Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Денежный вопрос.

Мировой кризис

20.04.2016 11:23

1819156

95

Как когда-то москвичей испортил квартирный вопрос, экономику испортил вопрос денежный. По миру идёт поветрие - новые деньги, идеал которых в их свободном присутствии на рынке в любом потребном количестве путём простого умножения через печатание. Но это есть глубокое заблуждение и авантюра.

Денежный вопрос.

Как когда-то москвичей испортил квартирный вопрос, экономику испортил вопрос денежный. По миру идёт поветрие – новые деньги, идеал которых в их свободном присутствии на рынке в любом потребном количестве путём простого умножения через печатание. Без этого, нам объясняют, падает спрос, останавливается производство, а жизнь наша угасает с каждым новым прожитым днём.

Конечно же, это величайшее заблуждение  и авантюра. Принтерные технологии у государственных мужей давно уже в ходу. Печатают, да ещё как! Сегодня в мире в 73 раза больше денег, чем ценностей, ими представленных. Да только вот « экономическая судьба общества» на сломе.

Всем нам с институтской или университетской поры известно о функциональных особенностях денег. Их пять. Но есть, помимо этого, ещё несколько существенных аспектов, без которых деньги не могут быть деньгами.

Первый аспект: деньги как всеобщий эквивалент должны представлять собой специфический, особо выделенный товар. Обязательно товар и обязательно в натуральной форме как некое физическое тело, а не абстрактное благо, представляющее привычку или опыт, как это пытаются нам навязать сегодня.  Дело в том, что мы, даже не вдаваясь пока совершенно в подробности внутренней структуры стоимости товаров, представленной в их цене, должны знать главный принцип оценки товара, а вместе с этим главный принцип и денег, по которому строятся пропорции обмена товара на товар.  

Политическая экономия имеет дело только с одной формой стоимости. Это относительная форма стоимости. И это является существенным основанием экономических отношений. Общество, пока что, не научилось определять стоимость напрямую, в абсолютных величинах.

Что значит относительная форма стоимости? Это значит, что величина стоимости выводится из сравнения ценностей двух вещей. Но простое сравнивание двух товаров и составление их меновых пропорций, хотя и может быть построено относительно этих двух товаров, не позволяет выстраивать такие отношения для всех товаров. В этом случае необходим третий товар, с которым бы соотносились все остальные товары и строили свои пропорции обмена.

То есть, чтобы правильно оценить ( и вообще оценить), составить качественную ценностную картину « количественной тождественности» всей экономики, третий товар должен быть определённым, натуральным, осязаемым продуктом со своими потребительскими свойствами и стоимостным наполнением. Тогда это будут деньги.

Нет тела третьего товара, нет меры стоимости. Нет меры стоимости, нет денег.

А ну-ка, попытайтесь соотнести вместо такого третьего лица некое сумбурное наваждение, без плоти и ценности, с любым товаром? Вы получаете доллар в статусной позе мировой валюты, пустой внутри, а в экономике бардак.  Районированные, читай национальные,  деньги столь же ценны.

С помощью современных денег, не несущих в себе сколько-нибудь стоимости, обмен ещё можно организовать с помощью всевозможных свопов, фьючерсов или хеджирования, задерживая стоимостные договорённости. Но такими деньгами совершенно невозможно оценивать стоимость товаров. И потому, как они не могут исполнять основную свою функцию, быть мерой стоимости -  они не могут быть деньгами.

Вывод таков: деньги не могут быть каким-либо активом или благом, возникающим под влиянием привычки или практики потребительской силы, сложившейся в отношениях обмена. Деньгами может быть только товар, причём товар, несущий в себе стоимость. А вот какую стоимость – это следующий существенный аспект. Собственно он не был бы столь острым и разрешался вполне заурядно, если бы не одно обстоятельство.

Научная мысль не стоит на месте. И в области стоимости тоже. Открыта ещё одна способность умножения стоимости. Отсюда всё и начинается. Правда, надо отметить, что это совсем не новое открытие. Это старое, забытое и справедливо отвергнутое учение, но обретшее новую жизнь в дне сегодняшнем. Суть этого нового, а на деле старого, явления в том, что уже не только трудом, и даже не столько трудом, умножается стоимость, сколько законом потребительской силы. Подобно тому, как накопленный труд является средством производства новой стоимости, таким же средством, но только производства новой прибыли ( сверхприбыли, рождающейся на просторах рынков, а не в цехах или полях, как должно происходить в действительности), становятся предложение и спрос.

