Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Внукам о ложных экономических "истинах".

Мировой кризис

26.01.2014 18:30  

invite

94

Управление производством при условии его обобществления более эффективно, чем основанного на частной собственности.. По крайней мере необузданность инфляции и регулярность кризисов постоянно свидетельствует об этом. Внукам о ложных истинах.

Бытует мнение, что дети умнее родителей, и хоть «сократов», «конфуциев» да «монтеней» уже встретить трудновато, мнение все-таки оптимистическое, т.к. такая надежда всегда радует. Так же радует и то, что вы разберётесь, в отличии от старшего поколения, в сути экономики общественного производства, речь о котором пойдет ниже. Сразу же заметим, общественным производство называется не из-за каких-то политических соображений, а только из-за того, что в результате разделения труда в процессе производства «благ» прямо или косвенно участвует все общество. И тут необходимо сразу же указать на частенько забываемую при дискуссиях единственную цель его создания – именно для производства благ, именно для роста благосостояния всего народа. И так же добавить, что наиболее рациональный путь развития самого производства при этом - повышение его эффективности, производительности труда, т.е. сокращение затрат при производстве единицы продукции. Так как только такое сокращение и является базой для снижения цен, что в свою очередь увеличивает покупательную способность населения, т.е. увеличивает его материальное благосостояние.
Как же управлять общественным производством по пути наиболее полного удовлетворения потребностей общества, естественно, не любой ценой, а по пути повышения эффективности такого производства? Кстати, именно это и было целью ваших дедов и прадедов, решивших отказаться в начале ХХ века от управления вслепую, через рынок, через спрос и предложение, через периодическое разрушение создаваемого, т.е. без крахов, банкротств, без кризисов и безработицы; отказаться от социальной несправедливости, от расслоения общества в зависимости лишь от умения обворовывать друг друга, от животной алчности и эксплуатации в производственных отношениях и решивших претворить в жизнь гуманитарные ценности, сформулированные ещё в эпоху «Просвещения» – Свобода, Равенство и Братство. Но за 70 лет, последующих за этим решением, они сумели доказать только то, что желать и уметь, говорить и делать - это «две большие разницы». Т.е. доказать, к сожалению, только ту старую истину, что «...благими пожеланиями вымощена дорога в ад», а для того, чтобы достичь рая на земле, необходимы не пожелания, а продуманные действия.
Так и остались лишь мечтой оплата труда в зависимости от полезности его для всего общества и не только в производстве, но и в обслуживании, управлении, администрировании. Так и остались в мечтах равные возможности по развитию природных качеств каждого, равные права в использовании услуг, благ и т.п. Ну а рост всеобщего благосостояния, ради чего все и затевалось, вообще был забыт за бесконечными производственными проблемами.
«Почему?» - спросите Вы. Да ответ прост, т.к. на вопрос как управлять производством, чтобы оно служило создавшим его людям, они так и не удосужились найти ответа. Хотя лозунги, начинавшие все съезды и суть которых заключалась «...во всеобщем росте благосостояния на основе повышения эффективности производства!», были совершенно верны. Как были верны и транспаранты, висящие почти на каждом предприятии: «Рост производительности труда – это, в конечном счете, самое главное и самое важное для победы нового общественного строя».

