Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

ИНСТРУМЕНТЫ ФОРМАЦИОННОГО ЗАКОНА

Мировой кризис

20.01.2016 16:16  

achurmaz

119

В статье рассматриваются факторы, влияющие на смену общественно-экономических формаций

В ретроспективе история предстает как смена общественно-экономических формаций. За первобытнообщинным строем, следовал рабовладельческий строй. Его сменил феодализм, который уступил место капитализму. Президент США Барак Обама заявил в выступлении на Генассамблее ООН в 2015 году, «что капитализм был лучшим способом создания благосостояния и возможностей за всю историю мира».  

     Не всем нравится то, что радует Америку. Те, кому опостылел капитализм, теряются в догадках: когда он рухнет? Тогда ли, когда рухнет доллар, или когда капитализм поразит кризис похлеще Великой депрессии 30-х годов, или когда США и их сателлиты утратят господство на мировом рынке, и доминирование станет уделом Китая, Индии и даже России?

    И что тогда? Колу – мочало, начинай сначала? Западные державы будут кипеть благородным негодованием перед лицом глобалистской политики новых капиталистических монстров? Ведь неравномерное развитие стран – закон капитализма. 

    Модернистские теории устойчивости и гибели капитализма выводятся из имманентных законов капиталистической экономики. Их изобретатели часто не обращают внимания на насильственную, военную составляющую капитализма, играющую в прошлом и настоящем не менее важную, рациональную и практическую роль в определении судеб капитализма, чем экономика.     Дело в том, что капитализм вырос из насилия и промышляет насилием. Оно играет гораздо более значительную роль, чем так называемый дух «свободного предпринимательства».

    Не случайно, К. Маркс называл насилие экономической потенцией капитализма и повивальной бабкой истории. Например, капиталистическая индустриализация обязана  своим успехом, главным образом, колониальному насилию. В период образования предпосылок возникновения и развития капитализма, - такой, скажем, предпосылки, как импорт золота в Европу - дух «свободного предпринимательства»  отождествлялся полностью с насилием.

    Испанские конкистадоры – завоеватель Мексики Эрнан Кортес и покоритель империи инков Франсиско Писарро  - являют собой  убедительные примеры этого. Посредством насилия были лишены собственности миллионы мелких земельных собственников европейских стран, а их экспроприированная собственность стала источником капиталистического развития. Если коммунистам приписывают стремление «взять и поделить», то капиталисты пользовались принципом «отобрать и ни с кем не делиться». Коммунисты же то, что взяли, не поделили, а обратили в общественные фонды.

    Политолог-либерал Леонид Млечин, выступивший с серией передач на телеканале ОРТ, утверждает, что, если бы не разразилась Первая мировая война, объявленная на Западе «великой», то не было бы и Великой Октябрьской социалистической революцией, которой дается сугубо негативная оценка. В подобном утверждении отсутствует такое немаловажное звено, как буржуазная Февральская революция, а это не позволяет оценить в должной степени проблему взаимосвязи между войной и революцией. Выходит, что война не такая уж скверная вещь, если она ведет к победе буржуазии, но она, безусловно, заслуживает осуждения, если ведет к победе социалистической революции.

    В чем, однако, прав политолог, так это в том, что мировые войны чреваты революциями, в том числе и весьма неприятными для буржуазии. Франко-прусская война привела к Парижской коммуне. Ее опыт, а не опыт буржуазной Великой французской революции, был, в первую очередь, учтен русскими большевиками.

    В результате Первой мировой войны произошла Великая Октябрьская социалистическая революция, и образовался СССР. Вторая мировая война еще больше расширила в мире социалистический ареал. В данном случае война рассматривается как перманентное состояние капиталистической системы, а не как вооруженная борьба, истощающая, либо обогащающая одну из сторон. Имеется в виду война как продолжение капиталистической конкуренции иными средствами.

   Так переиначили знаменитую формулу Клаузевица – война есть продолжение политики иными средствами -  маркетологи Эл Райс и Джек Траут. В своей книге «Маркетинговые войны» они проводят аналогию между борьбой корпораций за лидерство и военными действиями.  Но ведь так же поступают капиталистические государства в борьбе за экономическое преобладание. Здесь их борьба ведется не только экономическими, но и чисто военными средствами и методами. Не будет преувеличением сказать, что при капитализме действует закон перехода экономической конкуренции в военную.

    По некоторым версиям, Первая мировая война, истощившая и ослабившая капитализм, должна была быть выгодной большевикам. Но так полагают лишь политологи и историки, мыслящие «задним умом». Не большевики затеяли эту войну, а правящие элиты стран Антанты и Четверного союза, надеясь извлечь из нее выгоды. Большевики же, наоборот, считали антивоенную борьбу одной из форм классовой борьбы. Их антивоенная позиция естественно вытекала из программы, принятой в 1907 году на У съезде РСДРП в Лондоне и действовавшей до оформления  отдельной РСДРП (б) весной 1917 года.

