Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Тема О современной войне

Мировой кризис

11.04.2015 19:45  

alext

175

Навеяно украинскими событиями, вполне возможными серьезными военными столкновениями, а, возможно, и войнами в разных частях мира, а также яростными диспутами фанатиков в ожидании «Арматы», точнее, танка на этой платформе.

Прежде всего — я никакой не военный эксперт, просто интересно стало порассуждать на тему «современной войны».

Опыт «войн» за последние четверть века (примерно).

1. Ирано-иракская война 1980-88г.

Очень интересная война, с точки зрения анализа. Страны находились в совершенно различных услових. Ирак был хорошо снабжаемой стороной — причем как со стороны СССР, так и со стороны НАТО, при этом организационно — типичной восточной диктатурой Хуссейна. Иран находился в это время в состоянии, близком к гражданской войне, в условиях отъезда американских военных специалистов, которые обслуживали американскую военную технику, но при этом при наличии мощного подъема, вызванного «исламской революцией». При этом сражения велись вполне в духе войн 40-50-ых годов. Результат — формально в разы более вооруженная и подготовленная армия Ирака не смогла добиться ни одной из поставленных целей — более, того, почти в конце войны боевые действия перешли далеко на иракскую территорию. Не имея возможности противостоятть иракской армии технически, Иран был вынужден бросать в наступление огромные массы псевдо-солдат, совершенно не подготовленых, без поддержки тяжелым оружием.

2. Ливанская война 1982 г.

По сути, это была массированная противопартизанская операция в уловиях кровавой гражданской войны в самом Ливане. Потери «военных» среди всех сторон конфликта невелики, и на порядок меньше числа погибших «мирных жителей». Собственно военными эпизодами можно считать бои между бронетанковыми частями Израиля и Сирии, а также уничтожение израильской авиацией двух десятков комплексов ПВО Сирии в долине Бекаа.

3. Две войны западной коалиции против Ирака

Войнами эти операции назватть трудно, по причине абсолютного неравенства сил. Тем не менее, результаты этих «войн» широко используются в качестве «доказательств» или «опровержений» тех или иных военных взглядов, концепций и идей. «Бури в пустыне», на мой взгляд, прекрасная ложная цель, с точки зрения разработки современной военной стратегии.

4. Боевые действия в ходе гражданской войны на Украине.

Довольно интересная информация, несмотря на крайне специфичные характер военных действий.

Собственно, это все. Тем не менее, именно на эти войны ссылается большинство публичных «военных теоретиков». Что характено, делаются совершенно разные, и даже взаимоисключающие, выводы. :)
На мой взгляд (инженера и невоенного человека) анализ этих войн дает мало полезной и много сбивающей с толку информации на концептуальном уровне — т. е. том уровне, который наиболее интересен для почтеннейшей публики. Хотя наверняка анализ таких конфликтов чрезвычайно важен для решения массы чисто «внутренних» военных проблем достаточно «тактического» плана. Боюсь, на «оперативно-стратегическом уровне» от опоры на эти войны могут происходить только крупные неприятности.

Опора на опыт вышеперечисленных войн вольно или невольно задает «фундамент» для рассуждений, так сказать, «всем известный» набор аксиом. С поразительной наивностью этот набор аксиом вместе со специфической «логикой» рассуждений выдается за «современное военное мышление». Чтобы избежать всяческих мутных рассуждений, просто перечислю по пунктам (без учета важности) особенности этого «мышления». Конечно, есть и настоящие эксперты, но на «поверхности» их не видно и не слышно.

1. Войны ведутся только на относительно небольших участках.
2. Стороны (особенно имеющая превосходство) имеет полную свободу рук на устраивания «перекура», отдыха, накопления ресурсов. Бояться нечего — противник не в состоянии воспрользоваться таким расслаблением.
3. Вся инициатива a priori находится в руках у агрессора. Противоположная сторона по тем или иным причинам не борется за инициативу (исключением стала ирано-иракская война, но и там для перехода Ирана от обороны к наступлению потребовалось нескольких лет).
4. Ресурсы агрессора практически неограничены — для проведения выбранной операции. Если ресурсов не хватает — операция свертывается, откладывается, или не проводится совсем.
5. Коммуникациям агрессора (связь, боевое взаимодействие, разведка, тыловое обеспечение, переброска войск) ничего не угрожает (или эта угроза слаба).
6. Операцию по нанесению первого удара можно планировать сколь угодно долго, открыто и безнаказанно.
7. Важнейшее условие — минимизация собственных потерь. Сторона, понесшая бОльшие потери, считается, по сути, проигравшей.

