Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Тема Курить или не курить? к вступлению в силу антитабачного законодательства.

Мировой кризис

01.06.2013 12:11  

elis

148

Геннадий Онищенко: "Самое неготовое к запрету на курение — это „Эхо Москвы""

01 июня 2013, 17:31

Миллионам россиян теперь придётся ограничивать себя в курении из-за вступившего в силу антитабачного закона. Москвичи, впрочем, не торопятся его соблюдать. Любителям сигарет и трубок теперь придется выбирать места, где можно покурить и при этом не нарушить закон.

Строжайший запрет на курение действует с сегодняшнего дня в образовательных, культурных и спортивных учреждениях. Нельзя дымить в помещениях, где расположены органы госвласти. Нарушат закон и те, кто будет курить на рабочих местах в помещениях, в лифтах и подъездах, на детских площадках и пляжах.

Запрещено курить на всех видах общественного транспорта, в помещениях вокзалов, портов и станций метрополитена. Кстати, с сигаретой теперь нельзя приближаться ближе чем на 15 метров к входам в метро и вокзал.

Штрафов, действительно, пока нет. Госдума лишь собирается вносить соответствующие поправки в административный кодекс. Ожидается, что за курение в неположенном месте нарушителю придется отдать около полутора тысяч рублей. Пока же, стражи порядка могут ограничиваться устными замечаниями.

Список запретных для курения мест расширится с лета следующего года. Тогда курить нельзя будет в поездах дальнего следования, на пассажирских судах дальнего плавания, в гостиницах, отелях и мотелях, а также на рынках, в магазинах и в местах общественного питания.

Между тем, главный санитарный врач Геннадий Онищенко считает вступивший сегодня в силу антитабачный закон слишком мягким.

Г. ОНИЩЕНКО — Самое неготовое к запрету на курение — это «Эхо Москвы». Самое неготовое. Я поднимаюсь на 14 этаж, я иногда бываю у них там, раскрывается дверь лифта, и в кабину буквально вваливается, прижимая меня к задней стене, клубы сизого дыма дешёвых сигарет. Половина коллег нашего испрашивающего сидит и дымит. Причём, бОльшая часть — девчонки. Кошмар полный. Кошмар.

И вот это, знаете, такая манифестация. Ну, кому вы чего докажете? Ну, вдохну я на первом этаже и выдохну в конце коридора вашего, «Эхо Москвы», да? А вы-то сами что себя травите-то? Кому эта фронда нужна?

КОРРЕСПОНДЕНТ — Вы следите за этой ситуацией, за вопросом подготовки, за этим аспектом.

Г. ОНИЩЕНКО — Закрывать всё к чёртовой матери, что там следить? Спускайся на первый этаж, выходи вот эту трубу. Знаете, что такое труба? Новый Арбат — это «труба» на сленге, потому что там, когда ни идешь, летом, зимой, там всегда дует ветер.

Поэтому её называют трубой в узких кругах просвещённых людей. Вот там и кури стой. Или в двор спустись сюда к себе. Но там запретить... я вашему господину Венедиктову штраф выпишу, если не дай Бог я в следующий раз к вам приду. Нельзя так. У вас самое большое безобразие. Поэтому мы, конечно, будем следить. Куда уж денешься-то? Но я считаю, что их вообще надо было запретить, вообще не нужно в помещениях разрешать... даже оборудование этих комнат, улиц.

И есть страны, и много стран, которые только на улице. Во Всемирную организацию приходишь — жалкие остатки курильщиков стоят на улице, в Минздрав в Соединённых Штатах приходишь — на улице стоят, в Брюссель заходишь в компанию — тоже на улице стоят. Ничего.

КОРРЕСПОНДЕНТ — Как вы будете это контролировать? Полиция не справится с этим.

Г. ОНИЩЕНКО — Во-первых, у полиции своя компетенция, у нас своя. У полиции это уголовное законодательство, административное законодательство, а у нас административное законодательство. Поэтому у нас есть своя компетенция — это нарушение условий труда. Я не буду сторонником горячим открытия этих заведений. Потому что выход один. Если нет комнаты, пусть идут курить на улицу. Так что я буду засланный казачок на стороне с другой стороны. Я якобы должен требовать открытия, а мы будем действовать по-другому. Мы будем создавать препятствия, для того чтоб вас, курильщиков (я чувствую, что вы курите).

КОРРЕСПОНДЕНТ — Я бросил в третьем классе.

Г. ОНИЩЕНКО — Видите, какой бантик он себе придумал. «Я в третьем классе бросил», а начал курить в старшей группе детского сада. В то время, когда вы были в третьем классе, порядка было больше.

закрыть...


Оцените статью