Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Тема Русский национальный вопрос, миграция и максимизация прибыли.

Мировой кризис

12.08.2013 18:01  

capreze

174

Русский национальный вопрос, миграция и максимизация прибыли.

Текст, надеюсь, будет относительно коротким, поскольку мысль, которую я хочу изложить, довольно проста и понятна на уровне здравого смысла. По крайней мере, любому, хоть немного знакомому что с политэкономией, что экономиксизмом – двумя основными научными школами, изучающими законы управления общественным хозяйством. Так же она касается не только русского вопроса, но и национальной ахиллесовой пяты любого другого современного государства, испытывающего серьезное давление от быстрого наплыва инокультурной миграции и трудностей с ассимиляцией новоприбывших. Сразу скажу, что у меня лично ответ на этот вопрос есть, он более-менее понятен тем, кто читает меня не впервые, и я его изложу в конце этого маленького опуса.
Если сравнивать проблему миграции (оговорюсь, что здесь я рассматриваю, преимущественно, трудовую миграцию, то есть ту, которая встраивается в систему производяще-сервисной части экономики государства-объекта, дополняя собой марксову триаду в виде земли и капитала) каким-либо медицинским примером, то мне лично приходит на ум так называемый «резус-конфликт». Это когда организм матери, обладающей отрицательным резусом крови, отторгает, по мере сил организма, плод, обладающий положительным резусом. Подобное происходит, обычно, с повторной беременностью, если у матери до того был либо аборт, либо выкидыш, либо роды, после которых не было применено определенное лекарство (для любознательных – «анти-D-иммуноглабулин»), и организм стал вырабатывать анти-тела. Тогда, в следующий раз, если, вдруг плод вновь обладает чужеродным для материнского организма резусом, происходит следующее: у матери начинают вырабатываться антитела, они вступают в конфликт с кровью плода, происходит разрушение эритроцитов, продуктом этого разрушения становится некое вещество под названием «билирубин», которое настойчиво начинает отравлять организм плода, дабы изжить его из себя. Печень работает на износ, поскольку процесс носит экспоненциальный характер, в лучшем случае ребенок рождается с желтухой, в средней худшести – умственно отсталым, в худшем – погибает.
Родина-мать, обычно, остается живой, хоть и морально потрепанной.
Так вот, билирубин в общественном смысле – это та прибыль, в погоне за максимизацией которой капиталист (это слово здесь - просто определение, без каких-либо специальных отрицательных коннотаций) и его политические покровители радостно открывают двери своих фирм для дешевой рабочей силы из денежно более отсталых государств. Но отторгаемый плод – это вовсе не тот иностранный рабочий, о котором некоторые, вероятно, подумали, когда читали мое лирическое, казалось бы, отступление, а вовсе даже свой, коренной и титульный соплеменник, обладающий всеми необходимыми плюсами своей крови: местом жительства, владением языка, знанием своей культуры и родного материнскому (или, точнее – отечественному) организму.
Мысль эта окончательно сформировалась в моей голове буквально три дня назад, когда я вернулся из своего летнего отпуска и зашел в знакомый мне сетевой супермаркет (конкретно, это был «перекресток», но, уверен, то же самое происходит и везде). Несмотря на дневное время, работали только две кассы и стояли такие огромные очереди, что я с завистью вспомнил свое «дефицитное» советское детство. Нарастающее раздражение вылилось в диалог с кассиршей (титульной, образованная, трезвая), из которого я выяснил, что из данного магазина уволился директор, за ним ушла и большая часть персонала, да и сама она, собственно, здесь ненадолго, потому что на эти деньги и уровень стресса прожить невозможно. На мой естественно последовавший вопрос: а сколько же Вы получаете? (по наивности, я думал, что только преподавателям в вузах да врачам платят мало) – она ответила, что работая на полуторной ставке и, зачастую, по 75 часов в неделю, доход ее составляет 19’000.00 (Девятнадцать тысяч) рублей в месяц. Место действия – Санкт-Петербург.
