Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

О СОЦИАЛЬНОЙ ЭВОЛЮЦИИ

Мировой кризис

31.10.2015 07:02  

1866487

153

В статье автор предлагает по-новому посмотреть на распространенную в советское время теорию эволюции общественно-экономических формаций (ОЭФ). Принципиально новыми в авторской трактовке данной теории являются выводы о том, что ОЭФ имеют лишь опосредованную связь с ростом производительных сил, что технологический и социальный прогресс — это два, строго говоря, независимых процесса, обусловленных исключительно биологической эволюцией на Земле.

В попытке осмыслить странные исторические метаморфозы, произошедшие с Россией в конце прошлого века, у меня неизбежно возникали вопросы типа: а был ли в СССР социализм или нет, и что вообще такое «социализм»? Как теперь трактовать смену экономических формаций — после «развитого» социализма снова капитализм? Но ведь эволюция не может идти вспять. Может быть капитализм вечен, может он и есть «светлое будущее всего человечества»? В советское время марксистско-ленинская классификация общественно-экономических формаций была общеизвестной: первобытно-общинный строй, рабовладельческий строй, феодализм, капитализм, коммунизм. Она отражает динамику развития человеческого общества от простого к сложному. При этом смену формаций Маркс связал с развитием производительных сил и, в конечном счёте, с развитием техники и технологий, он изобрёл термин «способ производства». Однако здесь есть много «но».

Известно, что технический прогресс имел место и в прошлом. Величайшее изобретение человечества - колесо было придумано в глубокой древности, но почему-то ни к каким существенным социальным преобразованиям это не привело. В истории были и другие значительные изобретения и в эпоху Античности, и в эпоху Возрождения, но и они никак не отразились на общественном устройстве. Почему-то раньше мы не замечали всей условности марксовой классификации человеческой истории в привязке к техническому прогрессу и производительности труда. Один небольшой штрих. Рабовладельческий строй характеризуется таким способом производства, при котором используется труд рабов. Но если мы внимательно посмотрим на всю человеческую историю, то увидим, что рабский труд использовался на всём протяжении существования человеческой, в т.ч. европейской цивилизации с древнейших времён буквально до наших дней. Разве не было в США рабовладельческого Юга вплоть до середины 19 века? В 20 веке в фашистской Германии разве не использовался труд заключенных, положение которых было даже хуже, чем рабов? Не так давно по информации СМИ рабов нашли в Англии, а в России в явном и неявном виде они существовали всегда — это и крепостные крестьяне в царской России, и политзаключенные в советскую эпоху и современные нелегальные мигранты. Возникает вопрос, где же рамки данной формации? В технике и технологиях за последние сто лет произошел колоссальный прогресс, а рабский труд как использовался многие тысячи лет назад, так и сегодня используется. Таким образом, утверждение о том, что труд раба не производительный и что рабовладельческий способ производства был тормозом для развития производительных сил, оказывается несостоятельным. Возможно в каких-то отраслях или производствах он действительно непроизводительный, а где-то очень даже производительный. Не секрет, что производительность труда некоторых наёмных работников, много меньше, чем можно было бы ожидать от раба. Что касается отношения к рабу его хозяина, то оно тем более не зависит от технического уровня и никак им не определяется. История доносит до нас сведения, что кто-то очень ценил своих рабов и заботился о них, а кто-то и сейчас относится к людям хуже, чем к скоту, особенно, если они от него сильно зависят. Эту особенность можно увидеть и в капиталистическом способе производства и при советском социализме. Очевидно, что адекватность отношения к наёмному работнику не зависит от технологического уровня самих средств производства - это может быть и деревянная соха, и станок с цифровым управлением, но напрямую зависит от уровня человечности непосредственного организатора (организаторов) производственного процесса. Это конечно чаще всего сам собственник средств производства, но может быть и кто-то другой, назначенный собственником. Именно поэтому убежденность в том, что «обобществление» средств производства и запрет частной собственности как-то кардинально изменят характер производственных отношений, было глубоким заблуждением.

Получается, что социальный и технический прогресс идут как бы параллельно. Да, определённая корреляция существует, и особенно явно она прослеживается на заре капитализма. Видимо это и стало причиной того убеждения, что именно производительные силы общества определяют его конфигурацию и его состояние или, как говорится, «бытие определяет сознание». Но давайте рассмотрим эту формулировку подробнее. Что такое бытие в целом понятно. Это, очевидно, вся совокупность окружающей конкретного человека действительности. Но вот, что такое сознание пока неизвестно никому. Трактовок есть множество, но именно это и говорит о том, что глубокого понимания этого феномена нет. То есть, мы не можем однозначно сказать, что такое сознание и что конкретно определяется бытием. Если речь идёт о манерах поведения или о привычках конкретного человека, его этике и эстетике, то они определяется скорее воспитанием, чем непосредственно уровнем жизни или бытием. Безусловно, в реальной жизни эти две стороны взаимосвязаны. Однако, полагаю, что при желании воспитать в ребенке действительно человеческие качества, такие как доброта, чуткость, сострадание, возможно при любом уровне достатка. Если же трактовать сознание как качественный скачок в эволюционном развитии человека, то производительные силы и технологии оказываются вообще не причём. Один из скачков сознания привел к появлению самого Homo sapiens, когда его бытие ничем не отличалось от бытия других обитателей нашей планеты. Получается, что сам человек своим разумом организует и своё бытие, и творит технологии. Следовательно, мы имеем два самостоятельных и в некотором смысле независимых друг от друга процесса: социальный прогресс и технический прогресс. Они субъективны и обусловлены биологической эволюцией самого человека. В научном смысле единственным объективным процессом является эволюция живой материи, а все трансформации общества и научно-технические революции - это видимый результат этой эволюции, её внешние проявления.

Таким образом, становится понятно, что социальная эволюция человеческого общества напрямую связана с эволюцией человеческого сознания. Только этот процесс рождает в наших головах новые убеждения, новые социальные формы. Технический прогресс весьма относителен и также зависит от уровня сознания людей. Для будущих поколений любой когда-то высокий технический уровень является отсталым. Он передовой и современный только на сегодняшний день. Он как модное платье — сегодня это «писк» моды, а завтра обычная одежда. Поэтому мнение о том, что технологический прогресс является определяющим по отношению к сознанию людей (в эволюционном смысле) считаю глубоким заблуждением. Действительно, «промышленная революция» 18-19 веков буквально перевернула человеческую психику, предоставила новые небывалые возможности, открыла невиданные ранее перспективы. К сожалению, общественное сознание не было ещё готово к такому технологическому буму. Полагаю, что именно поэтому мы имеем столько претензий к ещё молодому тогда капитализму и столько негодования по поводу всех ужасов того периода. Дело в том, что тогда в полной мере проявлялись пережитки феодализма в головах людей, т. е. машинное производство появилось, а мануфактурное сознание осталось. Нечто подобное произошло и в России в 90-е годы прошлого века. На волне предоставленной свободы выплеснулось всё наше внутреннее содержание. Мы получили тот строй, который потенциально был заложен в наших головах, т. е. на практике реализовалась «психологическая модель общества», существовавшая в нашем общественном сознании. 


Оцените статью