Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

100 вопросов и ответов о бизнесе в России

Мировой кризис

30.03.2016 18:25

1634595

139

Позвольте мне сразу начать с хороших новостей: на территории России по-прежнему работают 6.000 немецких компаний, большинство из которых уверено в долгосрочной высокой перспективности российского рынка. Представленные интервью рисуют картину между надеждой и тревогой. Здесь приведены отдельные цитаты, полные интервью смотри по ссылке

Здесь приведены отдельные цитаты, полные интервью смотри по ссылке

http://russland.ahk.de/fileadmin/ahk_russland/2015/Publikationen/100_Fragen/AHK_100Fragen_15-web-2.pdf

 

Обращение к читателю

Михаэль Хармс, председатель русско-немецкой Торговой Палаты

Позвольте мне сразу начать с хороших новостей: на территории России по-прежнему работают 6.000 немецких компаний, большинство из которых уверено в долгосрочной высокой перспективности российского рынка. В некоторых отраслях, конечно, ситуацию сейчас определяет рынок покупателя, поскольку из-за слабого рубля, высоких процентных ставок на кредиты, ограниченных возможностей рефинансирования и отсутствия спроса значительно упала стоимость сделок по слиянию и поглощению. Некоторые немецкие компании пользуются возможностью и заполняют освободившиеся ниши. Однако те же самые обстоятельства плюс низкая цена на нефть, двусторонние санкции, рецессия в экономике и высокий уровень инфляции привели к тому, что действовать на рынке стало сложнее. Согласно опросу, проведенному Российско-Германской внешнеторговой палатой (ВТП), не нашлось ни одной немецкой компании, рассчитывающей на позитивное экономическое развитие в 2015 году. Обобщая, можно сказать, что главная стратегия бизнеса сейчас – это «перезимовать». Все надеются на лучшие времена. Одновременно три четверти компаний, как и во всех остальных опросах 2014–2015 годов, назвали экономические санкции в значительной степени бесполезными с политической точки зрения. Разные источники предполагают, что в текущем году в экономике ожидается спад от трех до пяти процентов. Прогнозы на будущий год также весьма сдержанны. Компании активно используют время для необходимой оптимизации собственной структуры, стратегической переориентации и – там, где это представляется целесообразным и возможным, – планирования будущего локального производства. Так предприятия реагируют на российскую политику, которая видит в локализации и импортозамещении идеальный путь для преодоления зависимости от импорта и для привлечения ноу-хау в Россию. Новый закон гарантирует предприятиям, решившимся на такой шаг, значительные преференции. Но еще большую ценность имеет признание в качестве российского производителя и связанная с этим возможность равноправного участия в государственных тендерах. Государство в настоящий момент – один из самых крупных и самых платежеспособных заказчиков. Свободный доступ к рынку, правда, ограничивается усиливающимся протекционизмом, из-за которого при одинаковом качестве и объеме предлагаемых услуг в случае сомнений предпочтение отдается российской компании. Вторая генеральная линия российской политики предусматривает все более активное вовлечение России в азиатские структуры. Особенно явно сейчас пропагандируется партнерство и дружба с Китаем. Такой вектор развития приводит к более динамичной интеграции в организации вроде Шанхайской организации сотрудничества или Банка развития БРИКС, а также к участию в совместных экономических проектах. Однако во многих областях две эти страны в большей степени конкурируют, нежели взаимодействуют друг с другом. Китайский проект нового Великого шелкового пути – прямой конкурент российской активности в Центральной Азии, Евразийского экономического союза. Китай, скорее, ценит в России высокий потенциал запасов сырья, как это видно из планов строительства двух газопроводов. Будущее покажет, рассматривает ли Китай Россию в качестве стратегического партнера в собственном экономическом развитии. Однако опыт взаимодействия с китайскими поставщиками и партнерами в качестве замены европейским/немецким компаниям все чаще вызывает растущее желание вернуться к старым партнерам. Здесь, если действовать осмотрительно и умно, появляются возможности возобновить контакты с российскими партнерами. Осторожное стремление к сближению чувствуется и с российской стороны, хотя недавнее продление санкций ограничивает поле действия. Представленные интервью рисуют картину между надеждой и тревогой.

Сельскохозяйственная техника

Роберт Цизак, генеральный директор компании Kverneland CIS OOO

Россия с ее самыми большими в мире посевными площадями должна была бы представлять для вас настоящий рай, не так ли?