Да, дорогие мои, ваши революционные прадеды и деды, к сожалению, за 70 лет власти, (почему-то именуемой «советской») так и не додумались от лозунгов перейти к делу, так и не сумели сформулировать показатели оценки, а, следовательно, и рычаги управления развитием в полезном для общества направлении, созданного ими же громадного производства. Всё это время даже рост производительности труда, этот показатель «самого главного и важного» и говорящий о снижении всех затрат труда в единице продукции, рассчитывался из отношения объёма производства к численности персонала. Таким образом, учитывалась лишь часть затрат, к тому же уменьшающаяся в зависимости от количества переделов и уровня автоматизации. Использование этого показателя, ничего не говорящего о действительном росте производительности труда, вызывало, кстати, в своё время удивление даже(!) у М. Горбачева отмечавшего, что, дескать, производительность труда повсеместно растет, а цены, зависящие от уровня издержек, не уменьшаются. Вопрос, который так и остался без ответа. Как остались без ответа и смысл оценки благосостояния через валовые показатели - объём товарной, реализованной, чистой продукции, а в целом по стране национального дохода и т.п. показатели, ничего не говорящие о действительном изменении в благосостоянии конкретного человека. Да, конечно же, в объемах добычи и производства были достигнуты «грандиозные» результаты! Да, как отмечалось даже на Западе, за время жизни одного человека, Россия из «лапотной» превратилась в «атомную»! Трудно себе представить до каких высот дошел бы уровень благосостояния народа, если бы именно он, а не рост различных валовых показателей и был бы целью производства. Ведь даже Л. Брежнев удивлялся, что, мол, это такое – в 50 годах мы выплавляли 30 млн. т. стали, а в 70-ых уже 150 млн. т., а нам этого «хлеба промышленности» по-прежнему не хватает. Такой гипертрофированный рост объёмов продукции осуществлялся любыми средствами и с любыми затратами из-за своей всеми видимой необходимости. А рост затрат и являлся причиной постоянной и неутолимой потребности в добыче и производстве энергии, нефти, угля, чугуна, стали и т.п. ресурсов, требующих для своего производства строительства новых карьеров, заводов, фабрик и вызывающих, в свою очередь, увеличение объёма этих же ресурсов, но уже для такого строительства. Замкнутый круг – производство ради производства, вызванного именно снижением его эффективности, т.е. ростом затрат в единице продукции, и привело к тому, что 96% основных фондов находилось в гр. «А», а лишь остальные 4% в гр. «Б» непосредственно «служили» людям.
Кстати, может, поэтому в 70-х годах и состоялась наконец-то дискуссия по исчислению эффективности производства. Мнения были однозначными и безоговорочными лишь в понимании сути эффективности - как отношения затрат к результатам и разделились на две группы при конкретной её оценке, на группу, предлагавшую систему показателей, и группу, предлагавшую один, интегральный показатель. Победило же, по нашей народной привычке, худшее мнение и система оценки была принята к использованию. А так как система состоит из нескольких, различных по значимости и по направлению изменений показателей, то однозначный ответ о состоянии эффективности производства она не давала, да и дать не могла вообще.

И, наконец, о главном. В 1967г. была проведена «великая» хозяйственная реформа, в результате которой оценка деятельности предприятий стала осуществляться не только через объем в заданной номенклатуре, но и через полученную прибыль, ставшую основой при расчете материальных поощрений. Безоговорочно считалось, что рост прибыли - это не только прирост качественной продукции, но и снижение затрат на её производство, т.е. показатель, не только применяющийся во всем рыночном мире(!), но и отражающий все изменения полезные для общества, т.е. изменения, связанные с повышением эффективности общественного производства. Кстати, это был первый шаг к рынку, второй, разваливший все окончательно, был совершен в 90-х годах, в «центре», который вследствие такого «развала», превратился в один из богатейших городов мира, а страна – в одну из беднейших.
Но вернемся к этим «шагам». Вот уж поистине: «...где глупость образец, там разум – безумие», как в своё время заметил ещё Гете. Не говоря уж о том, что использование цены и прибыли в рамках единой собственности абсурдно по сути (ведь не продают же по ценам, что бы получить прибыль, полуфабрикаты из цеха в цех в рамках одного завода), такая мотивация приводит к удорожанию производства, ориентируя его, в первую очередь, на рост цен, т.е. на снижение уровня благосостояния населения. Т.е., бытующее мнение о том, что прибыль и эффективность производства это равнозначные понятия, совершенно ошибочно, и все увеличивающаяся инфляция, как отражение падения эффективности и роста прибыли, во всем мире – тому подтверждение.
Ведь, к примеру, замена 1т сырья «А» по цене 100руб, на 5т нового сырья «Б» по цене 10руб/т довольно выгодно, т.к. прибыль возрастает на 50руб на каждой тонне используемого сырья. Но это, если в расчетах пользоваться ценами, «говорящими» о чем угодно, только не о действительных расходах. А они вполне могут составлять при производстве сырья «А» - 10руб за тонну, а нового сырья «Б» - 5руб/т. При этом итог в результате такой «заманчивой» рационализации оказывается противоположным, т.к. действительные издержки в обществе не сократились на 50руб, как это было установлено при оперировании ценами, а возросли на 15руб(10 – 5х5)!
Казалось бы, только повсеместное увеличение продукции и снижение издержек на изготовление её единицы и есть единственный путь эффективного развития. Однако даже такой, на первый взгляд «хозяйский» подход, также отражает, к сожалению, лишь индивидуальные интересы и для общественного производства попросту не приемлем.
«Почему», опять спросите Вы? Да по той причине, что не существует предприятий, выпускающих одну и ту же продукцию с одинаковыми издержками при её производстве. Особенно это заметно на первых переделах, т.к. в дальнейшем эти различия скрываются за единой ценой. Так, если принять минимальную себестоимость при получении продукции за единицу, то при производстве цемента максимальная себестоимость в 60-х годах была в 7,9 раза выше, при добыче угля - в 16,1 раза, при производстве электроэнергии - в 37раз, добычи газа в - 96.1раза и т.п. А в этой связи, наращивание объемов производства на предприятиях с затратами выше средних по отрасли тут же приводит к резкому (в упомянутые выше разы) увеличению расходов, что тут же увеличивает и народнохозяйственные издержки в расчете на единицу продукции, а, как следствие, тут же растут и цены.

