Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

В парламенте Венгрии обнаружили евроватника из «Йоббика»

Мировой кризис

22.02.2015 10:57  

equal

173

В 2003 году горстка студенческих активистов, придумавших такое запретно-притягательное для русского уха название, вряд ли могла предугадать будущий триумф. А сейчас, ну-ка ты, депутаты и в национальном, и Европарламенте. Или вот интереснейший венгерский феномен: дрейф правящей партии, ФИДЕС, в сторону консервативного дискурса происходит в том числе и в ответ на соответствующую риторику «Йоббика», чтобы не растерять чувствительный к вопросам национальной идентичности широкий электорат.

— Мы не антироссийская, но и не пророссийская сила, — говорит Андриенна Санисло, сотрудник пресс-службы «Йоббика». — Однако, прежде всего, мы выступаем за честность. В том числе и в отношениях с вашей страной. А ещё мы — партия молодых: средний возраст наших депутатов — минимальный в Орсагхазе, чуть больше 30 лет.

Напротив меня — 37-летний Мартон Дьёндьёши, член парламентского комитета по международным делам. Умное, живое лицо с очками в простой оправе, элегантный недорогой костюм, великолепный Queen’s English. Оказывается, консервативные ценности может отстаивать не только фриковатый актёр, казак с нагайкой или байкер в косухе (уж всё-таки оно, как бы мягче сказать, неформат), — а и вот такой интеллигентный до мозга костей европеец.

Рассказывает о себе: из семьи дипломатов, подростком — Египет и Афганистан, 10 лет в Ирландии, Дублинский университет, магистр экономических наук, налоговый консультант в KPMG и PWC (кто поймёт, тот понял). Публицист консервативных изданий, женат, ребёнок. Словом, типичный представитель «сообщества городских профессионалов», которых так любят окучивать отечественные либералы.

— Господин Дьёндьёши, когда я был ребёнком, весь автобусный парк нашего райцентра (за 3 тысячи километров от Дуная) состоял из «Икарусов». А нынче их даже в Будапеште — едва днём с огнём.

— Да, «Икарус» — прекрасный пример, показывающий судьбы всей венгерской промышленности в последнюю четверть века. Не будет большим преувеличением сказать, что национальной экономики больше нет, — я имею в виду именно реальный, производственный сектор, который при социалистах принадлежал народу. Осталось некоторое количество мелких и средних предприятий, но и они испытывают хронический недостаток инвестиций.

Вы упомянули «Икарус» как самый известный бренд, однако, помимо него, до либеральных реформ существовали громадные государственные корпорации, например, «Тунгсрам». Этот завод производил электротехнику с 1896 года, имел огромные рынки сбыта в Азии, а сейчас — поглощён концерном General Electrics. У нас развивались фармацевтика, приборостроение, точное машиностроение, химическая промышленность, энергетика. Традиционно были сильны позиции и в сельском хозяйстве — весь Варшавский договор питался консервами «Глобус». Впрочем, одним соцлагерем экспорт не ограничивался — мадьярские товары покупали не только сателлиты СССР, но и почти весь мир!

— Что с сельским хозяйством сейчас?

— Развалено. После вступления в Евросоюз мы с удивлением обнаружили, что у них свои правила игры. Отстаивать интересы нашего агропромышленного комплекса практически невозможно: оказывается, у Брюсселя единая сельскохозяйственная политика, в которую благополучие «новых» членов ЕС не входит. Конкретный пример — до Перестройки у нас было 12 сахарных заводов, три четверти продукции которых отправлялось на экспорт. Мы поставляли за рубеж мясо, растительное масло, овощи, фрукты. Отечественный агропром был полностью независим! А недавно я посетил последний живой сахарозавод в Капошваре. Но и тем владеют австрийцы. Мы вынуждены импортировать сахар у соседей! Или другой пример. В моём детстве говорили: «в Венгрии столько же свиней, сколько и людей — 10 миллионов».

— А сегодня сколько?

— Не могу сказать. Но сейчас даже салями, наш традиционный продукт, вынуждены закупать. Свинина завозится из Дании! И это в стране с тысячелетним укладом скотоводства! Полагаю, подобный факт убедительнее любых цифр.

[Для справки: людей за годы евроинтеграции тоже не прибавилось. В 1987-м, накануне «бархатных революций», — 10,5 миллионов; в 2013-м — на 600 тысяч меньше: убыль, особенно чувствительная для небольшой страны.]