Тот, кто впервые приезжает сюда, думает, конечно, что перед его взором простирается истинный рай, но это не так. Здесь обрабатывают почву или занимаются сельским хозяйством так, как это делалось в Европе десять или пятнадцать лет тому назад. Надо, разумеется, видеть разницу: в Европе хозяйство с 1.000 гектаров земли – это уже крупное предприятие. Здесь предприятие, функционирующее с экономической точки зрения до известной степени эффективно, имеет от трех до четырех тыс. гектаров. Есть еще и агрохолдинги с площадью от 150.000 до 300.000 гектаров и более, которые нельзя сравнивать с сельхозпредприятиями в Европе. Простые фермеры часто делают ставку на старую технику, на свои традиции и свое образование. Их поэтому труднее заинтересовать в нашей продукции, чем агрохолдинги, которые, разумеется, обрабатывают свои площади в соответствии с новейшими научными достижениями и масштабы которых нуждаются в точности, обеспечиваемой нашими машинами.

Для вас это очень прибыльный бизнес?

Если бы не кризис, то он был бы здесь весьма прибыльным. Спрос и потребность российских производителей в оборудовании не изменились. Это хорошо видно и по статистическим данным Союза машиностроителей Германии и Росагромаша. Если смотреть на стоимость, то налицо спад на 30–35% по сравнению с прошлым годом. Из этого понятно, что тенденция в настоящий момент направлена на поддержку российской продукции, поскольку она продается за рубли по постоянному курсу и обходится дешевле. В дополнение к этому существуют правительственные программы поддержки, которые обеспечивают фермерским хозяйствам и агрохолдингам возможность закупать технику на 30% дешевле.

Если курс рубля в ближайшее время станет выше, то аргумент качества, видимо, вновь приобретет свое прежнее значение?

Аргумент качества действует и при курсе 80 или 75. Проблема – в колебаниях курса. Это делает всю ситуацию для клиента непредсказуемой. Если бы существовала уверен- ность в том, что курс будет оставаться стабильным, то 70 или 80 рублей тоже были бы приемлемы. Мы это почувствовали, когда в начале этого года курс составлял около 60 рублей. Это не сыграло никакой роли; показатели наших продаж продолжали расти.

Вы видите в России перспективный рынок?

Хотя сейчас уже нельзя ссылаться на темпы роста, как три года тому назад, в каждом кризисе есть и что-то положительное. Кризис приводит к тому, что начинаешь задумываться о продукте и о правильной организации дела. Так, можно и нужно сбрасывать балласт. Kverneland останется в России, и, не важно до, во время или после кризиса, необходимо быть готовым и использовать эти более спокойные времена для того, чтобы организоваться и консолидироваться. В конце концов, в ближайшие два года дела должны вновь пойти вверх.

 

Автомобильная промышленность

Франк Виттеманн, генеральный директор ООО Jaguar Land Rover

Автомобильный рынок всегда был в России одной из самых больших надежд. В прошлом и в текущем году тенденции приобрели негативный характер. Каково сейчас положение Jaguar и Land Rover?

Автомобильный рынок был весьма крупным, и он все еще не маленький: примерно полтора миллиона новых автомобилей будут проданы до конца года. Но верно то, что он сокращается. Однако потенциал сохраняется, и в долгосрочной перспективе мы вновь приблизимся к показателю в три миллиона. В настоящий момент трудно сказать, когда именно ситуация начнет улучшаться, но в будущем Россия займет в Европе свое место в первой тройке, а когда-нибудь станет и номером один. В Европе на тысячу жителей приходятся примерно 600 автомобилей. В России это количество составляет от 270 до 280. Рост, таким образом, возможен, в том числе и в таких быстро раз- вивающихся больших городах, как Москва и Санкт-Петербург, а также в других городах-миллионниках. Сейчас мы наблюдаем высокий уровень волатильности, а автомобильный рынок всегда первым попадает под влияние колебаний курсов. Приобретение автомобиля – это крупная инвестиция, и такие траты в кризисные времена скорее откладываются на потом. Автомобильный рынок в этом году сократился почти на 40%, но уже видно, что меры государственного регулирования на- чинают действовать.

С какого момента было бы разумно приступить к производству внутри страны? Вы рассматриваете такой сценарий?

К сожалению, у нас сейчас нет возможности получить налоговые преференции на крупноузловую сборку. У нас нет материнской компании, которая имела бы здесь собственное производство, а согласно Постановлению N 166 необходимо производство от 250.000 до 300.000 автомобилей в год, чтобы вообще иметь возможность воспользоваться налоговыми льготами или другими программами содействия. В отношении Jaguar Land Rover это совершенно нереалистично.

