Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

О НОВОЙ ПОЛИТЭКОНОМИИ

Мировой кризис

05.04.2016 13:30  

1866487

193

Я хочу ещё раз обратить внимание российской научной общественности на необходимость разработки Новой общей политэкономической теории. Её отсутствие очевидно тормозит развитие России как в области экономики, так и в социальной сфере. Это объясняется тем, что все существующие западные экономические теории, которыми руководствуется нынешняя российская элита, разработаны в парадигме не совместимой с менталитетом большинства россиян и не учитывают реалии нашей жизни. Можно сказать, что эгоцентризм «экономического человека» - виртуального эталона большинства западных теорий, не свойственен большинству современных граждан России, поэтому данные теории им чужды и плохо приживаются в российской действительности. По-моему очевидно, что в одном обществе нельзя одновременно реализовать две экономические модели, одна из которых построена на логике повышения эффективности капитала, а другая на логике социальной справедливости. Отсюда объективно в российском обществе возникает взаимное непонимание и разобщенность между отдельными его слоями.

Давно занимаясь проблемами общественного сознания, я пришел к выводу, что главной проблемой современной России является сильнейшая разобщенность её граждан и практически полное отсутствие взаимопонимания между ними. В начале 90-х самым казалось бы непостижимым образом за считанные месяцы российское общество скатилось к тому «естественному состоянию», когда идёт «война всех против всех». Распространено мнение, что это связано с «перестройкой» и развалом СССР. Но разве могла сплочённая нация, экономически крепкое государство развалиться так стремительно. Совершенно ясно, что весь этот хаос вызревал в недрах самого СССР. И этому есть объяснение: когда идеология совершенно отрывается от реальности, это приводит ко всеобщему взаимному непониманию, а следовательно, к хаосу. У многих авторов я встречал крайне негативное отношение к государственной идеологии. Лично я не разделяю данную точку зрения. Если отбросить безумные фантазии и фобии на эту тему, то идеология — это по существу система взглядов и идей, мировоззрение, без которого не может существовать ни один мыслящий человек, тем более общество. Поэтому проблема состоит не в том нужно оно или нет, а в том реакционно пропагандируемое мировоззрение или прогрессивно. И, по-моему, полное безумие законодательно запретить суверенному государству иметь собственную идеологию, тем самым лишив его научного мировоззрения и собственной концепции развития. Похоже, такое было под силу только отчаянной и бесшабашной России.

Если не вдаваться в детали, то в мировоззрении любого человека можно выделить три основных группы знаний или убеждений: первая — это знание об окружающем мире, вторая — моральные и духовные принципы и третья - социальные и экономические воззрения, которые определяют его поведение в социуме, и которые, на мой взгляд, занимают чуть ли не большую часть мировоззрения обычного человека. Эта последняя группа включает взгляды человека на экономику, взгляды на социальную справедливость, устройство общества и т.п. Очевидно, что первая область мировоззрения формируется всеми естественными науками, вторая — искусством, литературой и т.п, у кого-то религией. Мощнейшим механизмом влияния в этой сфере являются СМИ. А вот третья должна, безусловно, формироваться общественными науками и прежде всего политэкономией, а не СМИ и не религией, как это происходит сейчас в России. В этой связи нельзя не вспомнить работу Ленина «Три источника и три составных части марксизма». Марксистская политэкономия была фундаментом советской идеологии именно потому, что политэкономия это не раздел математики, чего не хотят видеть современные экономисты, она тесно связана с психологией и философией. Таким образом политэкономия является важнейшей частью мировоззрения человека, и хорошо бы, чтобы это понимали не только защитники марксизма-ленинизма, но и его противники. Наше общество должно быть скреплено единым мировоззрением. В противном случае мы так и не придём к общему пониманию что такое хорошо, а что - плохо и какова она реальная современная социальная справедливость.

В современной России ощущается острейшая потребность в новой политэкономической теории. Только сейчас, после практически полной утраты этой науки приходит осознание её огромного значения, которое заключается в том, что политэкономия является научным фундаментом той наиважнейшей области мировоззрения людей, которая раскрывает правила социально-экономического поведения людей в обществе, другими словами формирует их идеологию. Собственно именно эту роль и выполняла марксистско-ленинская политэкономия во времена СССР. Руководство Советского Союза это безусловно понимало и всеми силами пыталось сохранить марксистско-ленинскую теорию, но только в том виде как она есть, видимо, из-за неспособности её творческого осмысления. В результате марксистско-ленинская политэкономия была догматизирована, несмотря на то, что официально постоянно декларировалась приверженность диалектическому материализму. Но известно, что догматизация убивает любую науку, в результате всякая когда-то научная теория превращается в религию.

К сожалению, в советской политэкономии не уделялось должного внимания психологии личности, а ведь она является в конечном счёте решающей во взаимоотношениях людей. Под «советской политэкономией» я понимаю марксизм-ленинизм, лишенный диалектики. Новая политэкономия должна стать результатом совместного творчества специалистов нескольких наук. Полагаю, что наиболее важные из них это экономика и психология, а также философия и социология, также будут полезны отдельные исследования в биологии и физике. Нельзя не признать, что за годы советской власти Советский Союз достиг значительных успехов в ряде областей народного хозяйства, искусстве, науке. Однако сейчас также очевидно и то, что за всё это время в области общественных наук, в частности политэкономии, не было сделано ни одного значительного открытия, мы топтались на месте. Несмотря на отдельные попытки, не было сказано ничего принципиально нового. По сути в общественных науках господствовала такая доктрина: ученые могут что-то подправить, но принципиально ничего менять нельзя. То есть предполагалось, что всё уже исследовано, всё открыто, и нужно просто кое-что доработать, «освежить», и это несмотря на то, что политэкономическая теория всё больше расходилась с действительностью. Сложилась парадоксальная ситуация, когда официально декларируя диалектический материализм в качестве метода исследования, на практике реально убивалась всякая диалектика, игнорировался тот очевидный факт, что марксистско-ленинская теория — это только теория, а наука — это политэкономия. Именно диалектика нам подсказывает, что не может быть вечных теорий и что их следует совершенствовать.

