Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




Видео: Что делать с Европой?

Мировой кризис

21.04.2016 22:03

bear

149

Сcылка >> ?rel=0" class="playvideo img" rel="">
Как в реальном историческом прошлом при Екатерине II, так и сегодня в реальном, а не фантомном спроецированном СМИ, при Путине Первом, Европа смогла перенаправить всю мощь Османов на Россию.

Почему это произошло и почему сценарий повторился?

Корни причин кроются в тех личностях,что волею судеб и обстоятельств, оказался на престоле в РИ, и в президентском кресле РФ, и того господствующего сословия, и политического класса, чьи интересы представляли оба правителя, что тогда, в прошлом, что сегодня, в настоящем - это интересы Германии, как одного из центров силы исторической Европы.

Зарождающаяся буржуазная верхушка ориентирована на Европейские ценности, и по большей части европеизированная - это их интересы отстаивала Екатерина и теперь отстаивает Путин, в ущерб интересам остальной России, как государства, так и ее народов.

Как Крым стал наш
Никита Волченко, научный сотрудник КубГУ, к.б.н.
19 апреля 2016, 20:20

8 (19) апреля 1783 года императрица Екатерина II подписала манифест о присоединении к России земель Крымского ханства. Как сказано в документе: «решилися МЫ взять под державу НАШУ полуостров Крымский, остров Тамань и всю Кубанскую сторону». Так что сегодня есть повод праздновать не только у крымчан, но как минимум и у кубанцев.

Однако масштабные геополитические изменения, произошедшие за последние два года, именно крымскую тему выдвигают на передний план. И это понятно: пристально вглядываясь в подробности событий «времен очаковских и покоренья Крыма», все время ловишь себя на мысли, как мало в мировой политике изменилось с тех пор.

Начать стоит хотя бы с того, что необходимость присоединения Крыма в самой России екатерининского времени вызывала немало сомнений и споров. Ведь и сейчас, даже если не касаться политико-правовых дебатов, экономический базис подобных сомнений кажется очевидным.

Скептики объявляют Крым «балластом» для российской экономики. И что самое забавное – тот же тезис всегда был очень популярен и в Киеве. Правда, после утраты полуострова почему-то никакой публичной радости от «сброса балласта» там не испытывают и позитивного экономического эффекта от ухода «дотационной» Крымской автономии почему-то не ощущают.

В XVIII веке звучали голоса о том, что Крым – это пустыня, малопригодная для жизни. Определенные основания для этого были – достаточно вспомнить легендарные походы российских генерал-фельдмаршалов Миниха и Ласси в 1736 и 1737 годах. Оба раза экспедиционные корпуса успешно разгромили войска крымского хана, взяли под контроль ключевые города. И вынуждены были покинуть Крым. Причины – растянутые коммуникации снабжения в пустынных северных районах полуострова, голод и эпидемии в войсках.

Отрыв от освоенных Россией территорий Причерноморья был велик – как выяснилось на практике, без плацдарма в виде территории, вскоре ставшей Новороссией, эффективно действовать в Крыму империя не могла.

Таврическая губерния, образованная на месте Крымского ханства, включала земли до Днепра. И этот факт их неразделимой функциональной связи продолжает действовать до сих пор. Особенно наглядно это показала водная, энергетическая и продовольственная блокада Крыма, устроенная украинскими и татарскими радикалами с молчаливого согласия Киева.

Конечно, благодаря слаженной и эффективной работе государства ущерб от блокады удалось минимизировать, но, согласитесь, куда лучше было бы для всех, если бы в Россию вернулся не только полуостров, но и те земли к северу от него, что были присоединены вместе с Крымом, Таманью и «Кубанской стороной».

Ну а что касается скептиков, то они были посрамлены еще Потемкиным, выдумав в отместку пропагандистский миф о его «деревнях». А уже вскоре сам Крым стал подлинной жемчужиной в короне Российской империи.


Впрочем, на присоединение полуострова Екатерина решилась далеко не сразу. После первой выигранной ею войны с турками Крымское ханство было объявлено независимым и от России, и от Турции. Россия же получала лишь контроль над стратегическим Керченским проливом, который в случае необходимости позволял беспрепятственно использовать на Черном море военно-морской флот.

Согласно Кючук-Кайнарджийскому мирному договору: «Все татарские народы ... без изъятия от обеих империй имеют быть признаны вольными и совершенно независимыми от всякой посторонней власти, но пребывающими под самодержавной властью собственного их хана чингисского поколения».

Однако ожидаемого результата это не дало. Османы продолжали плести антироссийские козни, а спокойнее на границе с татарскими ордами не стало. Эвакуация из Крыма христиан (греков и армян) и расселение их вне полуострова от Мариуполя до устья Дона не обрадовало хана, потерявшего активное, налогооблагаемое население, включившееся в экономику Новороссии.

Крымская элита, как это водится на Востоке, раскололась и металась между двумя столицами, население бунтовало – и в конце концов Екатерина решилась ввести войска.

Причем применять их активно даже не пришлось – в условиях нарастающего хаоса местные элиты стали более склонны к протекторату европейского Петербурга, чем к самодурству хана Шахин Гирея, подстрекаемого из Стамбула. В итоге аккуратные военные и дипломатические действия Потёмкина привели к бескровной присяге на вершине Ак-Кая крымских мурз, мулл и населения.

Напомним, что и в дни «русской весны» 2014 года первоначально планировалось провести референдум о фактической независимости Автономной Республики Крым, причем сделать это аж в конце мая, параллельно с президентскими выборами на Украине. Звучали идеи о том, что стоит ограничиться только непосредственным присоединением базы Черноморского флота в Севастополе.

Однако уже через несколько дней было принято окончательное решение – Крым наш! Дату референдума перенесли, формулировки изменили.

В 2014 году, надо признать, за счет стремительных действий «вежливых людей» и референдума в спокойной обстановке периода хаоса вообще удалось успешно избежать. Повторили опыт на пять с плюсом!

Ну и, наконец, стоит вспомнить о том, что если местное население в целом благосклонно приняло власть России на фоне прочих альтернатив (а они были и есть всегда), то крупные геополитические игроки были вовсе не согласны с подобным выбором.

Вначале протесты против присоединения Крыма высказал Париж, а уже через четыре года, в 1787-м, турки атаковали российские войска. Каждый шаг России в Причерноморье натыкался не только на отчаянное военное сопротивление турок, но и на решительное дипломатическое противодействие западных держав.

Кульминацией этой борьбы стали события Крымской войны, в которой Россия вынуждена была сражаться в Крыму фактически с прообразом будущего НАТО.


В конце XVIII века присоединение Крыма стало своеобразной точкой бифуркации, вызвавшей цепочку региональных преобразований в Причерноморье. Итогом их стало центростремительное движение местных регионов к России.

Глобальные последствия этого шага в ХХI веке нам всем еще предстоит оценить. Застывшая в точке нестабильного равновесия ситуация на землях исторической Новороссии оставляет широкое поле для новых исторических аналогий.

Сcылка >>


Оцените статью