Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Тема Революционные мухи и диалектические котлеты

Мировой кризис

30.06.2014 20:10  

oleg_alex

131

Всем тем, кто решил низвергнуть К.Маркса, провозглашая новые теории. Субъективный взгляд на метод.
§1 Внешние впечатления
«Капитал» К. Маркса — довольно распространен и издаваем даже через 147 лет. В последнее время, после разразившегося мирового экономического кризиса 2007 - 2009 гг. еще и моден. Издание Margit Osterwold, Германия, в 2008 году выпустила аудиокнигу первого тома «Капитала» [1]. Другое немецкое издание Karl Dietz Verlag указывает на резкое увеличение продаж до 4500 экземпляров в год начиная с 2008 года [2]. Капитализм, следуя законам своего функционирования открытых Марксом, извлекает прибыль, даже из вещей «вредных» его здоровью. Учитывая, что раньше труды Маркса и Энгельса издавались миллионными тиражами на многих языках мира, то скорее всего миллионы людей имеют к ним доступ. Сегодня интернет позволяет сотням миллионам пользователям в свободном доступе ознакомится с полными изданиями Сочинений и их оценками — от восторженных воздыханий до бранной ругани. При этом мы обязаны быть реалистами и должны понимать трудность оценки того, насколько вся эта пестрая миллионная самолюбующаяся публика одолела хотя бы первый том, не говоря уже о последующих томах, которые содержат не меньше открытий, чем первый. Поэтому обратимся к мнению научного сообщества, всех тех, кто профессионально занимался изучением человеческого общества с точки зрения его экономических отношений. Так один из самых главных критиков Маркса — Марк Блауг, его «Экономическая мысль в ретроспективе» с 1985 года выдержала 4 издания, пишет: «В своей ипостаси экономиста Маркс продолжает жить и все еще актуален как ни один из авторов, которых мы рассматривали до сих пор. Маркс подвергался переоценке, пересматривался, опровергался, его хоронили тысячекратно, но он сопротивляется всякий раз, когда его пытаются отослать в интеллектуальное прошлое. Хорошо это или плохо, но его идеи стали составной частью того мира представлений, в рамках которого мы все мыслим» [3].
Збигнев Бжезинский, которого трудно заподозрить в тайных симпатиях к Марксу, утверждает, что марксизм представляет собой «наиболее влиятельную теорию нынешнего столетия» [4].
Британский библиограф Маркса Фрэнсис Уин делает следующую оценку: «История ХХ века во многом определялась борьбой между сторонниками и противниками Маркса. В течении ста лет после его смерти половина населения планеты была в руках правителей, которые исповедовали марксизм в качестве руководящей идеи. Мысли Маркса трансформировали сами предметы изучения экономики, истории, географии, социологии и литературы. После Иисуса Христа ни один человек не вызывал подобного всеобщего поклонения и в тоже время не был настолько неправильно истолкован». [5]
Не только ученые скрупулезно изучающие биографию, мысли, теорию марксизма, но и талантливые спекулянты, тот же Джордж Сорос, понимающий толк как из функционирования капиталистической системы извлекать прибыль, указывает: «Маркс и Энгельс 150 лет назад дали очень хороший анализ капиталистической системы, который, я должен сказать, в чем-то даже лучше, чем теория равновесия классической экономической науки» [6].
Глобальной оценкой и критического осмысления теории Маркса стала инициатива группы западных экономистов по изданию крупного научного труда, содержащего в четырех томах 150 глав, в написание которых приглашались авторитетные ученые экономисты. «Экономическая теория Карла Маркса: критические оценки» выдержала с 1988 года уже три издания [7].
Уже вся эта суета в течении 150 лет вокруг идей Маркса указывает на то, что он предложил что-то грандиозное, иначе бы крупная буржуазия, определяющая наши предпочтения и моду, давно забыла бы о нем, как никто из современных экономистов не цитирует бредовые идеи Евгения Дюринга. В тоже время многие, начиная с работ Е. Бём-Баверка до нобелевских лауреатов, например, П. Самуэльсона, пытаются ниспровергнуть Маркса или использовать его идеи для своих социально-экономических прогнозов.

