Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

О НАУЧНОМ МИРОВОЗЗРЕНИИ И СУЩНОСТИ ЭКОНОМИКИ

Мировой кризис

09.07.2015 05:50  

1866487

124

Пришло время глубже понять, что такое экономика, проанализировать истоки и внутреннее содержание этого феномена. Большинство экономистов отождествляют экономику с производством. Особенно этим страдают приверженцы «экономикс». Я предлагаю ещё раз разобраться в этом вопросе. А для начала дискуссии хочу высказать свою версию зарождения и становления экономики и, соответственно, предложить своё понимание этого феномена.

Будучи сторонником научного, а не религиозного мировоззрения, я считаю совершенно естественным желание научного сообщества постоянно углублять понимание нашей окружающей действительности. И мне понятно стремление учёных естественных наук, в частности физиков, к достижению истины и их неудовлетворённость неоднозначностью результатов. Обратную картину я вижу у представителей общественных наук. Они не стремятся к углублению понимания и выработке единого воззрения на научную проблему. Каждый из них вполне удовлетворён своим собственным толкованием любого термина, любого феномена, даже если научные открытия в других областях знания говорят о глубоком их заблуждении. Я полагаю, что за модным сегодня веянием плюрализма мнений стоит отсутствие стремления к истине и нежелание вести научный поиск. Подобный ненаучный «плюрализм» ведет только ко взаимному непониманию, обусловленному тем, что под одними и теми же словами, терминами разные люди понимают разные, иногда принципиально разные, сущности. Бывает, что люди бесконечно спорят по какой-то проблеме, хотя для человека с более глубоким пониманием вещей понятно, что спорить не о чем, что имеется в виду одно и то же. В другой ситуации оппоненты странным образом соглашаются друг с другом, при этом имея в виду совершенно разные вещи, что, впрочем, выясняется несколько позже, когда приходит время выполнять договоренности. Должен заметить, что не только я, но и некоторые другие исследователи отмечают высокий уровень взаимного непонимания в нашем обществе. Доктор биологических наук, профессор С.В.Савельев, например, считает, что люди не могут договориться между собой в силу разной структуры головного мозга. Это, бесспорно, очень серьёзная проблема, но наряду с этим есть, по-моему, и более тривиальная причина: просто у людей разное воспитание, разное образование, а по сути разное мировоззрение, и потому у них разное видение даже самых простых вещей, не говоря уже о чём-то сложном. И эту причину не только можно, но совершенно необходимо устранить путем внедрения научного мировоззрения, которое только одно и способно привести людей к единому, общему пониманию. В этом, безусловно, должна помочь Новая политэкономия.

В качестве примера ошибочности восприятия даже простого объекта могу привести весьма распространенное, если ни всеобщее, в современной России заблуждение относительно облика одного из главных персонажей басни И.А.Крылова «Стрекоза и муравей». Мало кто обращает внимание на то, что современная стрекоза (та самая с длинным хвостиком), явно противоречит тексту басни - она не прыгает и не поёт. И дело не в том, что Крылов допустил неточность или художественный вымысел. Просто он писал совсем не о той стрекозе, к современному образу которой мы все так привыкли. Он имел в виду кузнечика. Именно кузнечик в его время назывался стрекозой. Но не буду отвлекаться на мелочи. Не так важно, о ком писал Крылов. Главное - это правильное понимание сути проблемы, а в этом особых разногласий, похоже, нет. Мораль басни понятна всем. Совсем по-другому, на мой взгляд, обстоит дело со многими фундаментальными политэкономическими понятиями. Несмотря на устоявшуюся словесную форму и кажущуюся определённость, у людей нет общего однозначного их понимания. Более того, в ходе работы над Новой политэкономией я обнаружил, что в сознании людей, в том числе научных работников, укоренилось довольно много деформированных понятий. Для примера могу привести несколько очень распространённых, но как выясняется ошибочных трактовок: искаженная трактовка механизма демократии, ошибочное понимание (а точнее непонимание) сути частной и общенародной собственности, неверное понимание причины эксплуатации и классового антагонизма и ряд других аспектов, в том числе деформированное понимание сущности экономики. Обо всём невозможно рассказать в одной небольшой статье. Остановлюсь только на последнем.

