Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

От крестьян до Глушкова и вспять к капитализму

Мировой кризис

31.05.2015 22:33  

dilettantka

122

Подзаголовок: непричёсанные мысли про советскую экономику.
Хотела я начать с крестьян, но поскольку в реальной жизни мои последующие размышления начались всё-таки с Интернета, поэтому напишу пару слов о нём. Для меня стало недавно некоторой новостью устойчивое мнение либерально мыслящей части населения о том, что чего-чего, а уж интернет-то в СССР появиться никак не мог, он, типа, мог возникнуть только в цивилизованном свободном мире. Само собой, отправилась я в тот же интернет поискать более подробную информацию о В.М. Глушкове. Так обнаружились два весьма познавательных видеоролика В.Д. Пихоровича, которым я рекомендую уделить ваше внимание и в одном из которых приводятся сведения и фамилии по тому примечательному поводу, что идея интернета зародилась именно-таки в СССР. И понятно почему — для дела, а не для игр и забав. Потому что такова была насущная потребность плановой экономики. Особенно забавно мне было узнать, что западные радиоголоса немедленно загомонили, мол, такой технический проект нужен в первую очередь для слежки КГБ. Я не первый раз наблюдаю, если западная властная и привластная братва кого-нибудь в чём-то настойчиво обвиняет, значит, либо сами уже так делают, либо имеют такие намерения, в чём-то сродни поговорке "Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке". Не потому ли интернет в либеральном исполнении тяготеет если не к засилью порнографии, то к тотальному западному контролю за пользователями всего мира. Однако о крестьянах.

В.Д. Пихорович упоминает в видеоролике крестьян, которые не хотели "просто так" сдавать государству сельхозпродукты, только за деньги. И от крестьянина до высших госруководителей все видели в этом нехорошие и вредные пережитки прежнего строя. Так-то оно так, да не совсем. Допустим, попались бы где-то высокосознательные крестьяне, они бы вдруг да сразу усвоили, мол, с этих самых пор живём с промышленными рабочими одним хозяйством, село кормит город, а город обеспечивает село промышленной продукцией. Но и эти высокосознательные гипотетические крестьяне сказали бы, тем более в первые годы Советской власти: хорошо, мы сдаём зерно "просто так", а каковы учётно-распределительные процедуры и механизмы, каковы сроки и где гарантии, что каждый из нас бесплатно получит от городской промышленности именно те вещи, которые ему необходимы. С деньгами, мол, всё понятно, а без денег как вы собираетесь обеспечить каждого именно ему необходимым? В связи с чем я ставлю первый вопрос. Стоило ли так бояться денежного обращения в советском народном хозяйстве?

Рискну добавить к тезису Ленина, гласящему, что товар при социализме — это не вполне товар, не товар в политико-экономическом смысле, следующее: потому и не товар, поскольку деньги в СССР — это уже не вполне деньги, не деньги в капиталистическом смысле. И вот почему, на мой взгляд. Сфера торгово-денежного обращения при социализме осознанно и планово сокращалась. Во-первых, субъекты и их запчасти были выведены за финансовые рамки, то бишь отсутствие торговли людьми и человеческими органами. Во-вторых, земля, вода, недра, природные ресурсы, заповедники, памятники истории и культуры и т.п. перешли в общественную собственность и оказались недоступны для торговли. Многие движимые и недвижимые объекты, ресурсы и частично продукция личного потребления выделялись и распределялись административными методами, можно сказать, без участия денег или почти без оного. В итоге имеем, что лично-потребительский денежный контур стал обеспечивать по большей части не столько взаимообмен ТМЦ, сколько обезличенный обмен чистым трудом, личными трудовыми вкладами, долями выполненного или намеченного к выполнению общего труда, что и есть как раз заявляемое при социализме распределение по труду. И здесь я хочу отметить, что при социализме уже не стоит говорить, на мой взгляд, про обеспеченность/необеспеченность денег в буржуазном экономическом смысле, про залоги и т.п.

Но нужно также понимать, что социализм предполагает коммунистический способ производства (отдельного социалистического способа производства не существует), социализм — это коммунизм в первой, низшей фазе. Так вот, с развитием советской промышленности постепенно в ряде отраслей, на многих производственных участках увеличивалась автоматизация производственных процессов, уменьшалась доля ручного труда и за счёт этого росла производительность труда и снижалась себестоимость. А поскольку в сталинский период прибыль и рентабельность были фиксированными плановыми величинами, а соответственно прибыль снижалась вместе со снижением себестоимости, то с падением затрат предусматривалось и снижение цен при сохранении текущего уровня заработных плат. То есть продукция автоматизированных линий оказывалась всё дешевле и доступнее для населения, её можно было купить много, ограничиваясь уже не наличием денежных средств, а личными и семейными потребностями. Собственно в этом и заключался в тогдашних условиях постепенный переход от распределения по труду к распределению по потребности. Я чрезвычайно благодарна профессору М.В. Попову за то, что он особо подчеркнул этот момент, что неуклонное снижение цен ведёт к распределению ряда продуктов и услуг по потребности. Мне раньше всегда как-то неосознанно представлялось, что коммунистический принцип распределения по потребности имеет место лишь при абсолютно полном коммунизме, когда деньги совсем вышли из употребления. А ведь это не так. Принцип распределения по потребности существует и при капитализме — для богатых, существует при коммунизме для всего общества — как при наличии денежного обращения, так и в его отсутствие, просто он по-разному себя проявляет и требует разных методов управления.

