Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Политика - это концентрированная "хрематистика"!

Мировой кризис

27.02.2016 06:04  

invite

136

Политика – это концентрированная «хрематистика»!

 

      Ещё чуть ли не 2500 лет назад Аристотель, говорил об «экономике», как о науке, связанной с ведением естественной хозяйственной деятельности необходимой для разумного личного потребления человека, т.е. связанной с достижением благополучия всего домашнего хозяйства. А также предупреждал и о том, что «экономика» имеет тенденцию перерождаться в противоестественное «искусство наживать состояние», именуемое им уже как «хрематистика».  Иначе говоря, перерождаться в деятельность, направленную на извлечение прибыли и накопление богатств, особенно в форме денег. Прозорливо замечая при этом, что «…целью здесь оказывается беспредельное богатство и обладание деньгами… Все, занимающиеся денежными оборотами, стремятся увеличить свои капиталы до бесконечности».

      И, в принципе, ничего бы страшного и не было, если бы личное обогащение постепенно не превратилось в умение жить за счет всего общества, т.е. «богатеть не с государством, а за счет него».  Другими словами, не превратилось бы в обкрадывание всего общества наиболее «воровковитой» его частью, именуемой уже «элитой» и убеждающей, при этом, что «частный эгоизм идет на пользу всем», а само производство регулируется не их интересами, а «невидимой рукой рынка»! С течением времени, как «экономика», так и «хрематистика» развивались и утверждались собственными апологетами и пропагандистами. У первой, классической науки - это, в той либо иной мере, были Пети, Смит, Риккардо, Маркс, Энгельс, Ленин. У второй, вульгарной политэкономии - это Мальтус, Мак-Куллох, Сэй, Бейли, Дюринг, Бастиа, Прудон, Струве, Туган-Барановский, да ещё и масса сегодняшних политологов, считающих себя экономистами. Ну а так как для «широких масс», чем проще, тем доходчивей, узаконилась конечно же последняя точка зрения в науке, так точно и верно именуемой, как «вульгарная политэкономия». Обусловившей и соответствующее «развитие» общественного производства через регулярные кризисы, банкротства, крахи, войны, пауперизм, потерю нравственных ценностей, а в этой связи и вырождение человечества вообще и т.п. И все это только из-за того, что такое «развитие» основано на «истинах» таких же доходчивых, как и представление о плоской Земле, ибо также все они опирались на «видимость», трактуя её уже как действительность.

      К примеру, если научная политэкономия – это теория трудовой стоимости и её развития, это теория защиты закона стоимости, защиты обмена равного труда на равный труд. То вульгарная политэкономия – это отрицание трудовой теории стоимости, это теория оправдания нарушения закона стоимости, теория неэквивалентного обмена, теория безвозмездного присвоения результатов чужого труда. Т.е. это политэкономия капитала, цены и прибыли. Если в первой: «Стоимость это труд», то у вульгарной: «Стоимость – это даваемая товару оценка» (Мальтус), или «Стоимость – это цены» (Дюринг), или «Стоимость измеряется полезностью вещи» (Сэй). Если в первой, научной: «Категория издержек производства не имеет никакого отношения к образованию стоимости», то у лженауки: «Действительная стоимость или стоимость издержек» (Мак-Кулох), или «Стоимость товара равна содержащемуся в товаре авансированному капиталу плюс прибыль». Если у Маркса: «Вместе с другими ослами Бейли полагает, что определить стоимость товаров — значит найти денежное выражение, внешнюю меру их стоимости», то во всей вульгарной, «доходчивой» политэкономии: «…всё поставлено на голову: стоимость, представляющая собой нечто первоначальное, источник цены, ставится в зависимость от последней, от своего собственного продукта». И все это понятно, т.к. отклонение цены от стоимости дает возможность тем, кто ратует за такую «науку», добиваться неэквивалентного обмена, наживаясь, повторяем, за счет чужого труда. А в рыночных условиях, в условиях естественного для рынка колебания цены вокруг стоимости, такой подход и приводит к тому, что 1% населения скоро будет владеть не половиной, а всеми богатствами планеты, ибо созданные им финансовые технологии, основанные на ссудном проценте, уже позволяют без всякой связи с реальным производством попросту «порождать» деньги из воздуха, приобретая с их помощью весь мир.