Кстати, мы часто используем термины «затраты», «издержки» лишь по привычке, ибо сегодняшние издержки это лишь сумма цен, ничего общего с действительными затратами не имеющая. А использование единых, а не индивидуальных цен в общественном производстве - это все равно как пользоваться при лечении конкретного больного средней температурой в больнице, также ничего общего не имеющей с необходимой действительностью. И это не говоря уж о ценах, формируемых спросом и предложением и, в этой связи, уже совершенно не отражающих затраты, т.е. не позволяющих даже мечтать об определении истинной эффективности, снижение которой и приводит к снижению покупательной способности населения.
Таким образом, за все 70 лет, повторяем, так и не были найдены способы практической реализации упомянутых эпохальных начинаний в экономике общественного производства, жизненно необходимых сейчас уже не только для одной страны, но и для всего мира рыночных отношений в целом. Ибо везде финансовая, «ценностная» картина общественного производства, совершенно не совпадает с действительной, да ещё и частная мотивация развития такого производства, посредством погони за индивидуальной прибылью, ничего общего с интересами общества не имеет и регулярно, проходя через крахи, банкротства при таком «развитии» методом проб и ошибок, заканчивается только кризисами!
«Откуда же столь заманчивое богатство стран великолепной семерки?» - спросите Вы. Ответ прост. От нищеты всего остального мира, совершенно непропорционально обменивающего труд своего населения при продаже товаров первых переделов (топлива, сырья, энергии и т.п.) на товары последних переделов стран «великолепной семерки», у которых продавать продукцию первых переделов «не рекомендуется» законом. При таком обмене на продукцию, проходящую, как отмечает статистика, в среднем десять переделов и продаваемую внутри этих стран по ценам, обмен превращается в обычный «обман» и совершается автоматически.
Например. Представим себе, что при добыче условной единицы сырья, топлива или энергии, (из которых, в дальнейшем, будет изготовлена единица товара для конечного потребления) затрачивается труд работника, зарплата которого – один доллар. Если считать, что в общественном производстве в среднем десять переделов и на каждом, за такой же один доллар трудится рабочий над обработкой данного сырья, то общая величина затрат труда в обществе, при производстве единицы уже конечного товара, будет равна 10 долларам. Отсюда, чтобы купить этот товар, работнику первого передела необходимо продать 10 единиц добытого им продукта. Т.е. при рентабельности, к примеру, 20% продать 10 единиц по 1,2 доллара за единицу, чтобы и приобрести одну единицу товара для конечного потребления по цене в 12 долларов. Но, в рыночных условиях, когда каждый передел в общественном производстве уже выглядит как «частная собственность» и полуфабрикаты продаются между переделами по ценам с учетом 20% рентабельности уже необходимо продать не 10, а 26 единиц сырья, т.к. цена товара десятого передела при таких рыночных условиях уже не 12 а целых 31,2 доллара за единицу. Отсюда и понятно богатство стран покупающих продукцию первых и продающих товары последних переделов. В нашем случае, при рентабельности всего лишь в 20%, они получили в подарок на 160% больше, чем было необходимо в действительности, т.е. без интересов «частной собственности».