Я бы сказала, что уже сталинское регулярное снижение цен вело общество к выходу из денежной системы, а внедрение и масштабное всеохватное развитие компьютерной сети В.М. Глушкова ОГАС постепенно упразднило бы денежное обращение или свело бы его к взаимообмену продуктов, произведённых гражданами в частном порядке, между собой; добавлю, если бы в этой сфере не приобрела популярность экономика дара, как отчасти и было в послевоенные советские годы между добрыми соседями. Коль скоро лично-потребительский денежный контур обеспечивал обезличенный обмен трудом, то информационная система Глушкова смогла бы сочетать разные методики планирования производства и распределения — и подушевой обезличенный расчёт, и поимённый/списочный, и обработку потока отдельных личных и коллективных заявок по потребности и пр. Вот когда вышеупомянутые крестьяне смогли бы сдать зерно "просто так" и получить всё из промышленной продукции, что им нужно, от городских рабочих, не прибегая к помощи денег. Я даже говорить не буду, что думаю в этой связи про г-на Косыгина и некоторых прочих господ, но думаю громко и не слишком цензурно. И кстати, вопрос о том, кто и с чьей конкретно подачи привёл в "Правду" "нашу либер-машу", этот вопрос кажется мал и незначителен по сравнению, предположим, с расследованием отравления Сталина, установлением тех исполнителей, заказчиков и по возможности как бы закадровых фигурантов тоже. Однако, на мой взгляд, дело об отказе от внедрения ОГАС и замены его на экономическую реформу 1965 года заслуживает не менее тщательного и пристального расследования. В общем, жду новостей от непосредственных свидетелей, их близких и знакомых, историков и исследователей архивов. И кроме того интересно было бы ознакомиться с концептуальными работами советских политэкономов - "непосредственно общественников", но пока к сожалению не очень понятно, чьи публикации и где искать.

И напоследок выскажу одно конспирологическое соображение. Повторюсь, что в советском народном хозяйстве большое количество объектов, которые капиталисты обычно считают активами, как то земля, вода, недра, архитектурные памятники, образцы ландшафтного искусства и т.п., а также часть ТНП были вовсе выведены за торгово-денежные рамки. При этом инвестиционно-производственному денежному контуру соответствовали производственные, инфраструктурные и прочие объекты (в капиталистическом понимании — активы), находящиеся в общественной собственности, которой уполномочено было управлять государство как представитель всех советских тружеников. Продукция для личного пользования соответствовала лично-потребительскому контуру денежного обращения.

Помнится, некоторые товарищи сочли ошибочной необоснованную накачку советской экономики денежной массой в позднем СССР. Я уже не считаю это ошибкой или просчётом высшего руководящего состава. Дело в том, что если сознательно ставить задачу возврата к капиталистическим принципам, то потребовалось бы для начала дорастить дополнительной денежной массой инвестиционно-производственный денежный контур, дабы он снова охватил и активы, прежде выведенные из денежно-торговой сферы, ну не долларами же СССР накачивать в самом деле, да ещё по советскому официальному курсу. Затем инвестиционно-производственный контур обналичат, то есть порвут на частные капиталы вышедшие из тени новоявленные бизнесмены, далее они его отоварят бывшими советскими активами, а лично-потребительский контур в части средств "простого" населения требуется обезвредить, типа "уничтожить денежный навес". Ну и скупка оптом и в розницу новоиспечённых "элит", на которые, восторженно похрюкивая, разбился бывший советский "авангард", — это для "западных партнёров" привычное занятие. А дальше банально поиграть курсом рубля/доллара... и всё равно долларов не хватило, пришлось допечатывать. Очевидная логика и чётко проведённая операция извне через внутренних агентов влияния при наивности и политико-экономической малограмотности большинства и предательстве некоторых, вам не кажется?

Ссылки на видеоролики В.Д. Пихоровича:
http://www.youtube.com/watch?v=BRTwWXNKKZI

http://www.youtube.com/watch?v=8L_dEyVZKCM

Материалы о В.М. Глушкове:
http://situation.ru/app/j_artp_333.htm 

http://www.situation.ru/app/j_artp_781.htm 

М.В. Попов Сталинская политика снижения цен:
http://www.youtube.com/watch?v=8990xf3TeUs 


Оцените статью