     Но, казалось бы, какая разница как измерять стоимость? Да, может быть и так, если жить за счет окружающих ваша мечта. Может быть и так, если вы чувствуете себя комфортно среди нищих и бомжей. Но если у Вас целью экономики общественного(!) производства является все-таки рост благосостояния всего общества (а не только благосостояния 1% «элиты»), да еще и на основе роста производительности труда, то тогда снижение именно «СТОИМОСТИ», снижение именно общественных затрат труда, по отношению к результатам, позволит и в действительности достичь такой цели. Не даром ранее об этом напоминал самый "всеобщий" лозунг - «рост производительности труда – это самое главное для победы нового общественного строя»! Правда, если это все-таки новый строй. Ведь у наших коммунистов из всей «классической науки», (хоть и объявленной панацеей от всех язв капитализма), ничего, кроме устранения частной собственности из общественного производства, так и не было использовано. Так, если «Цена — это денежное выражение стоимости», то такого никогда не было, т.к. цена была единая и приблизительно средняя, обеспечивающая 80-ти процентам предприятий рентабельную работу. А, следовательно, и любые изменения в технологиях, любые модернизации и замены «хорошего на лучшее» в производстве, по таким единым, усредненным ценам могли быть выгодными, а по фактическим затратам труда – убыточными. Даже и то, что «один и тот же труд в равные промежутки времени создает равные по величине стоимости, как бы ни изменялась его производительная сила», превратилось в увеличение «валовой стоимости» по стране за счет повышения производительности труда. А о последней, хоть и утверждалось, что это «самое главное», но за 70 лет так и не сформулировали даже как её измерять. В результате даже Горбачев удивлялся, что же, мол, это такое – «производительность труда растет, а цены не снижаются». Да и за все время, так называемой, «советской власти» только лет шесть-семь после разрушительной войны идеи социализма реализовывались на практике – цены ежегодно снижались, т.к. сокращались и затраты труда при производстве. Ну а когда в 60 годах отказались от контроля за снижением себестоимости и перешли к управлению общественным производством используя прибыль, то тут же «появилась», как и во всем капиталистическом мире, так называемая, «тягучая инфляция», перечеркнувшая всю идею дальнейшего развития к «светлому будущему».

      Как же так можно было суметь, имея теорию, защищающую интересы всего общества, так и не разобраться, что главное в ней, а что второстепенное. Имея ясную картину, без каких-либо коммерческих тайн и частных интересов в самом производстве, так и не понять, что наконец-то появилась возможность управлять производством именно по самому эффективному пути по пути роста производительности общественного труда! Казалось бы, ну что может быть проще, чем в условиях единой собственности, в гр. А и в гр. Б, организовать не продажу по ценам, а передачу по издержкам? Причем объемы производства гр. А должны определятся потребностями не собственными, а потребностями гр. Б, чьи объёмы, в свою очередь, должны были формироваться потребностями всего общества. Ведь при снижении затрат в единице продукции, т.е. при действительном росте производительности труда уже не могло бы быть привычного для того времени «производства ради производства». А при наличии такой обратной связи и рост благосостояния всего общества за 70 лет мог бы быть вполне достигнут! Нет, грохнули наши «человекообразные» о камень очки, так и не разобравшись как ими пользоваться!

     А ведь избавиться от таких популярных для обкрадывающих все общество «элит» и пришедших на смену рыночных методов управления, приведших общественное производство во всем мире, по выражению Катасонова, в «тупик финансового капитализма», оказывается вполне возможно. Сегодня отказ от использования ссудного процента и банковских мультипликаторов, т.е. от использования принципа, когда «деньги порождают деньги», вполне решается при применении «безусловного основного дохода» (БОД). Но при этом на момент его использования, конечно же, повторяем уже многократно, необходимо обязательно зафиксировать цены. Ибо стимулирование производства путем увеличения покупательной способности населения приведет к росту цен и, как следствие, не только к обычному обогащению «элиты» от «перераспределения» в их карманы БОД, но и к относительному сокращению всех накоплений, т.е., в конечном счете, к сравнительному обнищанию народа. Если же цены зафиксировать, то для увеличения прибыли производителям уже будет необходимо увеличивать натуральный объем производства и снижать себестоимость единицы продукции, т.е. наконец-то добиться и действительного роста производительности труда. А это, повторяем, и есть «самое главное и самое важное для победы нового общественного строя»! Ну а вообще устранение интересов частной собственности из управления общественным производством позволит не только избежать коммерческих тайн и гонки цен, но и при «прозрачности» в производственных отношениях достичь благополучия всего общества с меньшими усилиями, чем от «развития» вслепую, методом проб и ошибок, да ещё и через регулярные катаклизмы. Ибо когда «идея овладевает массами» - она будет реализована! То есть, как показала практика в нашей стране, во времена, когда суть «развития» ассоциировалась с увеличением «вала», то по объёму его мы обогнали весь мир, да еще и в сравнительно короткое время. Правда, из-за того, что эффективности не уделялось никакого внимания, т.е. объемы увеличивались «любой ценой», нам все также «всего» и продолжало не хватать, ибо рост затрат требует и повышенного производства для их погашения. И так, к сожалению, по возрастающей!     Успехов.

 


Оцените статью