Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Манифест народных лабораторий

Мировой кризис

13.08.2015 17:15

1134730

128

Этот Манифест написан для уже действующих народных лабораторий, так и для будущих.

Взято из моего блога http://krivohigin-p.livejournal.com/24730.html

Манифест народных лабораторий

Данный документ имеет целью дать осмысленное направление для развития только нарождающихся народных лабораторий в России и за ее пределами.

На сегодняшний момент мировой капитализм, в частности финансовый капитал и многие корпорации, тормозят переход человечества в новую формацию. Существует запрос на новые технологии, существуют новые разработки, существует новые теории, существует кризис и коллапс старой экономической формации (или более в широком смысле – экономической формации вообще и экономического человека (homoeconomic)). Нет только приемлемого социального преобразования в обществе, соответствующего новому экономическому или постэкономическому базису. Большой тормоз на создание этого базиса накладывает капитал в форме патентного и авторского права. Существующие средства связи, дешевизна и мощность компьютеров и компонентов, дешевые создатели прототипов-образцов (3д-принтеры), сверхгибкие роботизированные производства позволяют выходить на рынок ЛЮБОМУ талантливому игроку постиндустриального мира (программисту, маркетологу, пиарщику, организатору-менеджеру, изобретателю, мелкому и среднему бизнесу и т.д.) БЕЗ какого либо начального капитала. Однако его жестко ограничивает авторское и патентное право. Это означает, что капитал теряет управляющую (мотивационную) силу, теряет контроль. Уже не важно сколько у тебя капитала, ведь его наличием тебе все сложнее управлять рынком (к примеру, финансовый сектор чтобы перераспредилить собственность на 1 миллиард, должен затратить 10 триллионов фиктивного капитала), также уже не возможно для центробанков управлять рынком с помощью процентной ставки. Важно лишь то, что теперь основным средством производство стал интеллектуальный, творческий труд, талант, гудвилл. Это не отчуждаемая форма собственности. А главным продуктом стал нематериальный, дигитальный продукт, образец. Тиражирование образца уже ничего не стоит. Если, к примеру, взять такой дигитальный продукт, как музыка или книги, то тиражирование их в интернете стоит ровно столько, сколько стоит доступ в интернет (от нуля до ничтожно малой суммы) и электронное устройство для ввода (от нуля до ничтожной суммы). И в структуре стоимость такого продукта мы видим, что доля тиражирования равна меньше доли процента. А стоимость дигитальной составляющей равна 99,99%. Каждый проданный автомобиль имеет в своих затратах на тиражирование всего 5%-10%, в то время как все остальное есть стоимость нематериальной составляющей (уже во времена позднего СССР затраты на тиражирование автомобиля на конвейере не превышали 30% его стоимости). Материализация образца какого либо нового устройства или продукта стоит сейчас гораздо меньше его нематериальной составляющей (инженерной и дизайнерской разработки) благодаря во многом 3д-печати. Смартфоны также при сходе с конвеера стоит в 10 раз дешевле, чем их продают в магазинах. Этот список можно продолжать бесконечно. Другой проблемой современного переходного периода, является дороговизна создания образцов. Она заключается не в дороговизне материальной составляющей (как мы писали выше, она очень мала, благодаря современным средствам автоматизации ручного, мелкосерийного труда, таким как 3д-принтер). Но именно в дороговизне нематериальной составляющей. Из этого следует, что задачей переходного периода является уменьшения стоимости дигитальной составляющей продукта. Как мы уже писали выше, один из вариантов снижения – это реформа авторского и патентного права в сторону его открытости и бесплатного распространения, но с вознаграждением автора премией из общественных фондов, краудфандинговым сбором или иными средствами. Другой проблемой является дефицит создателей качественного не материального продукта (постиндустриальных производителей). Это проблема решается только созданием альтернативных систем образования. Проблема существующей государственной системы образования в том, что она является рудиментом индустриальной эпохи, готовящей людей операторов, людей исполнителей, людей системы. При этом современные чиновники, понимая ее неадекватность, пытаются реформировать ее под систему создания квалифицированных потребителей. Ибо иного они представить не могут. Мы можем констатировать, что государственная система образования на данный момент является тормозящим фактором. Новая система образования должна готовить людей творческих, активных, с большей свободой. Главным образом она должна учить работать с информацией. Третьим фактором, тормозящим становления новой формации, являются сами социально-экономические отношения в обществе, не позволяющие вводить тотальную роботизацию монотонного физического и умственного труда. Существующая система опирается на показатели занятости населения, на традиционные рабочие места, на налоги. Понятно, что ускоряя роботизацию, к примеру, создавая беспилотные электрические автомобили, маршрутки и автобусы, мы не только лишаем людей рабочих мест, но и создаем дискомфорт для людей старой системы, готовых терпеть пробки, аварии на дорогах, дорогое обслуживание своего личного автомобиля, за возможность покрутить баранку самолично и искусственно навязанное рекламой автомобилей, чувство свободы и крутости. Из этого положения можно выйти только двумя способами, которые сейчас и практикуются по всему миру. Первый способ – это реформирование самой системы, к примеру ввод безусловных ежемесячных дотаций всем гражданам страны в виде денег или карточек, на которые можно удовлетворить базовые потребности человека (как это хотят