    В этот период могла быть осуществлена только первая часть программы (программа минимум). Она предусматривала решение задач буржуазно-демократической революции: свержение самодержавия и установление буржуазной демократической республики; всеобщее избирательное право и демократические свободы; широкое местное самоуправление; право наций на самоопределение и их равноправие; возвращение крестьянам отрезков; отмена выкупных платежей; восьмичасовой рабочий день; отмену штрафов и сверхурочных работ.

    Вторая часть программы (программа максимум) ориентировала на победу пролетарской революции, установление диктатуры пролетариата, переход к социализму. Понятно, что до свержения самодержавия эта часть программы не имела большого практического значения. Лишь после победы Февральской революции появилась возможность и возникла необходимость в реализации второй части программы. Она была претворена в жизнь большевиками в сложных условиях продолжения Первой мировой войны и бешеного сопротивления контрреволюции.

    После Второй мировой войны эпоха мировых войн как радикальных средств перераспределения империалистического господства закончилась. Закончилась не потому, что правящие капиталистические элиты «прозрели», учтя уроки трагического прошлого. Просто военная техника, средства массового уничтожения, находящиеся в распоряжении ведущих капиталистических держав, достигли такого уровня, когда военное столкновение между ними стало чревато роковым исходом для всей планеты. С другой стороны, блоку капиталистических держав во главе с США противостояли страны социалистического содружества во главе с СССР, которые были надежно прикрыты советской ядерной мощью, а также экономическим взаимодействием и сотрудничеством. Рушилась колониальная система.

     В этих условиях претерпевало изменения действие закона перехода экономической конкуренции капиталистических держав в военную. Напряженность внутри ядра послевоенных капиталистических держав из-за усиливающейся конкуренции находила разрядку в политике «атлантизма» и глобализации, гонке вооружений, «холодной войне» с социализмом и военных авантюрах против развивающихся и неприсоединившихся стран. В результате социалистическое содружество не смогло сохраниться в противоборстве с капитализмом как целостная система, развивающаяся на принципах солидарной экономики.

    Причина этого в том, что принципы солидарной экономики содружества распространялись на ограниченное пространство, такая ограниченность нередко обращала преимущества социализма в недостатки. Социалистические страны следовали «догоняющей стратегии» и сильно различались в уровнях экономического развития. Главное же заключалось в том, что модель социализма, идущего на смену капитализму, утратила после Ленина и Сталина динамику и четкие и ориентиры, хотя обезоруживающее влияние социал-демократической формулы Бернштейна – цель ничто, движение все – было преодолено победой Великого Октября.

    Крушение СССР не отменило эпохи перехода от капитализма к социализму. Не случайно Запад усматривает пресловутую «коммунистическую угрозу» во всех региональных и национальных конфликтах, в частности, ориентирует киевскую клику и другие постсоветские правящие элиты на оголтелый антикоммунизм. Он усматривает такую угрозу даже в политике светских режимов Арабского Востока.

    Если бы не было терроризма, то олигархам его следовало бы придумать. Потому что без терроризма возможности их выживания посредством войны были бы сужены. Методом замещения терроризм призван играть роль взявшего паузу в борьбе с капитализмом – социализма. Замещение происходит, конечно, естественным путем. Эксплуатируемые, беднеющие слои населения стран Азии, Африки и Латинской Америки, для которых социализм был «лучом света в темном царстве», теперь вынуждены уповать на экстремистские террористические организации как спасителей от ужасов капитализма. Разумеется, олигархам выгоден такой «спаситель». Он намного слабее социалистического содружества, хотя оно и вело борьбу с капитализмом цивилизованными методами.

     Однако действие формационного закона невозможно отменить. Борьба с терроризмом не способна поддерживать символическое «единство» капиталистических стран сколько-нибудь длительное время. Критическая масса противоречий между ведущими и «догоняющими» капиталистическими странами растет. А ведь среди «догоняющих» государств такие гиганты как Китай и Индия, а также кузница современного оружия – Россия.

    Нынешние события, будто оправдывают прогноз В.И. Ленина, хотя он и был высказан им в одной из последних работ еще в 1923 году.

    «Исход борьбы зависит, в конечном счете, от того, что Россия, Индия, Китай и т.п. (Ленин еще не мог предвидеть БРИКС!) составляют гигантское большинство населения. А именно это большинство населения с необычайной быстротой втягивается в последние годы в борьбу за свое освобождение, так что в этом смысле не может быть и тени сомнения в том, каково будет окончательное решение мировой борьбы. В этом смысле окончательная победа социализма вполне и, безусловно, обеспечена».

    Уже шла речь о том, что в условиях достижения преобладания Индии или Китая над США в рамках капиталистической модернизации социально-экономический прогресс приобретает характер «порочного круга». Значит, продолжатся войны и революции в качестве инструментов формационного закона. Выход из порочного круга состоял бы в мирном переходе к социализму. Но какой олигарх на это пойдет?  


Оцените статью