§2 Взгляд изнутри
Уже то, что он на истории людей показал как работает идея Гегеля о вечно меняющимся мире, что одна форма экономических отношений по мере нашей производительности меняется на другую форму экономических отношений, ставит его в ряд великих мыслителей. И если наше движение началось с общественных форм собственности на средства производства, то следуя Гегелю мы должны, вобрав весь опыт нашего долгого пути, достигнув еще большей производительности, чем это только представляется сейчас, вернуться к общественным формам собственности на средства производства. Мы как бы проделываем путь от свободы к несвободе и обратно к свободе. Отсюда следует простой и ясный вывод — всякая последующая форма экономических отношений будет свободнее и производительнее предыдущей.
В доказательство этой простой и ясной идеи он описывает с присущей ему тщательностью и фундаментальностью капиталистическое общество и законы, по которым оно функционирует, и на примере капиталистических отношений показывает процессы обобществления.
Понимая, что лежит в основе появления и исчезновения классов — это собственность на средства производства, он делает предположение, что частная собственность порождает классы, а общественная собственность заставляет их исчезнуть. И снова на исторических примерах «происхождения семьи, частной собственность и государства» [8] он показывает процесс нашего развития. Люди, отождествляющие эти классы, никуда не исчезают. Они, меняя свое положение по отношению к собственности на средства производства на фоне меняющейся производительностью труда, переходят из одного социального класса в другой. Поэтому он опять делает предположение, что когда процесс обобществления достигнет определенных высот, то все люди, став владельцами средств производства перейдут к бесклассовому обществу. На фоне стремительной пролетаризации крестьянства — самого многочисленного класса того времени, он делает ложный вывод, что пролетариат и будет основой революционного класса, несмотря на противоположные исторические примеры, когда каждый раз на ряду с классами доминирующих отношений, параллельно появлялись новые классы, новые люди — носители новых будущих доминирующих отношений. Поэтому прежде чем пролетариат станет новым революционным классом он должен изменится настолько, чтобы уже не быть, не только ни пролетариатом, ни рабочим, ни наемным работником, но и ни капиталистом. Он должен стать обладателем новых средств производства, эксплуатация которых только и возможна не иначе как совместно. Будет ли это происходить через формы организации производства или через какие-то технические средства — это совершено не важно, главное, что это будет совершаться в капитализме, параллельно капитализму, рядом с капитализмом, как это было всегда в истории человечества.
Величие К. Маркса в том и проявляется, что он подсказал нам под каким углом следует взглянуть на процесс развития человеческого общества.
Но вот еще, что интересно, у самих капиталистов должна появится необходимость передать средства производства, какой-нибудь браузер, поисковик, информационные ресурсы (социальную сеть, облачный ресурс, е-магазин) и прочее в общественное пользование для извлечения еще большей прибыли или привлечь для своей работы миллионы частных ресурсов продавая права на будущую прибыль. Но было бы наивно думать, что за всей этой виртуальностью, не стоят сотни и сотни тысяч километров реальных проводов, гигантские серверы, на фоне которых египетские пирамиды — пигмеи и электростанций вырабатывающих энергию для охлаждения работающих процессоров, что за всем этим «бриллиантовым дымом» над человеческой дворницкой биржевой игры не стоят реальные материальные ресурсы гигантских корпораций. И если крупная буржуазия, пользуясь своим доминирующим положением, создает условия своего сказочного обогащения через наводнение экономики «эрзац-деньгами», то в этом нет ничего нового со времен Джона Ло. Новым в авантюрах с «эрзац-деньгами» была лазейка вывода их в мир, который к этому времени еще больше стал мировым рынком. Как только торговый баланс станет положительным для эмитента «эрзац-денег», так лазейка исчезнет и старуха инфляция пустится в свой галоп, пожирая «эрзац-деньги» и уровень жизни. От этого капитализм не рухнет, просто экономика возвратится к своему нормальному устойчивому состоянию до очередного кризиса перепроизводства, а общество, возможно, запретит государству «печатать» и занимать деньги больше разумного предела.

§3 Революционные мухи
Пролетариат мануфактур XV века, пролетариат фабрик XVIII века, рабочий класс промышленных предприятий XX века, казалось бы превращающийся в самый массовый социальный слой в действительности под действием бешеной капиталистической гонки за производительность труда стал сокращаться как «шагреневая кожа», и сегодня он кормит более 80% населения индустриальных стран: в России — 78%, в Германии — 80,7%, в Швейцарии — 84,7%, в Японии — 84,5%. Торговля правит бал, хотя и здесь наметились тенденции под давлением новых технологий вытеснения торговых работников их данной сферы деятельности. Сначала появились универсамы, заменив гастрономы, потом — «супермаркеты», теперь «супермаркеты» с кассами-автоматами, но мысль не стоит на месте и нам в прошлом году продемонстрировали магазин без продавцов. Это стало возможным, когда электроника перешла на размеры 90 нанометров. Передовые производства уже достигли 22 нанометров, а сложные чипы дистанционного считывания и передачи информации можно как этикетки клеить на товары. Электронная торговля и автоматизированные склады добавляют динамики в этот процесс. Сегодня на одном конце общественного производства стоит производственный капиталист с небольшой армией промышленных рабочих, а на другом многочисленные потребители промышленных товаров — «производители» разнообразных услуг от торговых до социальных, от культурных до спортивных и прочих «нужных» в распределении общественного продукта функций.
Скорее всего людей занятых в материальном производстве в ближайшие сто лет в индустриальных странах станет еще меньше, резко начнет сокращаться численность занятых в сфере оборота, окончательно похоронив идею пролетариата как революционного класса, даже на том основании, что передавать меньшинству в собственность все средства производства будет не совсем справедливо.
Уже сейчас не решает проблемы переход средств производства в собственность промышленных рабочих, так как им все-равно необходимо будет кормить всю эту армию «производителей» услуг. В тоже время все отчетливее будет выкристаллизовываться бесклассовый класс, набирая экономическую силу и самостоятельно организовывая свою социальную жизнь от образования детей и молодежи до поддержания высокого уровня жизни стариков сообщества свободных людей.

в формате pdf см здесь






___________________

1.DW. Deutshe Welle 27.01.2010 [ http://www.dw.de/капитал-становится-бестселлером-по-всей-германии-марксистские-кружки/a-5173332?maca... ]
2.Там же.
3.Блауг Марк. Экономическая мысль в ретроспективе. — М.: Дело, 1994. — С.207.
4.Brzezinski Z. Between two Ages: America’s Role in Technotronic Era, 1970. P.XVI.
5.Уин Френсис. Карл Маркс. — М.: АСТ, 2003. — С.5
6.Мировая экономическая мысль. Сквозь призму веков. в 5 т. / Сопред. редкол. Г.Г. Фетисов, А.Г. Худокормов. Т. II. Восходящий капитализм. / Отв. ред. М.Г. Подкидченко. — М.: Мысль, 2005. — С. 442.
7.Там же. С. 443.
8. Несомненно, работа «Происхождение семьи, частной собственности и государства» принадлежит перу Ф.Энгельса, но К.Маркс разделял взгляды своего друга и единомышленника.
Сcылка >>

закрыть...

Сcылка >>


Оцените статью