Длительное время занимаясь проблемой Новой политэкономии мне удалось выяснить, что ряд фундаментальных политэкономических понятий, к примеру, такие как частная собственность, эксплуатация, классовая борьба, свобода, демократия и некоторые другие в советскую эпоху оказались в значительной степени деформированы. Полагаю, что до сих пор далеко не все их правильно понимают. Похоже, не все даже до конца поняли, что такое «капитализм», а что «социализм». И это не удивительно, в рамках старой парадигмы политэкономии, где бытие определяло сознание, разобраться в этом было достаточно сложно. Почему-то предполагалось, что достаточно всех как-то накормить и одеть и тут же человек становится высоконравственным членом общества. Ещё в СССР все дружно ждали крушения капитализма и утверждения социализма в мировом масштабе, хотя это полный абсурд. Откуда возьмется развал в стране, переходящей от менее прогрессивного строя - капитализма к более прогрессивному — социализму. Таким же абсурдом является и полюбившаяся во времена перестройки теория конвергенции. Причем она абсурдна именно для России, а не для капиталистических стран, в силу той же причины — передовой строй не может себя улучшить используя методы и модели прошлого. Хорошо, что никому не пришло в голову для улучшения советского «социализма» что-то позаимствовать из рабовладельческого строя или феодализма. Более того, слепое заимствование чужих моделей на иной психологической почве в принципе не может дать того же положительного результата. Скорее наоборот, это ещё более ухудшает положение. По-моему, наши отечественные монитаристы это наглядно показали.

Полагаю, что именно из-за деформации многих понятий и всеобщего непонимания россияне дружно отказались от социалистического пути развития в пользу дикого капитализма, хотя у нас был шанс избежать катастрофы, правда чисто теоретический. Для этого нужна была Новая политэкономия, разработанная в совершенно иной парадигме, которая исходит не из формального технологического прогресса, а из уровня общественного сознания. Проще говоря не бытие определяет сознание людей, а общественное сознание, складывающееся в психологическую модель общества, формирует социально-экономическую реальность. В том, что экономика вообще и особенно финансы это в очень большой степени психологическая конструкция, кроется причина того, насколько легко распространяются по миру любые психозы: будь то биржевая паника или финансовый кризис. Об этом часто пишут в СМИ и не только. Нобелевский лауреат Роберт Шиллер в своей главной книге «Иррациональный оптимизм» также пришел к выводу, что настоящий виновник экономических пузырей — иррациональная социальная психология. (Природа риска: как связаны экономические кризисы и человеческая психология, сайт Форбс 27.03.2014). Полагаю было бы весьма полезно, чтобы анализом экономических процессов и моделей активно занялись не только экономисты, но и психологи. Из этого следует, что человеческое общество, не имеющее общего мировоззрения, довольно нестабильная структура, особенно когда у большинства граждан нет уверенности в будущем. В этом случае даже при малейших проявлениях негативных факторов, даже только подозрения на кризис, мгновенно наступает цепная реакция и со всей очевидностью проявляются признаки пандемии или взрыва. Однако на эту проблему можно посмотреть и с другой стороны. Раз общественное и государственное устройство, да и сама экономика формируются нашим сознанием, значит мы можем их сознательно совершенствовать. Всё зависит от наших способностей, нашего воспитания, нашего мировоззрения.

Понятно, что без общего миропонимания, мировоззрения общество не может существовать как единое целое. Мировоззрение, это прежде всего система ценностей, без которой человек в принципе не может быть человеком. Известный французский психолог и социолог Гюстав Лебон был безусловно прав, утверждая, что «Коллективное верование имеет ту огромную выгоду, что оно соединяет все индивидуальные маленькие желания в одно целое, заставляет народ действовать, как действовал бы один человек. По справедливости можно сказать, что великие исторические эпохи — это именно те, когда устанавливалось какое-либо общее верование.» Во французском языке слово «croyance» - верование, которое использует автор, имеет достаточно широкий смысл, поэтому не следует считать, что Лебон говорит лишь о религиозной вере. Он имеет в виду весь спектр убеждений, в том числе и политических, и научных. Таким образом, это могут быть и вера в светлое будущее, и новое мировоззрение, и новая политэкономическая теория, а такие убеждения, в отличие от религии, устремлены в будущее и чаще всего стоят на прочном научном фундаменте.

Свою статью я хочу закончить цитатой из работы одного российского ученого А.Н.Усова, в которой раскрывается истинное предназначение политэкономии, выдвигая эту науку на первое место среди других общественных наук. «ВзаимоНЕпониманию должен быть положен предел, противоборствующие общественные силы должны, наконец, найти общий язык и таким языком должна и может стать ПОЛИТЭКОНОМИЯ…» (http://www.usoff.narod.ru «Что такое политэкономия?»). Ну вот, точки над «i» расставлены — без возрождения политэкономии наше общество не сможет найти общего языка и обречено на постоянные конфликты. 


Оцените статью