сделать в Швейцарии). Тем самым не зависимо от того, работает человек или нет, он получает дотации. В этом смысле он застрахован от внезапных обстоятельств, которые сейчас встречаются все чаще, к примеру, потеря работы. И он может заниматься любимым делом не боясь остаться не с чем. А именно такой уровень свободы благоприятен для создания нематериальных продуктов, роботизации и реформирования общества. Второй способ – это проведение экспериментов по роботизации и введения других новаций в маленьких городках, добровольных поселениях или анклавах. Такой способ тоже широко практикуется и все больше распространяется во многом из-за того, что старые элиты во многом не знают как управлять по новому новым обществом и активно сопротивляются реформированию системы, а также есть активное сопротивление старых классов в больших городах. К примеру корпорация Google запустила беспилотные автобусы в небольшом итальянском городке, где администрация была готова пойти на такой эксперимент. Это вызвало протест профсоюзов, но пока проект работает. Также медленно двигается прогресс в энергетике, где государство и сырьевые корпорации до последнего пытаются держать контроль. Они просто не могут допустить попадания в руки народа автономных устройств по получению энергии с приемлемой мощностью и ценой. В этом случае надо идти по пути автономных поселений и городов, где люди добровольно согласны принять роботизированную реальность, где им нужно будет заниматься в первую очередь инновационной деятельностью. Ровно тоже самое можно сказать и про другие технологии: биоинженерия, медицинская диагностика, агротенхологии, аддитивные технологии, микроэлектроника и т.п. В микроэлектроники можно наглядно наблюдать как действует ограничение на развитие уже десятки лет. Корпорации, производящие чипы, придерживаются закона Мура о удвоении производительности компьютерных чипов каждые 2 года. Если появляется чип, работающий гораздо быстрее, чем гласит закон, он не выходит на рынок. Иначе рынок обвалится. И так во всех отраслях, невозможно вывести новую инновацию раньше положенного ей капиталом срока. А что-то нельзя вывести совсем. Мы можем задаться вопросом, а нужны ли нам потрясения? Нужно ли нам вводить инновации, которые обрушат рынок или всю мировую экономику? Можем ли мы лишать массы людей работы? С одной стороны мы уже обсудили выше подходы по реформированию системы, мы обсудили варианты сглаживания перехода для простых людей. В рамках этих путей можно действовать. Нет на сегодняшний день цели в обрушении мировой экономики. Однако мы видим что сегодняшняя индустриальная цивилизация себя изжила, мы видим что капитализм больше не двигает прогресс, мы видим бесконечные кризисы, мы видим разрастающуюся мировую войну. Исходя из этого наше бездействие ради сохранения системы является преступлением, так как система и так рухнет сама по себе, а если мы не будем действовать, то предложить взамен более совершенный вариант общественных отношений не сможем, по крайней мере для русскоязычного эгрегора. Мы готовы сотрудничать с любыми адекватными администрациями, готовыми начать преобразование на своей территории. Мы поможем представителям власти перейти в новую формацию на хороших позициях, если они будут с нами сотрудничать. Также будет активно развиваться путь инновативных поселений и городов, которые в дальнейшем будут передавать свой успешный опыт остальным. В инновативных городах инновации не будут вызывать никаких потрясений и обрушения экономики, они будут наоборот, способствовать улучшению качества жизни. Потому что изначально люди в них будут заняты в постиндустриальной сфере и будут иметь дотационный безусловный пакет, возможно исчисляемый в виртуальной местной валюте либо в натуральных показателях. Это будут самодостаточные города со своей энергетикой и продовольствием. В мировом постиндустриальном переходе можно выделить такие аспекты, как классовая борьба и борьба культурных эгрегоров. Ситуация очень напоминает мир накануне первой мировой войны, после которой завершился переход мира из аграрной эпохи в индустриальную. Обострение классовых противоречий между старыми уходящими классами и новыми, обретающими влияние и власть толкает сегодня мир, как и 100 лет назад к революциям и гражданским войнам. С другой стороны обостряется конкуренция культурных эгрегоров, а 100 лет назад была обострена конкуренция наций. Отличие ситуации сегодняшней в том, что классы сейчас другие и в виду преобладания дигитальной продукции и глобального интернета решающую роль начинают играть не нации с территориями, а экстерриториальные культурные эгрегоры. Ибо дигитальный продукт во многом трудно продавать представителям иных культур, поэтому роль языка выходит на первый план. А число носителей его – определяет объем рынка, за который борются конкурирующие культуры. С другой стороны, уходящие классы (бюрократия, пролетариат, буржуазия, финансовая олигархия) начинают также свою борьбу за продление своего существования и противостояние новым классам (высокотехнологичной корпоратократии, нетократии, постиндустриальным производителям). Все это приводит к войнам, переходящим в гражданскую войну. Как и 100 лет назад мировая война началась с Ливии. Сейчас все войны идут в виде гражданских с включением иностранных интервентов, зачастую в виде ЧВК, управляемых в первую очередь корпорациями и финансовой олигархией, а государства в этих конфликтах либо участвуют вынуждено (лобби в правительствах), либо слабо, и пытаются загасить конфликты, или в крайнем случае грамотно отпиарить. Это все можно наблюдать в Ливии, Сирии, Египте, Украине, Ираке (и, похоже, список будет расширяться). Чтобы помочь России и всему русскоязычному эгрегору совершить постиндустриальный переход и желательно с не большими потерями, необходимо решить вышестоящие проблемы.