Другими словами, вместо войны рассматривается что-то вроде охоты с препятствиями. Подчеркиваю — это «психологическая канва» «военного мышления», навязанная СМИ, и, в общем, адекватно отражающая традиционнsй агло-саксонского военный менталитет.

Другая важнейшая особенность применительно к военным делам — ориентация производителей оружия в первую очередь (если не исключительно) на коммерческий успех. Это не значит, что оружие получается «плохим» - это значит, что оно создается не для войны. Или, точнее, для такой войны, на которую ориентируется заказчик. А это войны совершенно различного плана. К примеру, Индия имеет серьезного врага — Пакистан (да и с Китаем отношения далеки от союзнических). И Китай, и Пакистан имеют большие армии, причем называть пакистанскую армию передовой в военном отношении не приходится. Война с Пакистаном (если) будет носить не «коммерческий», а религиозно-цивилизационный характер. Кроме того, Индия (как и Ю. Корея) закупает много оружия не только для перевооружения своей армии, но и с целью модернизации своей военной промышленности, в том числе с задачей перейти в разряд экспортеров оружия.
Если же говорить о Ближнем Востоке, то закупки оружия там — в первую очередь политика, идеология и дипломатия. Не всегда, но как правило.

Наконец, достоинства и недостатки оружия всегда рассматривались и рассматриваются как важнейшие темы идеологических и пропагандистских войн.

К чему такое длинное вступление.

Неготовность армий всех стран всех времен к серьезным современным войнам — правило, из которого очень мало исключений. Более того, «предвоенные конфликты» - даже относительно серьезные - не дают достоверной информации для подготовки к «войне ближайшего будущего».
Как мне кажется, неготовность оценивать реальности стремительно приближающихся войн сейчас носит какой-то запредельный характер. Для примера возьмем гипотетическую большую войну между Россией (возможно, в союзе с Китаем) против НАТО в Европе и на Дальнем Востоке. Включая ограниченное применение тактического ядерного оружия — в принципе, это теоретически возможно, и не должно обязательно вести ко всеобщей термоядерной войне.

Опять-таки, ограничимся зоной Восточной Европы, раз уже американцы так сильно толкают укров на войну, и так беспокоятся о безопасности польш-прибалтик-румыний. :) Сразу скажу, что не считаю Россиянию стороной, заинтересованной в такой войне. Но американцы явно взялись за полную дестабилизацию путинской России (заодно с нанесением мощного политико-экономического удара по ЕС), в том числе и военным путем. За копейку укроорды могут быть брошены на «священную войну по освобождению Крыма», что безусловно повлечет участие армии России, за чем последует военная поддержка со стороны НАТО (восточноевропейского пушечного мяса, вооруженного американцами) своего «стратегического союзника» в «зоне жизненно важных интересов демократии».

Мне интересна сейчас только одна область — пригодность нынешних армий сторон к такой войне с «технической» точки зрения, а отнюдь не альтернативка в духе прогнозирования таких конфликтов. Приведенные ниже пункты буду обсуждать только с этой точки зрения.

И еще. Буду иметь в виду только оружие, которое реально иметь в «предусмотренных количествах», скажем, до 2020 г.

1. Боевая техника и театр военных действий.

Война такого плана развернется во многих частях Европе. Это не Ирак. Хотя бы потому, что в случае вовлечения в войну армий России и НАТО жизненно важно будет нанести первый удар. Пропуск первого удара в современных условиях дает на длительное время (если не на всю войну) колоссальное превосходство стороне, которая его нанесла. Кстати,это не значит, что агрессором является тот, кто нанес первый мощный удар — такой удар может быть вполне оправданной превентитвной мерой. Я думаю, что руснявые власовцы — горячие поклонники Резуна — с эти согласятся. Проявив трогательное единодушие с адептами военной стратегии Израиля. :)
Например, удар украинско-натовских войск в Крыму заставит Россию нанести превентивные удары (Искандеры, авиация) по войскам НАТО практически по всей линии границы. Хотя бы для того, чтобы не получить такой удар первым. Если такой удар нанесет НАТО — тем более, руки у всех будут развязаны. Я не вижу, как избежать такой эскалации. Непохоже, что Россия будет ждать удара как Ирак — просто у Ирака не было никаких возможностей для эффективного удара по войскам коалиции.