Я хотел бы обратить внимание современных экономистов на сам предмет их исследования. Пришло время глубже вникнуть в саму суть проблемы, глубже понять, что такое экономика, проанализировать истоки и внутреннее содержание этого феномена. Большинство экономистов отождествляют экономику с производством. Особенно этим страдают приверженцы «экономикс». Я предлагаю ещё раз разобраться в этом вопросе. А для начала дискуссии хочу высказать свою версию зарождения и становления экономики и, соответственно, предложить своё понимание этого феномена. Ещё из марксистской политэкономии известно, что экономика включает несколько фаз, и помимо производства, являющегося, безусловно, важнейшей составляющей, существуют ещё как минимум три фазы: распределение, обмен и потребление. Хочу предложить свой анализ каждой из них.

Производство. Очевидно, что производство в этой цепочке является первым звеном и важнейшим фактором жизнедеятельности человека. Именно его мы в первую очередь отождествляем с экономикой. Но следует заметить, что приоритет следует отдать производству только в том случае, если производится жизненно необходимая продукция: прежде всего пища, одежда, жильё. Полагаю, никто из классиков политэкономии не предполагал, что производство может докатиться до того, что будут штамповать мало кому нужные, а то и вовсе вредные для людей товары. Вряд ли можно считать изготовление комбинезонов и украшений для собак жизненно важным производством. В нашем сознании производство сопряжено с техникой и технологиями, но если мы рассмотрим его в исторической ретроспективе и заглянем в самые темные времена, то увидим, что простейшими формами производства, самыми его примитивными видами были собирательство и охота, а также устройство жилья, что присуще даже животным. Но разве в животном мире есть экономика? Получается, что натуральное хозяйство это ещё не экономика, а только самое примитивное производство. И даже если со временем в таком хозяйстве совершенствуются механизмы и технологии, это, по-моему, не меняет сути вопроса — совершенствуется исключительно производство.

Вторая фаза — распределение. Возможно это не так очевидно, но на конкретном примере я попробую показать, что распределение совсем не обязательно имеет экономический характер. Рассмотрим три совершенно одинаковые с точки зрения произведенных действий варианта распределения пищи в некоторой замкнутой группе. Например, если какой-то хозяин на своей ферме откармливает бычков и распределяет между ними корма, то в его действиях явно прослеживается экономический интерес, а вот если человек кормит бездомную собаку или птиц, то у него вряд ли есть другие причины кроме чувства жалости. В семейном же кругу распределение идет скорее всего также не на экономической основе, а на личных симпатиях и расположении. Хотя, наверное, возможны и исключения. По-моему, не так сложно уловить все нюансы и различия описанных ситуаций. Поэтому очевидно, что распределение может осуществляться как на экономических принципах, так и на основании каких-то человеческих чувств.

Потребление. В этой фазе разница между экономическим характером и «естественным», т.е. обусловленным исключительно поддержанием жизнедеятельности человека, в большинстве случаев прослеживается достаточно ясно: потребление совершается либо для удовлетворения собственных потребностей, либо имеется в виду обеспечение будущих доходов. Каждый человек поступает в соответствии со своими намерениями и наклонностями, следовательно в огромном диапазоне — от скупости до расточительства, от планомерного до спонтанного.

Обмен. Безусловно это по преимуществу экономическая категория, но даже тут возможны случаи, когда экономический интерес уступает место общечеловеческому. Полагаю, что каждый припомнит случай, когда он с другом обменялся на память какими-то вещами: авторучками, часами, футболками и т. п., не предусматривая никакой экономической выгоды, а то и просто кому-то что-то подарил или подал нищему милостыню. Вместе с тем очевидно, что торговля — это чистая экономика.

Из данного анализа следует, что все упомянутые фазы хозяйственной деятельности: производство, распределение, потребление и обмен могут существовать и вне экономики. То есть любая из фаз может быть обусловлена не только экономическими соображениями, но и не экономическими, можно сказать общечеловеческими. В каком ключе человек будет строить свои взаимоотношения с другими определяется в первую очередь его собственным пониманием задачи и его мировоззрением. Таким образом, становится очевидно, что экономика есть в полной мере продукт человеческого сознания. Именно в силу этого экономика доступна только людям, т. е. существам, способным на абстрактное мышление, и в дикой природе она не существует. Не трудно заметить, что первые три фазы: производство (в самом примитивном виде, как добыча пропитания), распределение (в жесткой конкуренции) и потребление (для поддержания жизнедеятельности) существуют и в животном мире. И только обмен возникает лишь в человеческом обществе. Следовательно можно предположить, что материальные взаимоотношения между людьми возникли одновременно с появлением излишков продукта и, соответственно, с возникновением примитивного товарообмена, ещё до появления какой-либо промышленности. Получается, что товарообмен стал принципиально новым типом взаимоотношений между людьми, которые сегодня мы трактуем как экономические отношения. Полагаю, что экономика зарождается именно из понимания возможности обменять один продукт на другой или даже чуть раньше - с осознания того, что можно обеспечить себя пропитанием и даже с запасом, если не только искать, но и выращивать, сохранять, производить еду, с желания как-то усовершенствовать этот естественный хозяйственный процесс, применив возможности распределения обязанностей, т. е. осознав принцип разделения труда и с желания установить какие-то взаимоотношения с соседями с целью получения от них того, чего нет в своём хозяйстве. Начальных идей множество, и выделить какую-то одну невозможно, потому что все они способствовали становлению новых специфических принципов взаимоотношений людей, называемых «экономика». Полагаю, что именно так возникла экономика в её первозданном виде, ещё без промышленности, без финансов, без развитой торговли. То есть сложился новый тип отношений, основанный не на чувствах и родстве, а на практической, материальной основе. Следовательно, можно заключить, что

