Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

В.Авагян: "ИНКУБАЦИЯ ИНДУСТРИИ"

Мировой кризис

19.08.2015 18:13  

1133970

143

Нужно вместо шизофренических игр с условными значками, коими являются деньги, генерировать расширение выпуска реального продукта.

Вчера центробанк РФ удостоился похвалы Владимира Путина за настойчивые усилия по стабилизации курса рубля. Глава ЦБ Эльвира Набиуллина не возражала против высокой оценки. «Центральный банк многое делает для укрепления национальной валюты, во всяком случае для того, чтобы она чувствовала себя стабильно, чтобы так же стабильно чувствовала себя наша финансовая система в целом. Вижу, как настойчиво вы идете по этому пути», — похвалил Путин Набиуллину.

Однако накануне встречи в Кремле Набиуллина раскрыла потребность российского бизнеса в долларах, необходимых для выплат по внешним долгам, до конца этого года. Этот фактор нередко оказывает давление на курс рубля к основным валютам. Фактические платежи за этот период, по оценке ЦБ, «могут составить до $35 млрд». Это лишний раз говорит о том, что реальный сектор экономики РФ из-за политики ЦБ РФ увяз на внешних долговых рынках, а "стабильность" по-набиуллински, во-первых, всё равно не поддерживается, а во-вторых - даже в периоды аттракторов падения - носит характер "кладбищенского покоя".

Нужно вместо шизофренических игр с условными значками, коими являются деньги, генерировать расширение выпуска реального продукта.

Модная тема современности – «бизнес-инкубаторы». Это такие заведения, куда зазывают желающих открыть коммерцию. Новичку в бизнесе предоставляют офисный кабинет, компьютер, телефон, факс, несколько общих для всех новичков консалтинговых и коммуникативных услуг. Все это богатство на 3-5 лет, для старта. Иногда добавляется сюда ещё и освобождение от налогов, полное или частичное, предоставление льготных, или с покрытием части процентной ставки, кредитов. Кого вырастит «бизнес-инкубатор»? В предложенном варианте он вырастит ещё одного спекулянта-перекупщика, потому что условия, как видим, создаются именно для спекулянта. Предоставляются именно финансовые инструменты, а не производственные. С чего же и откуда тут взяться производству?

Технический прогресс производственного оборудования идет по двум автономным направлениям: СИЛА и ТОЧНОСТЬ. Иногда они пересекаются, но все же сохраняют свой независимый характер. Побеждает то оборудование, которое предоставляет немыслимую прежде СИЛУ – концентрацию энергии, удар или давление чудовищной мощности, дает движение макрообъектам. И – побеждает оборудование, способное к манипуляции все более тонкой, ювелирной, микроскопической.

Экономически сила и точность взаимозаменяемы. Туда, где есть оборудование беспрецедентной, вне конкуренции стоящей СИЛЫ – подтянется и оборудование ТОЧНОСТНОЕ. Туда, где стоит оборудование сверхточное, сверхэффективное в тонких манипуляциях – экономика обеспечит подвоз силовых машин.

Основной техномический парадокс заключается в том, что эффективность производства связана с массой, тогда как эффективность инноватики – с индивидуальностью. Совершенно понятно, что табун в сто лошадей вытянет тяжесть, недоступную ни одной отдельно взятой, даже самой сильной лошади. Но очевидно и другое: табун в сто ломовых лошадей не обгонит на скачках одного арабского скакуна. Сила – за количеством, тогда как точность – за качеством.

Техномический парадокс производства, находясь в глубине технопроцесса, оказался непонятым теоретиками, и вылился на поверхности в конфликт планового и рыночного принципов управления производством. Люди заспорили, в сущности, на нелепейшую тему: что лучше, тяжелый трактор или гоночный автомобиль? Тяжелый трактор, доказывали сторонники плана, сделает то, что гоночному автомобилю не под силу! На это сторонники рынка справедливо возражали: зато гоночный автомобиль сделает то, что тяжелому трактору не под силу!

У этого спора, длящегося и по сей день, нет рационального решения. Дилемма поставлена неверно, предметы взяты для сравнения разнопорядковые, как огурец и молоток, например. Никто и никогда не докажет, что огурец лучше (или хуже) молотка, равно как и наоборот. Потому что огурец, хоть и вкуснее молотка, но забивать гвозди им менее удобно…

Противоречие между СИЛОЙ, как одним ведущим фактором эффективности экономики и ТОЧНОСТЬЮ, как вторым не менее важным фактором создала в сумбурных головах экономистов (очень много думающих о деньгах и очень мало – о технопарке оборудования) вервольфа (оборотня) планового//рыночного превосходства.