Итак, сотни километров «фронта» - с разрывами и отдельными очагами, которые только увеличивают размер области ведения боевых действий, причем самого разного плана - степи, леса, болота, ...

Это означает, что наличие сколь угодно «эффективного» оружия (продемонстрированного на полигонах и учебных боях) ничего не решает, если это оружия элементарно мало. Возьмем ту же авиацию.

Можно сколько угодно говорить о крутизне F-22 (или ПАК ФА), но этих самолетов просто слишком мало, чтобы влиять на ход боевых действий (кроме случая, когда сами боевые действия сводять только к действиям авиации). Американцы имеют примерно 180 F-22. Даже если они все будут переброшены на фронты Украины — Польши - Белоруссии - Румынии — Прибалтики, это означает, что их почти никто в небе просто не увидит. Авиация III Рейха на Восточном фронте имела примерно 600-800 истребителей (с учетом постоянного восполнения потерь), что обеспечивало господство в воздухе до середины 43 г., до начало массового производства самолетов современных типов на новых площадках в СССР. Это не считая нескольких тысяч бомбардировщиков — я только о завоевании господства в воздухе, о воздействии авиации на наземные силы — разговор отдельный. При этом обычной практикой для летчиков-истребителей Люфтваффе было выполнение 4-5 боевых вылетов в день. И это не максимум, а «рабочая нагрузка». Кроме того, обе стороны не имели никакой возможности нанесения ударов по вражеским аэродромам, кроме использования авиации. Это позволяло организовывать полевые аэродромы в большом количестве и недалеко от линии фронта (вне пределов воздействия тогдашней артиллерии).
В настоящий момент ВВС США (без ВМС) имеет примерно 3тыс. истребителей, НАТО — пусть еще примерно тысячи полторы. Американцы планируют заменить свои исчерпавающие ресурс машины (F-15/16) на F-35, примерно в том же количестве (включая Австралию, Японию, Ю. Корею, Бл. Восток).

Со штурмровиками и фронтовыми бомбардировщиками дело обстоит еще проще — A-10 массово списываются, замены им не готовится — все надежды на «многофункциональность» F-35. Кроме того, в качестве бомбардировщиков амеры пытаются использовать F-16, который реально (не по спецификации) в боевых условиях может брать 2-3 т. боевой нагрузки для удара по наземным целям. При этом самолет имеет один двигатель, и совершенно не расчитан на попадание даже крупнокалиберных пуль, снарядов и поражающих частей ЗУР.

В России ситуация с самолетами еще хуже. В этих услових Россия лихорадочно пытается довести до ума ПАК ФА, который, даже будучи готовым, мождет производиться и применяться в совершенно мизерных количествах. Похоже, что главная цель шумихи с ПАК ФА — расчеты чисто коммерческого плана, не имеющие никакого отношения к обороноспособности на случай войны. Американцы могут себе это позволить, имея абсолютное господство в океане. Для Россия IMHO такая «оборонная стратегия» - что-то вроде самоубийства, в случае реальной войны.

Потенциально сильной стороной российской армии является наличие достаточно эффективных средств войсковой ПВО. Я об образцах, а не о насыщенности армии этими средствами — с этим дело обстоит очень плохо. Ситуацию можно исправить, если готовиться к реальной войне. Если сухопутные части обладают достаточными эффективными соедствами ПВО, то наличие у противника только очень небольшого числа крайне дорогих, капризных и требущих сложной и крайне уязвимой инфраструктры для их обслуживания модет свести не нет «формальное превосходство» в воздухе. Американцы просто не могут позволить себе терять хотя бы несколько самолетов в день + неустановленное число поврежденных самолетов — у них нет ресурсов для продолжения воздушной войны в таких условиях. Впрочем, как и у России.