Я бы не стал заострять внимание на данном вопросе, если бы это не касалось денег. Но сейчас таковы правила и, следовательно, приходится подчиняться.

С учётом вновь открывшихся обстоятельств, в стоимости денег также должна присутствовать дополнительная прибыль, волшебным образом рождающаяся полезностью, предложением и спросом. Только эта дополнительная прибыль, на мой взгляд, в деньгах должна, в отличие от всей остальной массы товаров, где кипят не хилые страсти полезности и спроса и, следовательно, широк разброс сверхприбылей, иметь равную долю всегда и везде или не иметь её вовсе. Аргумент вполне прост – полезность денег и их привлекательность имеют одинаковую силу притяжения для всех. В таком виде деньги примут некоторое постоянство своей стоимости, что является немаловажной характеристикой их как меры стоимости, а может и единственной возможностью это делать.  

Ну и ещё один существенный аспект. Сейчас происходит чудовищное смешение форм денег как меры стоимости и масштаба цен. Помимо того, что внутри этих форм всё перепутано и перемешано, их поменяли местами в оценке товаров, по которой должны выстраиваться стоимостные линейки.

Согласно теории денег, товар, определённый обществом как деньги, в этом своём качестве выделяется из общей массы товаров и принимает форму всеобщего денежного  эквивалента. В этом своём статусе он становится особенным товаром, товаром, не имеющим своей собственной стоимости. Очень важное обстоятельство!  С этих пор товар-деньги может выразить её только в сравнении с любым другим товаром. То есть, деньги в стоимостное отношение вступать должны своим  количеством, а не стоимостью как это происходит сегодня.  

Чтобы понятнее было, рассмотрим в качестве примера нефть как денежный материал. Подсчитано примерно, что стоимость одного литра нефти близка к стоимости одного стакана молока. Не коверкая сложившуюся на сегодня цену молока в 40 рублей за литр, мы должны принять, что  один рубль должен быть равен 0, 125 литра нефти. Или один литр молока равен в своей цене пяти литрам нефти. Почему количество нефти, а не её цена? А это вот для чего. Если нефтяники вдруг опять начнут баловать с ценой, возвращая её на старые позиции, то соотношение одного литра молока так и останется равным пяти литрам нефти. В их стоимостном отношении ничего не изменится. Если цена нефти подскочит в два раза, молоко будет стоить 80 рублей. Все остальные товары, обозначившие свои цены количеством баррелей нефти, также подорожают в два раза. Не будем  вдаваться в подробности, какими темпами будут возрастать цены при сегодняшних принципах в денежных делах. Но они точно будут расти в случае подорожания нефти.

Только вот разница в этих ростах огромна. В первом случае это будет совершенно безвредная акция, не наносящая никому вреда, поскольку в реальности никакого возрастания стоимости не произойдёт по очень простой причине. Все пропорции обмена товаров сохранятся вследствие одновременного удвоения цен товаров и удвоенного понижения стоимости денежной единицы, которая с этих пор будет представлять 0,0625 долю литра нефти за один рубль. А мы с вами помним, что стоимость в экономике есть отношение между товарами.

Но вот во втором случае, это маленькая катастрофа. Вслед за тоскливым для большинства людей ростом цены на нефть в два раза обязательно потянутся дорожать бензин и солярка. Это всё будет заложено в себестоимость производства товаров. Сложатся новые затраты и появится новая цена молока. Через время эта новая цена потребует повышения заработной платы. И так по кругу.

То есть, в первом случае не будет ни выигравших, ни проигравших. Придётся лишь переписать ценники. Но это уже совершенно безболезненная операция.

 Во втором проигрывают все.

Кстати, по поводу понижения курса рубля, доллар тоже обязан подешеветь при данном варианте построения стоимости денежной единицы. И тоже в два раза. И не только доллар, вообще все валюты. Такая вот арифметика.

Именно поэтому деньги не могут существовать вне человеческого труда, а значит, не могут быть результатом работы печатного станка. Как и очевидно, что они, деньги, своим основанием должны иметь трудовую теорию стоимости Маркса.


Оцените статью