Что же надо было делать Вашим дедам, если бы они все-таки решились от лозунгов перейти к делу? Да, как это ни грустно, элементарнейшие вещи. Необходимо было всего лишь реализовать мероприятия, а при устранении частной собственности это уже стало вполне возможно, для повышения не мнимой, а действительной эффективности производства! Конечная цель в таком все время повышающем свою фактическую эффективность общественном производстве, при созданной в нем ясности и прозрачности в затратах и результатах, это то, для чего производство и создается – для роста благосостояния всего народа. Условно говоря, «реальная зарплата», увеличение её минимальной величины или уменьшение её доли в общей величине доходов населения – это уже детали. Но главное то, что рост таких доходов должен осуществляться без уменьшения их накоплений, т.е. только от снижения цен.
Просто? Да, но не для нынешнего потребителя, «прирученного» к стандартам рыночной экономики, c её «духовными» и материальными ценностями. Не для потребителя, в 90-х годах выбравшего животную алчность рыночного мира, где погоня за прибылью быстрее всего реализуется через аферы, спекуляции и мошенничества, где узаконивается хищническое разграбление природных ресурсов и общественной собственности, реализуется присвоение земель, лесов, рек, островов и т.п. и где властвует неодолимое желание жить только за счет всего общества. И эта «реальность» вполне естественна, т.к. обеспечьте 300% прибыли и уже «...нет такого преступления, на которое он (капитал) не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы».
Но главное не в болезненном стяжательстве каких-либо лиц, а в «общественной» системе, постепенно созданной рыночными ценностями, системе, начавшейся с мифов об обществе «равных возможностей» и о «частном эгоизме, идущем на пользу всем», и закончившейся «беспредельными возможностями», но только для крупных капиталов, для финансовых олигархов, уже давно формирующих власть «народа» с целью узаконивания только своих финансовых интересов. Капиталов, научившихся не только использовать, но и даже вызывать мировые катаклизмы, войны, кризисы и т.п., только для своего роста. Капиталов, узаконивших фальшивомонетную деятельность ФРС и ложную ценность финансового мира, создавшего МВФ, институты валютных рынков, фондовых бирж, «ценных» бумаг, псевдо полезной деятельности банков с их кредитами и ссудными процентами и прочих финансовых «казино», уже даже не связанных с реальностью общественного производства и только обогащающих своих создателей, приводя к дальнейшему удорожанию потребления во всем рыночном мире. Ну как тут не вспомнить, что погоня таких «предприимчивых» за прибылью только за ХХ век привела к тому, что цена одной и той же «потребительской корзинки» выросла более чем в 20 раз, ведь, к примеру, городовой в Киеве, получая 19 рублей зарплаты, мог за 1 рубль купить корову. Что сегодня менее 1% населения владеет 40% всех богатств, что 50% мирового населения живет меньше, чем на 2 дол. в день, а 34 тыс. детей ежедневно(!) умирают от бедности и болезней. И такое впечатление, что везде от такой алчности уже не освободиться людскому обществу, т.к. пропаганда их жизненных ценностей и способов их приобретения в мире, все ещё живущих сказками о «равных» возможностях, изменила уже и само человеческое общество. Ведь даже воспитывая своего ребёнка, прививая ему гуманитарные ценности любви к ближнему, взаимопомощи и отвращения к подлости, воровству, алчности, себялюбию и т.п. семья автоматически готовит его к нищенскому существованию в условиях этого мира, где предприимчивость в обворовывании окружающих, предприимчивость в получении прибыли узаконивает любые преступления и является единственной, жизненно важной целью для нынешних, так называемых, «элит».

Одним словом, поздравляем всех с окончанием попыток жить по человечески-нравственным законам и началом существования по животным «понятиям» базара. Успехов.


Оцените статью