Беспилотники.
Это что-то вроже 3-D принтеров, в смысле пропаганды. В США сейчас 200 или 300 «ударных беспилотников» класса Predator или схожего. Это просто дистанционно-управляемый малоскоростной самолет с габаритами фронтового бомбардировщика времен II мировой войны, стоимостью в 20-30 миллимонов долларов. Прекрасное средство для борьбы с партизанами в Афганистане и Пакистане. Мишень в случае конфликта с серьезным противником.
Что кааектся легких и сверхлегких разведывательных беспилотников, то они обеспечивают передачу информации тактического уровня, причем при отсутствии мощного радиоэлектронного противодействия со стороны противника. Эта информация используется, главным образом, авиацией. См. выше.

Вертолеты огневой поддержки.

Каждый такой вертолет стоит на порядок дороже современного танка, требует достоверной информации о цели (предполагается, что противник не рказывает противодействия в этом плане), и уязвим для разных видов оружия, включая переносимые ПТУРЫ (а не только ПЗРК), в гораздо большей степени, нежели танки. Рассмотрение танков в качестве дорогостоящих мишеней, а вертолетов — в качестве неуязвимых терминаторов — это результат многолетней пропаганды, и только. Тот же Кунгуров в своей достаточно бестолковой статье противу танков :) почему-то выводил неуязвимость вертолета из того, что этот вертолет трудно сбить самому танку. Дальше этого расуждения он идти почему-то не стал.

Крылатые ракеты.

Крылатые ракеты реально могут применяться только по достаточно статичным целям, и только в условиях отсутствия современных средств ПВО в районе нахождения этих целей. Кроме того, запас крылатыхз ракет большой дальности невелик. Вообще, запасы высокоточного оружия невелики у всех стран (относительно количества целей для такого оружия).

2. Протенциал восстановления поврежденной техники

В ходе ограниченной войны, которая затрагивает, например, только полосу 500-1000 км от границы между Россией и «Европой» :), военная промышленность остается вне зоны войны (удар в глубину требует использования стратегических сил, т. е. выходит за рамки рассматриваемой модели). Это означает, что потери в боевой технике можно компенсировать. Проблема только во времени. Совершенно очевидно, что быстро приводить в боевое состояние можно только относительно простые виды вооружений. Другими словами, потенциал высокоточных/высокотехгологических вооружений у всех сторон будет очень быстро снижаться. Американцы считают, что это не проблема — надо войнушку остановить, отдохнуть, расслабиться, поднакопить боеприпасов, а потом, выбрав подходящее время, продолжить. Что они будут делать, когда текущие запасы оружия и энтузиазм негров, пошедших в армию отнюдь не для того, чтобы серьезно рисковать жизнью, закончатся, а противник останавливать боевые действия не собирается — я не знаю. Думаю, что и никто не знает.

3. Подготовка солдат для восполнения потерь.

Подхода, сходного с современным американским, придерживалась армия нацистской Германии. Я имею в виду ставку на немногочисленные, но «мощные» и даже «почти неуязвимые» силы — как в смысле техники, как и в смысле подготовки танкистов/летчиков/артиллеристов. В результате «полного военно-технического превосходства техники и солдат Вермахта над примитивной Красной Армией» с лета 1943 немцы были не в состоянии не только проводить наступательные операции, но и даже организовать устойчивую оборону, неся при этом вполне сопоставимые, а с конца 1944 г — намного бОльшие потери, чем "отсталая примитивная армия" СССР.
Я бы сказал, что армия США находится даже в худшем положении, так как она, в отличие от Вермахта, никогда не демонстрировала устойчивости против хотя бы равных, не говоря уже о превосходящих, силах противника.
Для вермахта было очень характерно быстрое снижение уровня боеготовности по причине невозможности полноценного восполнения потерь наиболее обученных офицеров и солдат, а также ставки на немногочисленные, но дорогостоящие и трудоемкие в изготовлении виды военной техники.
Летчика для современной авиации, точнее, самолетов технологического уровня F-22/35, нужно готовить несколько лет, причем на технике соответствующего уровня. Этой возможности в случае серьезного и продолжительного конфликта просто не будет.

4. Общие принципы.

