Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Экономика - не наука 2

Мировой кризис

06.07.2015 05:47  

vv-boj

172

В предыдущей статье я весьма коротко изложил свой взгляд на экономику, как науку. Судя по реакции посетителей, а именно, по отсутствию здоровой критики и неприятных вопросов (пара троллей не в счёт), изложил слишком кратко и непонятно. Значит, нужно работать над ошибками. Чем я и попытаюсь заняться прямо сейчас.

То, что экономику сложно назвать наукой, догадываются многие. Ну вот какая она наука, если не дает ответа на самые интересные вопросы:
Почему эксплуататор-капиталист, который по легенде за копейку удавится, топит продукцию в море, вместо того, чтобы получить хоть копейку? С точки зрения здравомыслящего человека - это бред. Это всё равно, как если бы у меня было три бриллианта, а я очень хотел, чтобы у меня их было десять. Но узнав, что десять мне не раздобыть никогда, я выбросил бы и оставшиеся три.
Почему рабочий согласен работать бесплатно? Что мешает ему просто ничего не делать какое-то время, если это время не оплачивается?
Ладно, оставим капиталиста и рабочего разбираться друг с другом: милые бранятся - только тешатся. Есть ещё один вопрос, самый интересный: почему мы с вами готовы оплачивать эту прибавочную стоимость, почему, зная, что товар продаётся выше его стоимости, всё равно его покупаем и даже в очередях дерёмся?
Молчит наука экономика.

Но догадываться и знать — вещи разные. То, что экономисты водят нас за нос, выдавая набор ничего не значащих цифр за величайшие научные достижения ещё доказать надо.
Попробуем. Тут самое главное, помня завет Оккама, не наплодить лишних сущностей, а наоборот, как Микеланджело, отсечь всё лишнее и зрить в корень вместе с Козьмой.

Начну, естественно, с рассмотрения знаменитой формулы:

D -T - (D + d)

Поскольку Маркс полагал, что всё держится на d, то она и пойдёт первой под микроскоп. Попробуем понять, как именно прибавочная стоимость обогащает капиталиста.

Для решения задач математики часто прибегают к такому методу - задача сначала решается при предельных значениях переменных, входящих в условия задачи, затем решение экстраполируется на все другие значения переменных. Именно так я и намерен поступить, разбираясь с прибавочной стоимостью.
Итак, сказка:
Представим себе изолированный городок, в котором люди невесть как жили и неизвестно чем занимались. Денег в городке не было, да и вообще ни чего не было, только дома и люди, готовые в любой момент превратиться хоть в капиталистов, хоть в пролетариев.
Но в одну ночь всё изменилось. Во дворе одного достопочтенного бюргера возникла ткацкая фабрика, во дворе второго — швейная. А в почтовых ящиках этих бюргеров обнаружились письма, в коих говорилось, что фабрики им подарены совершенно безвозмездно, кроме того, даритель готов дать каждому из них взаймы столько денег, сколько надо для производства первой партии продукции. Остальные жители городка проснулись кто с навыками ткача, а кто и опыт швеи в себе обнаружил.
Тут надо сказать, что жители городка отродясь не видали штанов, посему производственные планы новоявленных капиталистов были свёрстаны почти мгновенно. На швейной фабрике решено было пошить штаны всем жителям, ну а на ткацкой, соответственно, произвести сукно для этих штанов.

Правда случилась одна незадача — в городке ведь не было ничего, а стало быть шерсти тоже не было и бизнес-планы на глазах начали превращаться в мираж. Выручил малолетний разгильдяй, который несмотря на все запреты, сумел как-то просочиться через толстенную городскую стену и повидал мир за ней. Он-то и рассказал про фермера-овцевода из соседней деревни.
Побежал капиталист-ткач к тому фермеру насчёт шерсти договариваться. Затребованные фермером тысяча рублей, как и было обещано немедленно материализовались прямо из воздуха. Ударили по рукам. Но прибежав с шерстью назад в город, счастливый капиталист обнаружил, что сама-собой фабрика шерсть в сукно превращать не может, а он сам мало того, что не Геракл, но даже вообще не ткач. Делать нечего, пошёл по городу ткачей искать. Надо сказать что тот пронырливый мальчишка, который про фермера рассказал, умудрился втихаря на сделке капиталиста и фермера побывать и про тысячу рублей всему городу разболтать. В результате обнаружившиеся ткачи работать согласились, но не бесплатно, а за тысячу рублей. Почему за тысячу? Так никто же денег в городке до этого не видел, впервые о них от мальчишки услышали. Вот и озвучили сумму из мальчишкиного рассказа. Деваться капиталисту было некуда, деньги он пообещал. Да и чего бы не пообещать, они прямо в момент переговоров у него в кармане обнаружились. Ровно тысяча целковых.
Ударили по рукам и дело закипело. Через неделю на складе фабрики лежали аккуратные рулоны первоклассной ткани. Тут и владелец швейной фабрики подоспел. С двумя тысячами рублей. Закупил он всё сукно и подался к себе на фабрику, где его уже ждали швеи, которым он тысячу рублей пообещал. Закипело дело и у него. Ещё через неделю новенькие штаны были выставлены на продажу.
А дальше — всё в тумане, потому, что разные рассказчики по-разному рассказывают окончание этой истории. Одни говорят, что капиталисты честно заплатили ткачам и швеям обещанное, другие говорят, что буржуи обманули пролетариев, не дали им ни копейки. Чем закончилось дело, вообще никто не знает.
Что же, попробуем сделать реконструкции обоих вариантов, и понять, какой из них скорее всего случился.