Вервольф на то и вервольф, что неустойчив в облике: то так оборотится, то противоположно. Отталкиваясь от эффективности силовых машин технопарка, мы обязательно рассчитаем преимущество плановой, огосударствленной экономики, тогда как отталкиваясь от точностных машин технопарка – столь же неизбежно высчитаем преимущества эффективности частного сектора среди производителей.

Теоретически для массового читателя это сложно понять, поэтому попробую дать несколько практических примеров силового (энергетического) и манипулятивного (точностного) подходов к прогрессу машин и механизмов.

Эффективность теплиц зависит от объема их площадей, бесперебойности отопления в них и тщательности ухода за каждым отдельно взятым культурным растением. Что касается объема площадей и мощности накачивающих тепло агрегатов – понятно, что государству в этом деле нет равных. Сравните государственный совхоз «Алексеевский» под Уфой с его теплицами-цехами и частные, фермерские парники в индивидуальных хозяйствах! Это просто несопоставимо! Чем больше тепличное помещение, тем экономнее силовые (энерго) затраты на отопление каждого квадратного метра теплицы. Почему? Да по тому же самому, почему один автобусный двигатель ест меньше горючего, чем десять легковых малолитражных движков! Отопить десять маленьких теплиц дороже (и очень существенно дороже!), чем одну равную им по площади большую. Десять маленьких тракторов для десяти маленьких полей будут и дороже, и затратнее, чем один большой трактор для равного этим десяти лоскутам по площади поля.

Однако если подойти с критериями ТОЧНОСТНЫМИ, то, конечно же, на личном участке уход за каждым отдельно взятым растением не в пример лучше, чем на колхозном поле (в советское время пенять этим колхозников стало штампом партийных инструкторов).

Возьмите, наконец, авангард НТП – оружие. У оружия, работающего по большим площадям (массового поражения) велика мощность, но мала точность. У оружия точечного поражения – велика точность, мощность не в пример меньше ОМП. Очевидно?!

Силовая тенденция современной индустрии отчетливо тяготеет к гигантомании, при чем не только в бывшем СССР: от рассеянной мануфактуры к концентрированной, от мануфактуры – к фабрике, от фабрики – к комбинату, к производственному объединению, тресту, монополии, отраслевому министерству, транснациональной корпорации, которой тесно производить продукт даже в пределах одного, отдельно взятого ГОСУДАРСТВА, а не то что там в пределах села или города!

В то же время творческий процесс инноваций как был в каменном веке, так и остался сегодня процессом личностным, индивидуальным. Сто дураков не заменят в нем одного умницы. Здесь коллективный разум работает на понижение, а не на повышение ставок.

У сверхсильного гиганта на могучем торсе очень часто оказывается закреплена микроскопическая головка слабоумного (пример – советской ГОСПЛАН и Горбачев М.С.). Напротив, производстенно-энергетический торс великих инноваторов – таких, как Н.Тесла или Д.Менделеев – часто оказывается очень хилым, и возникает ситуация «ум сделать есть, сил сделать нет».

Видимо, нужно признать, что есть такая сторона НТП, как МАКРОГЕННОСТЬ, связанная с расширением (в идеале – до бесконечности) в пространстве, и есть такая сторона НТП, как МИКРОГЕННОСТЬ, связанная с углублением внутрь пространства. Обратите внимание, общего вектора у НПТ нет! В нем большие вещи (если взять опыт ХХ века) стали ещё больше, а маленькие – ещё меньше. При этом это две стороны одного процесса, а вовсе не разные процессы. Иначе говоря, в ХХ веке маленькие устройства сумели стать ещё меньше, потому что большие сумели увеличиться, и наоборот.

Развиваясь столь ДВОЯКО, техника поставила перед экономикой слишком сложную задачу, породившую конфликт (на самом деле далеко не неизбежный) двух миров: советского и западного. Все, что касается макропроектов, СССР решал значительно быстрее США (экономисты даже вычислили цифру – в 4 раза быстрее, несмотря на разрухи после двух мировых и гражданской войн в период вычисления). Однако как только дело вставало о микропроектах, СССР начинал пробуксовывать, и он проигрывал западному миру в тысяче мелочей. Совокупность мелочей – вовсе не мелочь. Это жизнь, удобство и быт человеческий.