— Думаю, самая большая ошибка, — продолжает Дьёндьёши, — в том, что после смены режима венгры наивно поверили западной пропаганде, поверили красивым теориям о свободной экономике. Нам говорили: все ваши проблемы решит невидимая рука рынка. Нам говорили: государство и госсобственность — это плохо. Нам говорили: власть не должна вмешиваться в экономику. Нам говорили: государство должно продать все, даже стратегически важные активы, зарубежным инвесторам. И тогда наступит светлое будущее.

— В итоге?

— Можно сказать, Венгрия превратилась в колониальный придаток Запада. Мы приватизировали практически всю индустрию — вне какой-либо логики, без малейшего согласия с национальными интересами. И у меня сейчас ровно один вопрос: вот эти венгерские политические элиты, смотревшие в рот евроатлантистам, — они всё это сделали сознательно, или они просто были наивными детьми, которые повелись на волшебную западную сказку?

— У вас весьма консервативная риторика, хотя вы и утверждаете, что «Йоббик» — не левые и не правые. Однако, если говорить в терминах политологии, вы — типичная право-националистическая партия. А идеология национализма, скажем так, предполагает образ врага. Кто ваш враг, господин Дьёндьёши?

— Мы, конечно, правая партия, тут вы правы. И, прежде всего, мы выступаем против уродливых изъянов рыночной экономики, за расширение государственного влияния. В чём же наш национализм? В том, что мы ратуем за приоритет национальных интересов — будь то внешняя политика, экономика или культура. Сегодня все говорят о стратегическом развитии ЕС или НАТО, в которых мы состоим, но проблемы Венгрии в этом глобальном проекте никого не волнуют. Наши политики думают, будто их единственная задача — следить за выполнением инструкций, присланных по факсу из Брюсселя и Вашингтона... Вам смешно? А я не шучу, ровно так и есть. Следовательно, враги «Йоббика» — те, кто выступают против национального суверенитета Венгрии, те, кто препятствуют защите наших национальных интересов. И сегодня, к сожалению, большинство таких недоброжелателей находится на Западе. [Премьер-министр Венгрии] Виктор Орбан выступил против антироссийских санкций, но сам же их ввёл под давлением США и ЕС.

— Последствия для вашей экономики?

— Разрушительны. Четверть века нам говорили — ищите новые рынки сбыта и инвестиции на Западе. Но тот не дал ни первого, ни второго. Ранее Орбан под влиянием «Йоббика» объявил о политике «открытости на восток», мы пытались прийти с нашими товарами в страны БРИКС. А сейчас рвутся последние внешнеторговые связи. Поэтому я убеждён, что Россия и Венгрия должны оставаться партнёрами вне зависимости от мнения ЕС.

— Многие заметили, что здравая позиция вашей партии в оценке Украинского кризиса весьма отличается от средней температуры по европалате.

— Нам говорили, будто во всём виновата Россия. А ЕС и Америка, значит, непорочные девы? Нам говорили, будто русская марионетка Янукович помешал украинскому народу сделать европейский выбор. Но что же я вижу с фактами на руках? Противники Януковича — Тимошенко, Кличко, Турчинов, Яценюк, они все до единого — иностранные агенты; вся украинская оппозиция финансируется зарубежными НКО — Фондом Аденауэра, Фондом Сороса... И вот, под давлением извне, Януковича свергли — его, легитимного лидера, за которого голосовал народ и которого тот же Запад ранее признавал. После чего совершенно закономерно в стране началась гражданская война. Россия — лишь реагировала. Далее, «Правый сектор» и другие радикалы развязали агрессию против национальных меньшинств, причём не только русских. Подумайте о двухстах тысячах закарпатских венгров! Киевская администрация не только ущемляет их в языковом отношении, но и мобилизует в армию, где им не за что сражаться — разве что за американские геополитические интересы. В Верховной Раде права мадьяр представляет всего один депутат — Ласло Брензович, из списка Порошенко. Наша позиция — Украина обязана гарантировать соблюдение прав каждого из этнических меньшинств: русского, польского, венгерского, болгарского, румынского и других. Пытаясь вовлечь Украину в свою сферу влияния, ЕС и НАТО сами стали агрессорами. Поставки оружия, тренировки украинских военных натовскими инструкторами могут привести ко взрыву ситуации во всей Европе.

— Что конкретно делается для защиты соотечественников за рубежом?