Вариант 1. Честные капиталисты.
Первый:
Расход: 1000 руб на шерсть, 1000 руб на зарплату. Итого - 2000 руб.
Приход: 2000 руб получено от второго капиталиста. Итого - 2000 руб.
Баланс: 0 руб.

Второй:
Расход: 2000 руб за сукно, 1000 руб на зарплату. Итого - 3000 руб.
Приход: 2000 руб все рабочие на всю зарплату купили штаны. Итого — 2000 руб.
Баланс: -1000 руб и нераспроданный остаток штанов.

Вариант 2. Эксплуататоры.
Первый:
Расход: 1000 руб на шерсть, 0 руб на зарплату. Итого — 1000 руб.
Приход: 2000 руб получено от второго капиталиста. Итого - 2000 руб.
Баланс: 1000 руб.

Второй:
Расход: 2000 руб за сукно, 0 руб на зарплату. Итого - 2000 руб.
Приход: 0 руб, штаны покупать некому, поскольку рабочим не дали денег.

Баланс: -2000 руб и забитый нераспроданными штанами склад.

Как видим, ни один из вариантов, ни тот, где прибавочная стоимость равна нулю, ни тот, где она равна 100% не приводит к обогащению всех капиталистов, а владелец производства, работающий на конечного потребителя остаётся в дураках всегда. К тому же кризис перепроизводства у последнего в цепочке производства произойдёт сразу, при выпуске первой же партии продукции. Прибыль за счёт эксплуатации рабочих могут получать только владельцы в середине производственной цепочки. Однако общая прибыль в замкнутой системе остаётся нулевой.
Каким же образом наши капиталисты смогли бы остаться в наваре? Тут есть два варианта: либо в городе должен поселиться чокнутый коллекционер штанов с мешком денег, либо к городской стене должен подъехать бродячий торговец опять же с мешком денег и орать во всю глотку «куплю штаны!».
То есть, если говорить серьёзно, для того, чтобы капиталист внутри какой-то системы мог извлекать прибыль, деньги либо уже должны существовать внутри системы до начала капиталистического производства (марксово первоначальное накопление капитала), либо должен быть обеспечен их приток извне (расширение рынков, столь любезное сердцу М. Хазина), либо должно быть налажено недорогое их производство внутри системы с последующей раздачей (Бен Бернанке). Главное условие — денег должно быть не меньше, чем сумма создаваемой трудом стоимости и стоимости сырья.
Подведём итоги:
1. Капиталист получает прибыль и наращивает капитал за счёт перераспределения уже имеющихся в системе денег в его пользу. Не знаю, входило ли капиталистическое производство в список четырёхсот сравнительно честных методов Остапа, но ему там самое место.
2. Никакой труд сам по себе никого обогатить не может. Он даже не является основой для обогащения капиталиста.Труд в процессе перераспределения капитала играет всего лишь функции катализатора. Создаваемая им потребительная стоимость предназначена только для того, чтобы побудить владельца денег добровольно расстаться с ними.
3. Сама по себе прибавочная стоимость также как и труд, создающий её, никого и никак обогатить не может. Для того, чтобы прибавочная стоимость стала источником прибыли, в системе заранее должны быть деньги на оплату этой прибавочной стоимости и что очень важно, владелец денег должен согласиться на заведомо неэквивалентный обмен и заплатить за товар больше его реальной стоимости.

Но о деньгах — в следующий раз.
И-да, фермера за стенами городка сказочник поселил вовсе не случайно.


Оцените статью