Теперь давайте представим себе, что такое 19.000 rur в Санкт-Петербурге для коренного жителя Санкт-Петербурга (пример легко транслируется в любой другой субъект Российской Федерации, равно как и в любой другой город/поселок любой другой страны нынешнего капиталистического мира). Четверть уйдет на жилье/ЖКХ (это, если свое, если арендуемое – то вся сумма минимум). Четверть – на пропитание (это, если человек живет один, иждивенцев/детей/семьи нет). От 10% до четверти – на лекарства/врачей, без которых работать по 75 часов в неделю вряд ли получится. Ну, и оставшиеся тысяч 5 – на все остальные житейско-бытовые утехи, вроде одежды/отпуска/дачи/днейрожденийподругидрузей/транспорт, а так же налоги на собственность и прочие «пенсионные» сборы. В итоге, уверяю вас, жирный минус, кредиты, полное отсутствие возможности создание семьи (это к вопросу, «почему русские мало рожают») и жизнь не от зарплаты до зарплаты, а рабский труд от рассвета до заката. Вам нравится такая жизнь? А трудовым мигрантам – нравится. Потому что живя здесь в квази-общагах и ограничивая себя во всем, они обеспечивают прекрасную жизнь своим родным на их бедной родине. Они выполняют свой мужний, отцовский, братский, сестринский долг перед своими родными. Абстрагировавшись, можно только уважать.
В России такая жизнь нравится среднеазиатским мигрантам. В Германии – турецким. Во Франции – алжирским. В США – максиканско-феллипинским. В Великобритании – пакистанским. В Италии – сомалийским и украинским. Потому что русский, немецкий, французский, американский, британский или итальянский капиталист – на все, что угодно пойдут, чтобы максимизировать свою прибыль. И забота о том, кто будет стоять у его станка/прилавка/кассы – русский или мигрант – поверьте, последняя, о которой он будет беспокоиться. Вопрос лишь, что более выгодно.
И руководство всех упомянутых, и оставшихся за скобками, стран – только помогает им в этом. Потому что что – разве наши вожди придут в супермаркет постоять в дикой очереди и пообщаться с кассиром? Нет – они встретятся с капиталистом на яхте или заседании попечительского совета какого-нибудь общества, и выслушают его стенания, что-де русский пьет, работу прогуливает, трудится не хочет. Конечно, пьет – он же отторгнутый плод. У него билирубин зашкаливал от денежных антител, и давно уже поражен мозг – вы сами это сделали с нашим народом!
Вот потому и ждите, что скоро торговля станет полностью мигрантской (а это больше 10 млн человек, хочу сказать). Про стройку говорить надо? Та же история, только там еще и мужики должны работать – может русский мужик, отец и глава семейства, работая на стройке рабочим в России, сегодня семью прокормить? Большинство – нет. Понятное дело – прибыль же ж.
И так во всем.
И вот, что я еще скажу. Мне тут приятельница из Британии сказала «Очень мне нравится Навальный, но вот беспокоит меня его отношение к национальному вопросу». Так я ей ответил: «Ты знаешь, мне он тоже в чем-то симпатичен, но уж точно, смею тебя заверить, с национальным вопросом его можешь не беспокоится – все останется, как есть, даже еще больше миграция в Россию будет. Потому что апологеты либерализма и догматики монетаризма, какими бы борцами с коррупцией они ни были, с национальным вопросом ничего поделать не смогут – фетиш прибыльности и альтернативной стоимости не позволит!»

Поэтому, закончу коротко, только путь к вне-денежной, а значит и вне-прибыльной экономической модели сможет сохранить национальные государства в добром соседстве друг с другом. Альтернативы – либо глобализация в ее наихудшем исполнении и разделению на «излишествующие» vs «все остальные», либо тоталитаризм по самому жесткому сценарию.

В общем – добро пожаловать в плавильный котел.
Если получится до того выжить у себя на Родине.

закрыть...


Оцените статью