные отношения, способствующие отъёму у частного собственника капиталов, используемых во вред обществу. Процесс обобществления происходит пока сумбурно, хаотично, неосознанно и неуправляемо. Но уже в ближайшее время народ полезет не на сайт «одноклассников» фотографии публиковать для друзей, а на сайт Росстата, на сайт своей поликлиники, на форум района, начнёт активно, настырно и, по хорошему, нагло размещать компрометирующие и достоверные сведения о делах управленцев капиталами, чиновников и партийных деятелей и заниматься прочими вещами, откровенно ставящими в тупик реальных владельцев капитала, цели которых обманом изъять в свою пользу прибыль. Если хотите, владение госкапиталом превратится в большую сетевую компьютерную игру, в результате которой капитал окажется под контролем населения. Под тотальным контролем, с вполне качественными и доступными большинству аналитическим выводами, прогнозами, планами бюджета и прочими управленческими и контрольными вещами. Я уже приводил пример часов Патриарха, которые он снял с себя и спрятал подальше. И я снова повторю - сделал он это под давлением и частной публикации нашедшей поддержку сетевого общества - в чём есть все признаки и частного и общественного владения его личными часами. Частное владение общественным, так бы я назвал эту новую, ранее невиданную, форму собственности.

Очень рекомендую прочесть произведения В.Бугеры. Он очень хорошо говорит о новых отношениях по поводу собственности в условиях компьютеризации. Я считаю правильным идти в размышлениях от классовой структуры. И пытаясь увидеть реальную перспективу фиктивного "среднего класса" можно понять, что должно состояться рождение нового класса и трудящегося и в то е время владельца капитала. И оно может быть реально только с рождением нового понимания общественной собственности. И это рождение происходит на наших глазах, оно растёт как снежный ком, где-то нелепо, где-то истерично, сначала заставляя потихоньку снимать мигалки или делать вид, а затем заставит отказываться от политических постов и министерских кресел. И каждый просчёт, каждый ляп, в расчётах бюджета, каждый факт популизма, каждое невыполненное обещание политика будет на виду у народа. И игнорировать его мнение будет всё сложнее и сложнее. Вот тут и придёт настоящее осознанное... да мы народ, мы общество, мы владельцы страны и её капиталов. А далее и владельцы мира и его капиталов.

*
Не может быть никакой речи о немедленной эффективности общественного владения собственностью. Сейчас мы можем говорить только о неизбежности его наступления.
Эффективность и дальнейшие перспективы такой производственной системы при общественном владении госкапиталом ещё нужно оценивать. И это не так просто. Но к этому нужно готовиться и готовиться в авральном режиме, ибо это уже близко и крайне опасно. Так же опасно, как в Ливии, к примеру. Ощущение возможности овладения госкапиталом, без понимания всей глубины и ответственности, кружит народу голову, и эту голову нужно разворачивать в правильную сторону, наставлять общество на правильный путь. Естественно, на первых этапах, такое владение будет крайне неэффективным. Но оно будет таким, каким будет и оно не сможет быть иным. И возврата к старым отношениям собственности уже нет и не будет. Уже нельзя уничтожить сеть и сжечь на костре программистов вместе с серверами. Нельзя закрыть фабрики производящие вебкамеры и заставить сдать в полицию коммуникаторы. Невозможно бороться с массовыми беспроводными технологиями. Государствам это уже не под силу.

Хотя, без всяких сомнений, рано или поздно, частные собственники, теряющие свою собственность, объявят сетевые коммуникации исчадием ада и главным оружием террористов (так они назовут тех, кто пытается отнят у них капиталы и прибыли). Но это будет последними конвульсиями частных собственников и вообще последними всплесками частнособственнического мировоззрения.
А эффективность общественного управления обобществлёнными капиталами с накоплением опыта неизменно будет расти.

*
Каждый слесарь, токарь, водитель, пенсионер, школьник, студент, прочитав в интернете ясно, коротко и логично сформулированный анализ хорошего специалиста становится самим специалистом в той или иной части. Так он учится без всяких университетов. А далее начинает формулировать и свои собственные работы, вначале плохие, а затем лучше, честнее, проще. Опыт сын ошибок трудных.

*
Многие ещё уверенны, что средства коммуникации предназначены исключительно для передачи информации.

Попробую на пальцах.
Если у вас в кармане лежит сто рублей, то они исключительно ваша частная собственность – но только до того момента, пока о них и об их происхождении никто не знает.
Как только о них узнает общество (благодаря коммуникациям и технологиям) они перестанут быть исключительно вашей частной собственностью.
Общество в массовом порядке настырно начнёт интересоваться, писать заявления, поднимать факты, сьёмки вебкамер, обсуждать... откуда? Законно ли? Не украл ли? Настоящие ли? Не те ли, которые пенсионер потерял, а вы нашли на дороге и присвоили? Не взятка ли? И на весь интернет станут расходиться сообщения - Товарищи продавцы, не принимайте пока эти сто рублей от этого гражданина, до выяснения источника получения... ну или как минимум посмотрите на него косо, как на вора. Коммуникативное общество будет владеть этими ста рублями, этой собственностью, более чем вы. Оно их обобществит. Наплюёте? Общество очень затруднит вам жизнь. Закроетесь у себя в квартире и будете чахнуть над этими ста рублями, так и не сумев их потратить. Оно возьмётся и за вашу квартиру... и родственников, поднимет все ваши грехи, опросит свидетелей по сети, придумает про вас всякого...