Роль народных лабораторий в этом процессе можно расписать по задачам:

1) Создание площадок с открытыми инновациями и изобретениями. Только так возможна защита и распространение инноваций в современном обществе. Тем самым народные лаборатории становятся локомотивом общественного преобразования. Вознаграждение авторов должно быть альтернативным прямой продажи. Тоесть, либо премии от фондов, либо краудфандинг, либо иные способы.

2) Концентрация на самых важных задачах и требованиях времени. Одна из острых потребностей у будущих поселений и городов, это дешевый автономный источник энергии, без которого роботизированное инновационное общество не возможно.

3) Обучение и создание класса постиндустриальных производителей. Именно в народных лабораториях мастера могут обучать учеников на практике, а также само сообщество народных лабораторий должно постоянно обучать всех желающих. Увеличивая число посвященных, народные лаборатории формируют новый социум.

4) Народные лаборатории должны быть организованы в виде постоянно расширяющейся сети. Используя сетевой принцип, без жесткой централизации и вертикали, народные лаборатории будут очень живучей и практически не уничтожимой эффективной структурой. Общим для народных лабораторий будет направление движения, но пути достижения задач и связи с остальными лабораториями будут решаться на местах. Также и финансирование будет где то общие, а где то решено на местах.

5) Пропаганда новых разработок и нового образа жизни через различные СМИ, используя онлайн трансляции, селфи, ролики и другие информационные инструменты. Чем больше будет информации о деятельности лабораторий, тем больше будет сторонников нового мира. Этими основными задачами не исчерпывается вся деятельность народных лабораторий, главное, что направление движение по преобразованию общества у всех народных лабораторий будет просто по факту их существования. Наше дело правое, победа будет за нами.

Манифест написан председателем «Нетократической партии России», Кривохижином П.А. в рамках сотрудничества с движением «Глобальная волна» и его лидером, Старухиным Я.


Оцените статью