Станет ли ситуация для вас более благоприятной, когда в 2018 году начнут действовать правила ВТО?

Если они будут реализованы в полном объеме, то да. Подождем-увидим.

 

Консалтинг

Ульф Шнайдер, генеральный директор SCHNEIDER GROUP

Как вы отреагировали на введение санкций?

Первое, что мы сделали, – выпустили на эту тему информационный бюллетень. Могу с гордостью заявить, что составленный нами бюллетень стал самым лучшим, потому что он давал по-настоящему полный обзор и ясный взгляд на ситуацию. На бюллетень поступило много откликов – как от издательств, так и от экономических союзов, которые давали нам срочные заказы на разработку вариантов специально для них с учетом их специфики. Так мы начали консультирование по вопросам санкций. Сейчас спрос на это направление деятельности уже не такой активный, и это нас радует, потому что мы с самого начала надеялись, что этот вопрос решится как можно скорее.

Вы все еще на это надеетесь?

Да, надеюсь, но я, конечно, также являюсь реалистом. У меня есть опасения, что санкции заживут своей собственной бюрократической жизнью. И я не одинок в своем мнении относительно того, что цели, с которыми были введены санкции, не достигаются. В какой-то степени я надеюсь на то, что эту тему скоро можно будет сдать в архив, но мне это все-таки кажется скорее невозможным.

Как будет дальше развиваться ситуация на российском рынке?

Когда я оглядываюсь на путь развития, пройденный за последние десять лет, я могу оценить наше положение в России намного более позитивно, чем еще в начале 2000-х годов. Но еще остается несколько областей (например, модернизация и диверсификация российской экономики), в которых мало что происходит. И я должен признать, что у меня мало оптимизма в отношении того, сумеет ли правительство России провести коренную модернизацию классической российской экономики. Но это не значит, что у иностранных предприятий плохие шансы. Тема локализации станет одной из центральных тем на ближайшие годы. Есть отрасли, которые именно в сложившейся теперь ситуации смогут особенно быстро набрать обороты.

 

Химия и фармацевтика

Юрген Кёниг, президент, генеральный директор Merck LLC

Вас как представителей сектора высоких технологий затронули санкции?

Нас санкции не затронули ни в одной из сфер нашей деятельности. Наша принципиальная точка зрения состоит в том, что медицинская продукция должна быть одинаково доступна для каждого человека в мире. Поэтому мы не можем представить себе возможность распространения санкций и на этот сектор.

Но сейчас ведь есть пожелания производить все больше лекарственных средств в России?

Это можно понять. Россия – не единственная страна, которая хотела бы производить некоторые препараты самостоятельно. Однако передача знаний в этой области – задача очень сложная, и все зависит от того, как организован процесс. Требуется солидная подготовка, правильный отбор, проведение обучения и аудитов, валидация. Недостаточно просто принять новый закон. Нужна комплексно проработанная стратегия, адаптация к российским требованиям производства и контроля качества препаратов, к международным стандартам и к существующим общим предписаниям. Решающее значение имеет управление качеством и контроль.

 

Розничная и оптовая торговля

Михаэль Ципфель, генеральный директор Selgros Cash & Carry Россия

Чем отличается российский покупатель от немецкого?

Главное отличие заключается в том, что принятие решения о покупке у российского покупателя происходит более эмоционально, чем у немецкого. Что купить, российский потребитель решает уже в самом магазине – в отличие от немецкого покупателя, который составляет перечень необходимых ему товаров еще дома.

Как сильно повлиял актуальный кризис на ваш бизнес?

Мы рассматриваем текущую ситуацию не как кризис, а скорее как вызов. Российское продовольственное эмбарго, конечно, стало испытанием для нас – как и для наших поставщиков, конкурентов и покупателей. Пришлось что-то менять, искать новые пути. И мы их нашли. Потому что наша ключевая задача – обеспечить клиентов привычным ассортиментом по оптимальным ценам и стабильно высокого качества.

 

Финансовые услуги

Дмитрий Олюнин, председатель правления ПАО РОСБАНК

С 2008 года Росбанк входит в группу Société Générale. Ощущаете ли вы себя иностранным банком на российском рынке?

Росбанк, со своими дочерними банками ДельтаКредит и Русфинанс, органически сочетает в себе международный подход и российскую практику. Мы представляем крупнейшую иностранную банковскую группу в стране и входим в десятку системно значимых банков России. У нас самая разветвленная сеть среди иностранных банков, которая охватывает территорию от Калининграда до Южно-Сахалинска и насчитывает порядка 500 отделений. Мы – крупный универсальный банк, который входит в группу Société Générale. Мы разделяем ценности и миссию Группы, работаем по единым стандартам Société Générale, но с учетом российской специфики.