Началась отмеченная Гэлбрейтом и другими умными людьми конвергенция систем, взаимное заимствование друг у друга успешных проектов. Ведь ясно же, что США без СССР никогда бы не вышли в Космос (бизнесу это вообще не нужно, гнала угроза конкурентного преимущества соцлагеря), а СССР без США никогда бы не справился (в итоге так и не справился) с автомобилизацией своего населения.

Гэлбрейт мудро полагал, что система, в которой страна и в Космосе исследования ведет, и всех своих граждан автомобилями снабдила – уже не капитализм, и не социализм, а их синтез.

Синтез, сумевший примирить силовое преимущество МАКРО с точностным преимуществом МИКРО.

Да, в какой-то степени это называется – «впрячь в одну телегу коня и трепетную лань». Задача сложная – но тот, кто её решит, получит господство над миром.

После развала СССР и торжества частнособственнической апологетики стала особенно очевидна её историческая ограниченность и обреченность. Хорош или плох был СССР, но он, что называется, вставлял в одно место фитиль этому беспробудному застойному болоту, под названием «рыночная экономика». Без фитиля «империи зла» наступила тишь да гладь, и отнюдь не божья благодать полной самоуспокоенности, и провозглашенного Фукуямой «конца истории».

Мне приходилось по долгу службы беседовать со многими капитанами современной РФ – людьми не слишком высокопоставленными, но в то же время и не последними. Я часто задавал им вопрос, достаточно невинный – когда же и как представляемое ими государство собирается наводить порядок? На что слышал самодовольный ответ оргазмирующих от собственного бытового благополучия гедонистов:

-Что? Нет, нет, все всегда так и будет! Так и должно быть, никак иначе! Все хорошо, все путем, все как нужно…

Примите эту горькую истину, как пилюлю: чтобы там не говорил Медведев про инновации, для этой «элиты» ВСЕ ВСЕГДА ТАК И БУДЕТ. Она другого не ищет, и другого боится. МИКРО в их среде окончательно победило МАКРО, стереофонические унитазы вырвали с корнем проекты межпланетных космических кораблей.

Для меня же очевидно, что люди, которые попытаются запрудить реку истории плотиной, погибнут под развалинами этой плотины. И опыт послесталинской КПСС у меня перед глазами…

Две основных линии технического прогресса – СИЛА и ТОЧНОСТЬ, противореча, и в тоже время дополняя друг друга, симметричны такой же двойственности экономической потребности человека.

Экономическая потребность человека тоже распадается на две противоречащих и дополняющих друг друга основных, фундаментальных тенденции. Человек хочет, чтобы его личные доходы были неограниченны и бесконтрольны, не срезались бы искусственно со стороны, но он же хочет, чтобы окружающая его среда была устойчивой, контролируемой, предсказуемой, точно-измеримой.

В своих заработках человек хочет творчества, а не контроля. Но от окружающей среды ждет жесткого контроля, а не творчества. Это – экономическая ипостась двуединства МИКРО и МАКРО в научно-техническом прогрессе.

Если решить обе проблемы сразу – то есть предоставить возможность никем не сдерживаемого, никем не контролируемого роста доходов трудящегося, но в то же время устойчивость и предсказуемость (контролируемость) его окружающей среды – то ключ от мировладения у Вас в кармане.

Разработки возглавляемой мной ИЛ «Энергопрогресс» как раз и выстраивают схемы такого рода сочленений, сочетаний МИКРО и МАКРО для Российской Федерации. В основе разработок лежит теория СИЛОВОЙ ЛИНИИ, от которой возможно отложить сколь угодно много микроответвлений частнособственнической АВТОНОМИИ.

Например, в крупных городах РФ уже сейчас полно т.н. «Торговых центров», в которых под одной крышей собрано огромное количество совершенно хозяйственно независимых субъектов. На правах аренды эти субъекты занимают тот или иной угол ОБЩЕГО ЗДАНИЯ, и возникает СИМБИОЗ макро и микро хозяйств – большого единого оптимизированного хозяйства торгового центра и малого автономного хозяйства рыночного предпринимателя.

К сожалению, мы видим такой симбиоз только в сфере непроизводительной спекуляции, продажи и перепродажи чужого товара.