— Фактически — ничего, только декларации. 13 февраля Орбан посетил Киев и вновь потребовал соблюдения прав закарпатских венгров, чтобы количество мобилизованных соответствовало пропорциональной численности мадьярского меньшинства. Замечу, данная официальная позиция Венгрии отличается от позиции «Йоббика», согласно которой — ни один венгр не должен быть призван в так называемую «АТО». И вновь — правильные слова без реальных последствий.

— Вы ездили наблюдателем на ноябрьские выборы в ДНР.

— Да, и подвергся чудовищной критике со стороны европейской прессы и некоторых венгерских политиков. Между тем выборы проходили в сложнейших обстановке, в хаосе гражданской войны. Разумеется, при таких экстремальных условиях идеальное и юридически безупречное голосование организовать невозможно. Впрочем, недавние выборы президента и парламента Украины во многих районах юго-востока вообще не проводились, миллионы граждан оказались вне электорального поля. Я отправился туда, чтобы поговорить с людьми, составить своё представление о ситуации. Потому что в любой европейской стране, от Польши до Великобритании, вам сообщат лишь одну точку зрения на происходящее — мнение западной пропаганды.

— Где конкретно вы находились?

— Провёл в Донецке 3 дня, ездил в Горловку. И был потрясён! Полная противоположность тому, что читал в европейской прессе. Люди на избирательных участках стояли часами, чтобы получить бюллетень, в буквальном смысле под огнём артиллерии.

— Вы были свидетелем артобстрелов?

— Да.

— С какой стороны прилетали снаряды?

— С украинской стороны. И что в такой ситуации остаётся делать мужчинам, которые хотят всего только защитить свой дом и свою семью?

— Вы не видели там российских войск?

— Нет. Я общался с местными жителями: «Вы живёте в Горловке?» — «Да». — «В Донецке?» — «Да». На вопрос «кто вы?» отвечали: «Мы русскоязычные граждане Украины (обратите внимание, они не называли себя русскими), а собственное правительство нас обстреливает!». Мне говорили: «Украина объявила войну собственному народу, я больше не хочу быть частью этой страны». Что до России, то она всего лишь защищает своих соотечественников — иногда военными, иногда дипломатическими методами, и мне горько, что моя страна, Венгрия, не сделала того же.

— Долгое время наши отношения были напряжёнными, русские войска подавляли будапештские восстания в 1848 и 1956 годах.

— Понимаете, венгерскому государству каждый век тысячелетней жизни приходилось отстаивать свою свободу: монголы, турки, австрийские Габсбурги, немецкие нацисты... Разумеется, мы помним историю! Но если сейчас кто и угрожает нашему суверенитету, то это США и ЕС, а никак не Россия.

* * *

...Я благодарю Дьёндьёши за беседу, вспоминая, что по законам журналистики нужно дать слово и противной стороне, и прикидываю, будто беру интервью с Макаревичем или Кацем:

— Лия Меджидовна, вы же не будете отрицать, что воссоединение с Крымом основано на безусловном волеизъявлении крымского народа в мартовском референдуме?

— Так называемый референдум нелегитимен! Гиркин, Боинг, Милонов, 146%!

— Позвольте, Евгения Марковна, а международные наблюдатели? Этот плебисцит посетили, в числе прочих, депутаты «Йоббика», партии, имеющей представительство в Европарламенте.

— Щито? Кого ты приводишь в пример?! Это же фашисты! А-на-на, фашисты-фашисты-фашисты!

— Иными словами, вы полагаете, миллион проголосовавших венгров, давших «Йоббику» 20% мест в национальном парламенте, фашистов от не-фашистов не отличат?

— А чего ты хочешь от евробыдла, к тому же побывавшего под оккупацией совка? Если ты не в курсе, интеллигенция типа меня затем и нужна, что у нас, в отличие от охлоса, нет рабского менталитета.

— Ну, а всенародное ликование, массовая явка крымчан?

— Где ты это увидел? У лживых киселёвских пропагандонов?

— Конкретные факты лжи?

— А распятый мальчик? Ура-ура, АХХАХА! Распятыймальчик распятыймальчик распятыймальчик!!!

* * *

Я гуляю по Будапешту, поражаясь тому, что удобные общественные пространства, изящные парковочные столбики и мощение плиткой — любимые плюшки наших блогеров-урбанистов — гармонично соседствуют с национализацией Центробанка и включением слов «Бог и христианство» в конституцию страны. Если это именно та Европа, в которую нам надо идти — извините, мы обеими руками за.
Посмотреть полностью: http://politrussia.com/world/ispoved-evrovatnika-584/

Сcылка >>


Оцените статью