ЭКОНОМИКА есть не что иное, как особый тип человеческих взаимоотношений, неизбежно возникающий в сфере материального производства.

Если продолжить анализ, то становится понятна и динамика становления экономики. В недрах натурального хозяйства первобытных людей экономика только зарождалась. Говорить о существовании экономики в доисторической человеческой общине, полностью изолированной от внешнего мира и ведущей натуральное хозяйство, полагаю некорректно. Да, существовало хозяйство, даже примитивное производство, но не экономика. Потому что людей объединяли не экономические, а чисто человеческие взаимоотношения, и они руководствовались совсем не экономическими интересами. Аналогичным образом живут до сих пор некоторые племена Амазонии и Океании. Появление развитого товарообмена, т. е. торговли, а затем и промышленности завершает процесс становления новой целостности, называемой экономика. Таким образом, экономика кроется не просто в хозяйственной деятельности или производстве, а именно в товарном производстве и в товарных отношениях. В своей главной работе «Капитал» К.Маркс написал: «товарное производство и товарное обращение являются общей предпосылкой капиталистического способа производства» [Том1, стр. 366]. Однако в свете предыдущих соображений становится очевидно, что товарное производство и товарное обращение являются предпосылкой не капиталистического способа производства, а самой экономики как типа взаимоотношений людей. Тем более, если припомнить, что оба эти фактора существовали задолго до капиталистического способа производства. В Древнем Риме, например, уже существовали и торговля, и товарное производство. Это было государство с достаточно развитой экономикой, однако там не было ни капиталистического способа производства, ни развитой промышленности, а её функцию, а именно получение товаров и богатства, с успехом выполняла война.

Из проведенного анализа и прежде всего из понимания того, что экономика неразрывно связана с материальным производством, по-моему, очевидно следует, что ни спекуляции на фондовой бирже, ни валютные махинации прямого отношения к настоящей экономике не имеют. Из выше сказанного вытекает ещё один важный вывод: то, на каких принципах (общечеловеческих или чисто экономических) будут строиться те или иные взаимоотношения между людьми, зависит не столько от внешних условий и уровня техники, сколько от менталитета людей. Это означает, что люди сами для себя определяют, с каких позиций они будет оценивать свои действия: с общечеловеческих или чисто экономических, а возможно найдут какой-то промежуточный вариант. Здесь уместно вспомнить исследования профессора С.В.Савельева, которого я уже упоминал выше. Он подчеркивает, что в поведении современного человека имеются только два начала: инстинктивное (животное) и разумное (человеческое). Очевидно, что и к экономическим отношениям люди подходят с тех же позиций. Этим объясняется непостижимая для многих двойственность человеческих поступков и их оценок. Так, например, с общечеловеческих позиций предательство или мошенничество осуждаются, а с экономических — всё нормально, «ничего личного, только бизнес». Если какие-либо отношения регулируются государством или обществом, то признание или не признание их в качестве экономических также определяется нравственностью данного общества. Оно может, например, запретить торговлю наркотиками, считая её недопустимой с общечеловеческих позиций, а может и разрешить, считая её вполне экономической процедурой. Государство вполне может учитывать в своём ВВП доходы от финансовых спекуляций и проституции, считая их элементом свободного рынка, или по примеру Древнего Рима относить к экономике свои военные действия. Сегодня, понимая под экономикой всю совокупность производительных сил общества, включающую и средства производства, и предметы труда, мы упустили из вида то, что характер этих отношений определяется совсем не достигнутыми технологиями, а всецело зависит от нравственности как отдельных людей, так и общества в целом. 


Оцените статью