Идея инкубации производительных сил строится по этой же схеме, но только в производственной сфере. СИЛОВАЯ ЛИНИЯ производства призвана обеспечить своим бесчисленным микро-ответвлениям преимуще-ства доступа к мощностным, энергетическим преимуществам гигантской силовой системы. То, что удобнее делать в макро-формате, централизованно, системно - нужно делать именно так, не изобретая велосипедов.

Но то, что требует творческого подхода, заботы и опеки для мелочей и деталей – силовая линия отдает на откуп частному ответвлению. Проектов СИЛОВЫХ ЛИНИЙ для инкубаторов производства РФ очень много, поделюсь только некоторыми, для примера.

1. Россия безмерно богата гидравлической энергией великих рек, которую добывает самыми экологически-дикими способами. Использование моделей бесплотинных ГЭС, петлевых гидроотводов на отводных рукавах делает гидроэнергию России неисчерпаемой. Напомню, что для государства она бесплатна, Богом дарена. Производственный инкубатор ставится на базе очередной экологически-безвредной ГЭС, которая обеспечивает предпринимателей огромным массивом очень дешевой электроэнергии, предоставляемой – если нужно – в кредит (кредитование энергией может быть для производителя беспроцентным) или – если нужно – вообще бесплатно. Комплекс из ГЭС, производственных корпусов (цехов) под ключ и инфраструктуру берет на себя государство. Приходи, арендуй, пользуйся, производи. Начинается инкубация совершенно частного (которому никто в карман глядеть не будет) бизнеса – но – СОЗИДАТЕЛЬНОГО, ПРОИЗВОДСТВЕННОГО. Электроэнергия в замкнутом пространстве – это не деньги, её не украсть для увода в оффшоры. Если производишь, она тебе нужна. Если не производишь – она тебе ни к чему, спекулянты отпадают от инкубатора сами собой…

2. Агрохозяйство, силовой линией которого является предусмотренное ИЛ «Энергопрогресс» комбинированное (и потому бесперебойное) сочетание альтернативных источников энергии. Государство сдает его под ключ для арендаторов: это огромные теплицы или огромные скотоводческие фермы, разбитые на сегменты для частников-арендаторов.

Снова – инфраструктура, энергетика общие, и за них отвечает государство. Плюс – помогает с организацией сбыта, с общей системой закупок готовой продукции – заготконтора для всех желающих работает единая. Энергокредит для тружеников – в неограниченных объемах. Нужна энергия – страна тебе её даст, отапливай коровники, прогревай огуречники сколько влезет. Но трудись сам: контролером будет не только твоя совесть, но и твой кошелек: чем больше произвел продукции, тем больше получил денег, без ограничений, свойственных советскому времени. Мало денег – расширяй аренду, бери новые сегменты под свой трудовой контроль – энергию дадут, инфраструктуру и коммуникации подведут, сбыт отладят – только работай, не отвлекайся…

3. Технопарк с производством сложной техники (или даже просто пылесосов) – государство запускает большой завод, гарантирует ему минимальный доход путем выкупа части продукции в обязательном порядке (твердый договор-минимум), но ничем не ограничивает возможности продаж сверх плановой разверстки. Это – силовая линия предпринимательства. Само же предпринимательство вокруг – как листья на дереве: совокупность инновационных фирм, предлагающих оригинальные технические и дизайнерские решения для улучшения нашего пылесоса, новые, несложные, но нестандартные по решению технические детали для поточной линии и т.п. Между прочим, это схема наиболее успешных американских корпораций, на которых предприятие-гигант выступает хребтом огромной совокупности смежников из малого бизнеса, снабжает их заказами, приобретает их продукцию, совершенствует их задумками свою продуктовую линейку и т.п.

4. Морское побережье РФ – колоссально, и в основном это побережье депрессивных регионов РФ. На Севере или Дальнем Востоке инкубацию производства следует вести рядом с практически неисчерпаемой энергией приливов//отливов. Приливные станции – забота государства, электричество и иные энергоуслуги – дешевле мировых цен, в кредит – сколько угодно… Придет ли бизнес на таких условиях производить на холодный берег? Уверяю – не придет, вприпрыжку прибежит. И – отладит рачительную хозяйственную точность на участке, к которому государство подвело со своей стороны всю мощь современной МАКРО-энергетической линии.

СИЛА – есть.

ТОЧНОСТЬ, аккуратность, тщательность – есть.

Осталось только приготовится к лаврам владельца мира…

Сcылка >>


Оцените статью