Коммуникационное обобществление это жуткая вещь для нечестного человека, оно спрашивает без смущений и воспитывает крайне жёстко. Каждый будет шарахаться от собственности, нажитой без ведома общества, как от огня. То есть сетевое коммуникационное общество проявляет себя как собственник-распорядитель имущества.

Приведу более живой пример изменений отношений собственности благодаря распространению сетевых коммуникаций. Госзакупки – это переход права собственности на объект. Отношения между двумя конкретными частными собственниками. Обществу сейчас дано (хоть и пока имитационное) право контроля госзакупок, посредством формирования баз данных о закупках и интернета. Коммуникационное общество (заметьте, не конкретный, неформальный, никем не уполномоченный орган) инициирует запрет перехода права собственности от одного собственника к другому. То есть общество начинает выступать как частный собственник товара и денежных средств, хотя им «по документам и закону» не является. Очевидно, что сетевые коммуникации дают право собственности на объекты, которые формально, по документам, по закону и т.п. принадлежат любым частным собственникам. То есть частные (по закону) собственники собственниками не являются, ибо не имеют полного права распоряжения, а общество же, без всяких бумаг, при помощи объединения в коммуникационную сеть начинает обладать этим правом. Но это только первый опыт общества, это только робкие попытки обобществления частной собственности. Пока сетевое общество думает, что всего лишь борется с коррупцией. Оно не понимает того, что оно становится общественным собственником любого имущества и практически управляет и владеет им. Но до понимания совсем немного времени.

*
Все попытки революционеров 20-го века решить проблему собственности приводили к одному итогу - общественное становилось вовсе не общественным, а только так называлось, государственное становилось частным владением бюрократии, а далее и буржуазии. И далее в том же духе.

И ни одна схема самоуправления или народной власти не смогла справиться с этой проблемой собственности. Все попытки разбивались о стену перерождающейся представительной власти - представительной системы владения общественной или государственной собственностью. И не было способов убрать её с пути. Никак без неё и никак с ней - ибо в итоге она всегда, без исключения, отнимала капиталы в свою собственность.

Но в сегодняшнее время решение этой проблемы появилось. Это общественные сети. Это не просто интернет и разнообразная информация. Это новые отношения собственности, это новые представления о способах владения средствами производства. Это разрешение нерешаемой до сих пор проблемы "частное-общественное-государственное". Это возникновение новой и работоспособной формулы собственности "частное владение общественным". Это условия для ликвидации железной формулы - "государство-собственность бюрократии". Бюрократ, как доверенное лицо граждан во владении государственной собственностью (становящийся частным собственником), в условиях общественных сетей становится подчинённым сетям, то есть перестаёт быть частным собственником государства.

*
Уличённые во лжи, воровстве и разоблачённые участниками сети высокопоставленные чиновники находятся в состоянии сложного когнитивного диссонанса – у них в головах не укладывается – «Почему я должен из-за статеек в интернете, по их воле продавать дом за границей? Я же хозяин? Или они хозяева? Кто хозяин?» А реальный хозяин - именно общество связанное сетевыми коммуникациями. И оно будет хозяином только пока связано в сеть.

*
Необходимо закреплять понимание о владении достоверной информацией как о способе владения и управления вообще. И только с пониманием этого можно переходить к частностям. Иначе мы не выходим за рамки устаревшей формации, а вертимся в старом понимании по кругу, не выходя за её пределы - и не можем мы выйти за пределы устаревающего понимания "частная собственность". Глубокого, въевшегося в сущность человека за тысячелетия.

Так же мы не можем выйти за пределы лжи и обмана как обыденности, как нормальных общественных отношений, как способа управления и владения.
А за эти пределы пора выходить. Наступило время.

Вот вы сидите на рабочем месте или дома. Закройте глаза, закройте уши. И вы немедленно теряете способность управлять, а значит и владеть даже личными вещами. У вас закрыт доступ к достоверной информации. Вы будете действовать на ощупь, так, как вам подскажут, подтолкнут. Откройте глаза и уши. И вы немедленно получаете возможность управлять, а значит и качественно владеть (собственностью). Вы сможете позвонить без ошибок кому нужно, приготовить обед, зажечь огонь, не обжигая пальцев, войти в дверь не разбив головы. Вы получаете более высокое качество управления и владения на личном, частном уровне. Вы получаете максимальный планируемый результат - произведённый звонок (до набора номера), горячий чайник (до того как зажгли конфорку), переход в другую комнату - до того как открыли дверь. И всё это благодаря достоверной информации.

Продлите свой взгляд, слух, руки дальше - до бюджета, вначале до семейного, потом до местного, потом до государственного. Вы получаете качественнейший способ управления и владения. Не только собственностью, но и его будущим, с заранее известными результатами. Для достоверности и полноты соедините взгляды и слух членов общества в надёжную сеть. И вы получите данные об исполнении планов и прогнозов практически немедленно в момент поступления информации. И каждый из членов общества, руководствуясь обычной человеческой меркантильностью (даже жадностью), пойдёт по самому рациональному, по самому выгодному пути - и он будет одинаков у всех, потому, что самым выгодным бывает только один путь. Кроме сумасшедших и тех, кто ещё будет лелеять надежду на возможность закрыть доступ к достоверной информации.


закрыть...

Оцените статью