Армии как США/НАТО, так и России, построены под одну и ту же военную доктрину, совершенно разумную для США и абсолютно глупую — для России. Слишком различны и геополитические условия, и цели, и экономические потенциалы. Нынешняя армия России будет легко разгромлена армиями НАТО — просто потому, что русские от большого ума приняли абсолютно невыгодные для них «правила игры». Кстати, Запад прекрасно знает об этом, и ведет мощную пропагандистскую войну в этом направлении. А именно, вбрасывается пропагандистский материал об «озабоченности США» ростом боеспособности российской армими, о ее «современном характере», об угрожащей модернизации, связаннрой с преодолением примитивно-азиатского организации армии СССР, и т. д., и т. п. Англо-саксы прекрасно знают, как падки на такую грубую лесть мужики и папуасы.
Россия имеет шанс устоять в военном (и военно-экономическом) противостоянии Западу (вопрос, нужно ли это вообще и способна ли на это Россия — разговор отдельный) только в случае совершенно несимметричного ответа, а именно.

1. Необходимо иметь возможность полностью нарушить устойчивую связь, целеуказание и управление войсками США/НАТО. Это задача непростая, но на порядок менее сложная, чем задача обеспечить такую устойчивость в условиях противодействия противника. Это значит, что одним из важнейших — если вообще не важнейшим — является реальная боеготовность частей РЭБ на всех уровнях. Если это не обеспечено — война будет быстро и безнадежно проиграна.
2. Не нужно считать противника глупее себя. Нужно готовить армию к условиям боев в условиях крайне ограниченной информации о противнике. Грубо говоря, GPS вместе с самыми супер-пупер навороченными системами устойчиво работать не будут. А может, и вообще не будут. Кабельная связь — другое дело.
3. Сложная техника либо быстро выйдет из строя (в том числе по причине боевых потерь), либо не удастся организовать ее полноценное обслуживание. Касается всех воюющих сторон. Если у Вас есть F-22 и больше ничего — вы скоро останетесь с голыми руками, если противник, конечно, не совсем беззащитен (типа Ирака).
4. Правильная маскировка (в самом широком смысле этого слова) вместе со средствами РЭБ способна практически парализовать вооруженные силы, заточенные под применение немногочисленного, высокоточного и дорогостоящего оружия.
5. Необходимо «выключить» авиационную составляющую НАТО/США (на практике — США). Причем не в смысле завоевания превосходства в воздухе (само по себе оно никому не нужно), а для исключения эффективного воздействия авиация противника по своим наземным войскам. США всемерно помогают России в этом направлении, отказываясь от имеющейся штурмовой авиации своих сухопутных сил.
6. Нужно быть готовым к бОльшему уровню потерь, нежели противник, при начальной фазе каждой операции (и компенсировать их на последующих стадиях). Нужно иметь много пусть и не «крутого», но вполне работопособного (в условиях массового применения средств РЭБ и средств уничтожения микроэлектронных устройств) оружия. Грубо говоря, нужно иметь не 50 Су-34 с 50-тью суперподготовленными пилотами, которых (и пилотов, и самолеты) нечем заменить, а 500 (а то и 1000 — за те же деньги) относительно дешевых и «примитивных» СУ-25 с пилотами среднего уровня. Если, конечно, задачей является огневое воздействие на войска противника, а не подсчет потерь самолетов/летчиков в интернете.
7. Нужно преодолеть (в среде военных специалистов и офицеров) следование западным концепциям и использование западных критериев оценки «что такое хорошо и что такое плохо». Запад находится в совершенно иных условиях, нежели Россия (и Китай). Я имею в виду только военно-техническо-экономическую ситуацию.
8. И вообще, россияния сейчас в смысле «военной подготовки» должны следовать примеру швейцарцев. :)

Я не о примитивизации (средства РЭБ и войсковой ПВО — очень высокотехнологичные вещи), а о разработке оружия, как оружия для войны, а не как товара для захвата перспективных рынков. Есть качественный барьер, и если качественное превосходство противника выше этого критического предела — поражение неизбежно.

Кстати, у США могут быть большие проблемы с ИГИЛ (или чем-то в этом духе) — если не удастся прикончить это чудо чисто финансово. Дело в том, что США просто не имеют средств для борьбы с таким противником. Это на рекламных роликах можно посылать парочку Апачей с Хеллфайерами против одного орла с пулеметом, который, как кажется оператору, засел в окне какого-то дома (а может, уже и слинял). В реальности с таким подходом быстро вылетишь в трубу — во всех смыслах.

Кроме того, похоже, США не смогут ничего сделать с армией Китая. Хотя, конечно, США легко могут перерезать морские коммуникации Китая.
-------

В общем, как-то так.
Сыро, непричесано. Но, тем не менее. :)

закрыть...

Оцените статью