Когда в прошлом году курс рубля стал резко снижаться, не было ли паники среди ваших клиентов?

Конечно, на рынке было неспокойно. Но нас это не сильно затронуло в силу специфики нашей клиентской базы. Среди наших клиентов около трех дней царил некоторый ажиотаж, но мы, безусловно, последовательно обеспечивали наполнение всех банкоматов и выдавали деньги по первому требованию.

Как вы считаете, может такая ситуация повториться в этом году?

Нет.

Как, по вашему мнению, будет развиваться финансовый рынок России в будущем году?

Думаю, что розничный рынок начнет снова расти, но темпы роста будут низкие, возможно, 5-7%. В корпоративном сегменте я ожидаю умеренный рост – 10-15%. Ставка рефинансирования, полагаю, будет снижаться далее. На этом фоне будет достаточно тяжело и компаниям, и населению, учитывая продолжающееся снижение реальных доходов. Это самый долгий кризис в истории современной России.

Как вы думаете, ситуация начнет улучшаться в 2017 году?

Ситуация уже начала улучшаться. На мой взгляд, с точки зрения банковских индикаторов, пик кризиса пройден в сентябре.

 

Строительный текстиль / производство стекловолокна

Ахим Луттер, генеральный директор ООО БауТекс

Актуальная экономическая ситуация как-то отразилась на вашем бизнесе?

Да, все в любом случае стало сложнее. Сбыт некоторых видов продукции значительно снизился. К тому же мы используем заемный капитал российских банков. Это кредиты, которые мы должны непрерывно возвращать и которые мы теперь не можем рефинансировать. Вскоре после Нового года нам совершенно спокойно предлагали безумные кредиты под 29% годовых. Этого такая компания, как наша, честным трудом зарабатывающая свои деньги, позволить себе не может. Вот так совершенно четко проявились последствия санкций. Теперь рынок кредитов снова стал более ликвидным, но кредиты по-прежнему очень дороги, из-за чего мы в настоящий момент просто возвращаем наши кредиты и не берем новых. Кроме этого, мы надеялись, что курс рубля оттолкнет именно китайских импортеров и таким образом пойдет нам на пользу. Однако эти надежды не оправдались. Фатальная политика Центрального банка в отношении обменного курса привела к тому, что после «приступа слабости» до и после Нового года рубль в течение длительного периода был все-таки слишком сильным. Сильный рубль широко открывал все шлюзы для импортных материалов из Китая.

Что, с вашей точки зрения, необходимо предпринять российскому правительству?

Российский министр финансов Антон Силуанов недавно заявил во Владимире, что низкая цена на нефть – самое хорошее лекарство для России, поскольку благодаря этому большое количество легко заработанных денег больше не сможет разрушать другие рынки. Было бы на самом деле желательно, чтобы легко заработанные деньги в России использовались более правильными способами. С трудом заработанные средства вкладываются вновь также трудно и лишь после тщательного анализа, в результате чего появляются высокоэффективные производства. Один из моих рецептов, и здесь я соглашаюсь с Алексеем Кудриным, состоял бы в том, чтобы забрать деньги с рынка. Необходимо снизить инфляцию, и тем самым можно будет снизить затраты, включая расходы на оплату труда. Пока мы поддерживаем зарплаты на стабильном уровне, но делать это в течение длительного периода мы не сможем, поскольку мы видим, как наши работники страдают от инфляции. Но если мы сейчас снова увеличим наши зарплаты, то все небольшие конкурентные преимущества, которые в тенденции появились вследствие ослабления рубля, вновь исчезнут.

Что вы ожидаете от российского рынка в ближайшие десять лет?

Я думаю, что в ближайшие десять лет в России мало что изменится. Такой вот я реалист. Я здесь уже 20 лет, и 20 лет все говорят об огромном потенциале этой страны. Так вот мы и повторяем в течение всего этого времени. Многое, разумеется, меняется к лучшему, сомнений нет. Но одновременно с этим мир в целом быстрым шагом движется вперед, чего нельзя забывать. Ведь речь идет не только о развитии России, но и об изменении дистанции между отдельными промышленно развитыми государствами. Может быть, низкая цена на нефть на самом деле поможет сделать Россию более конкурентоспособной.

 

 

Сcылка >>


Оцените статью